Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Люди о ФАР

Иван Аношкин

Хочу высказать свое мнение относительно ФАР!!!

По воле моей нелёгкой судьбинушки в 2009 году мне удалось побывать на одной из встреч, организованных ФАР.  На тот момент я находился в отчаянии и искал все возможные пути, чтобы остаться в живых, т.к. на тот момент я употреблял психоативные вещества. И я жил в постоянных страхах и чувствовал себя изгоем общества, как это принято у нас в стране. Но в процессе общения во мне стала формироваться личность — ведь там я впервые увидел людей, которые открыто говорят о правах потребителей инъекционных наркотиков (ПИН), и для меня как для зависимого человека ФАР сработал, как лучик света в моей заблудившейся душе. Я всячески цеплялся за всё, что мне предлагали. Я жадно читал различную литературу, связанную со снижением вреда и правами ПИН, в итоге моя жизнь стала обретать какой-то смысл!!! ФАР помогал нам устраивать различные пресс-конференции, на которых я мог открыто заявлять о своих правах. Также в 2011 году при поддержке ФАР меня отправили на реабилитацию, которая, по сути, и была для меня началом нового пути. На сегодня я сам работаю с ПИН и всячески стараюсь им помочь добрым словом и своим опытом. Мне нравится эта работа, и я до сих пор обращаюсь к сотрудникам ФАР за помощью и поддержкой и мне ни разу не отказали. Я ценю этих людей, благодаря таким, как Аня Саранг и многие другие (перечислять можно долго), я увидел, что есть на свете люди, которые работают не ради работы, а ради достижения результата, а это немаловажно при работе в такой сфере!!! Я бы добавил, что это исцеление любовью )))).

Александр Дельфинов

Моё сотрудничество с ФАР началось в 2009 году, благодаря ему я смог поучаствовать во многих международных конференциях и акциях, познакомился с новыми людьми и коллегами из области наркополитики, а также смог реализовать свои собственные идеи в рамках проекта «Наркофобия». Объездив разные города России, я на месте разбирался в том, как функционирует социальная работа, медицинская помощь наркозависимым, правовая защита и уголовно-юридическая система. За эти годы я разработал новый формат публичных выступлений — слайд-лекции по темам наркополитики, — который оказался востребованным не только русскоговорящей аудиторией, но и в Германии, где я выступал с рассказами о российской наркополитике на немецком языке. Я занимаюсь как журналист и литератор данными темами — профилактика сопутствующих наркопотреблению заболеваний, история наркопотребления, адвокация гуманной наркополитики, — около пятнадцати лет, но именно в последние годы, благодаря поддержке ФАР, мне удалось выйти на новый уровень осознания проблематики и своей собственной деятельности как члена сообщества людей, употребляющих наркотики (ЛУН). В настоящее время я занят написанием документально-публицистической книги, анализирующей мой опыт в соотношении с общемировыми тенденциями в наркополитике. В книгу войдут отчасти переработанные статьи и тексты, написанные в последние пять лет для различных электронных и бумажных медиа, а также рабочий материал, собранный за время поездок и встреч. Такая книга кажется мне очень нужной, потому что ничего подобного на русском языке ещё не писали, в то время как на других языках подобная документальная литература существует и пользуется вниманием. Несмотря на трудности с цензурой в России, я надеюсь, что и моя книга будет, в конце концов, издана и найдет своего читателя. Я намерен продолжать свою деятельность в области наркополитики как независимый эксперт и представитель интересов сообщества ЛУН и по окончании работы над книгой.

Артем Чапаев

Благодаря деятельности Фонда им. Андрея Рылькова у меня произошел переворот в сознании в отношении людей, употребляющих наркотики. Вместо угрозы и досадного препятствия, я увидел в этих людях страдающих и борющихся личностей, ежедневно преодолевающих гораздо больше жизненных преград, чем выпадало на долю каждого из нас, людей, которые тем самым во многом стали сильнее, чем мы, кого не коснулась проблема наркозависимости. Благодаря погружению в проблемы ЛУН, понимания необходимости гуманизации российской наркополитики вместо брезгливости и равнодушия, у меня появилось стойкое стремление помогать, распространять информацию  о нелегкой жизни людей, употребляющих наркотики, просвещать, знакомить с альтернативными подходами к проблемам этих людей.

Множество журналистов, общественных деятелей, оппозиционных политиков на глазах меняют свое отношение к проблемам ЛУН и гуманной наркополитики, благодаря знакомству с деятельностью Фонда им. Андрея Рылькова. Еще недавно лучшей альтернативой им казались частные пыточные тюрьмы Евгения Ройзмана, а сейчас, узнав о существовании гуманных способов решения проблем наркозависимости, они постепенно становятся энтузиастами современных цивилизованных подходов. В частных разговорах и в публичных выступлениях заметно, как язык описания проблем ЛУН меняется на глазах, как дискурс наказания и изоляции сменяется дискурсом сострадания и понимания, дискурсом гуманной наркополитики.

Ваня Жаворонков

С Аней Саранг и ФАР я\мы (Шанс +) познакомились ближе в 2009 году! Это были тяжёлые времена для нас!! Мы только зарегистрировали самоорганизацию ПИН, Шанс +, но проектов не было, дружественная организация закрылась. Я лично снова начал всё чаще опять употреблять наркотики. Аня и ФАР сильно помогли нам! И мне лично!! Мы совместно с ними проводили исследование среди ПИН. И провели не одну пресс- конференцию!! И в Екатеринбурге! И в Москве! Участвовали в тренингах, организованных ФАР, неоднократно!! Именно для ПИН. Сам лично я участвовал, выступал в пресс-конференциях, круглых столах! Писал жалобы! Встречался с различными чиновниками! Научился отстаивать права ПИН. И, главное, —  поверил, что это возможно!! Всегда, когда мы, я обращались за помощью!! ФАР помогал. На мой взгляд! Это одна из немногих организаций, которая действительно отстаивает права ПИН!! И даже просто своим существованием!! Даёт нам (ПИН) сил хоть что-то делать в этой непростой обстановке…

Иван Варенцов

ФАР дает мне возможность не заниматься какой-то абстрактной деятельностью, типа написания отчетов и позиционных документов, проведения бесконечных встреч, переговоров и другой бюрократией, которая вроде как направлена на улучшение жизни людей, но зачастую совершенно не влияет на жизнь конкретных лиц, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. А долгосрочная, к сожалению, для многих может быть уже и не актуальна. Напротив, именно благодаря деятельности ребят из ФАР я вижу, как жизнь тех или иных людей начинает меняться в лучшую сторону, как потребители наркотиков получают конкретную помощь и поддержку и начинают бороться за свою жизнь, пытаться отстаивать свои права, и как понемногу начинает меняться отношение окружающих к ним. И это, наверное, является основной мотивацией для меня и многих других сотрудников ФАР в нашей работе.

Павел Зайцев

Люди, которые сделали меня мудрее.

Я впервые услышал о ФАР в июне 2011. Мой бывший профессор из Московской медицинской академии им. Сеченова позвонила мне и сказала: «Паша, я на конференции встретила людей, которые работают с потребителями уличных наркотиков, и они пригласили меня присоединиться к ним во время нескольких рабочих выходов. Как клиницист, я была очень заинтересована и не смогла отказаться, но как женщина, я немного боюсь. Я знаю, что ты не бросишь меня в этой ситуации, ты слишком вежлив и профессионален, чтобы отказать мне в этом, не так ли?».

В то время я уже закончил медицинский колледж и академию с почетным дипломом специалиста со средним медицинским образованием, работал в госпитале судебной психиатрии, а также борт-медбратом, и продолжал свое медицинское образование на втором курсе по программе высшего медицинского образования. Но звонок профессора заставил меня задуматься о том, что же я в действительности знаю о потребителях уличных наркотиков, когда они находятся за пределами больничных стен? Какие у них повседневные проблемы, как они справляются с проблемами медицинского характера вне медицинских учреждений, как мне следует общаться с ними, когда я не ношу белый халат и т.д. В своих медицинских учебных заведениях я научился тому, как лечить людей, но не тому, как общаться с ними на улице.

Первый аутрич выход был волнующим, но прошел гладко и был полон открытий. Огромная группа людей, живущих в то же время и в том же пространстве, что и я, но при этом они живут как бы в параллельной вселенной, будучи исключены из нашего общества. Люди, которые живут, заводят друзей, находят свою любовь, расстаются, заболевают – и все это происходит на улицах. Иногда они подрабатывают, иногда воруют, чтобы выжить на этих самых улицах. Проблемы с полицией, со службами здравоохранения и социальной поддержки – все это было абсолютно новым для меня. Ребята, которые ограничены в доступе к медицинской помощи только потому, что у них есть проблемы с документами. Иностранцы из бывших социалистических республик, которые застряли здесь из-за своей наркозависимости. Беременные девушки, которые не могут получить необходимую медицинскую помощь в больнице из-за неизбежного абстинентного синдрома, обусловленного отсутствием доступа к официально запрещенной у нас в стране заместительной терапии – это была шокирующая реальность, с которой я столкнулся на улицах моей родной Москвы вместе с ребятами из ФАР. Почему я раньше никогда не замечал этого? В самом деле, мы живем в параллельных вселенных.

ФАР сам по себе был для меня отдельным открытием. Врачи, социальные работники, психологи, журналисты, техники, филологи, бывшие потребители наркотиков, студенты – энтузиасты различных образований, различного уровня доходов, социальных, религиозных и политических взглядов, работающие и проводящие время на улице, поддерживающие участников проекта в больницах, тюрьмах, за рубежом. При этом никакого менеджмента, в общепринятом понимании, никакой иерархии, полная финансовая прозрачность.

Я действительно наслаждался общением с новыми друзьями, новым образом жизни и той помощью, которую оказывал участникам проекта снижения вреда. Я также старался делиться с командой ФАР и участниками всей доступной мне релевантной информацией в области медицины, гигиены и социальной поддержки. Но на самом деле я сам научился от них всех гораздо большему. Для того, чтобы поддерживать свои навыки и знания на должном уровне, в 2012 году я подался от ФАР и получил возможность пройти курс по Интегрированному лечению потребителей наркотиков при поддержке Открытого медицинского института и Фондов Открытого Общества в Зальцбурге, Австрия.

Теперь я не только сам лучше подготовлен, но и также стал источником информации для моих медицинских коллег, которые работают в больницах, подстанциях скорой помощи и поликлиниках. После того, как были разрушены мои мифы, я стал разрушителем мифов для других. Не только врачи, но также и некоторые члены моей семьи были категорически против моей активности такого рода. Я рад, что ФАР научил меня, как можно открыть глаза другим на ситуацию в России с наркотиками и людьми, которые волей-неволей вовлечены во все эти процессы.

Зависимость – не приговор, также как и наличие хорошей семьи и социального благополучия не является пожизненной гарантией для каждого. Так много историй людей, которые уже умерли или все еще борются за свою жизнь, здоровье, семьи, детей – они сделали меня старше и мудрее.

Туберкулез – это также одна из проблематик, с которой прошлось часто сталкиваться, работая в ФАР, и о которой я многое узнал. Выявление новых случаев, поддержка людей в стационарах, изменение отношения медицинского персонала к пациентам. Фонд Андрея Рылькова обладает сильной экспертизой в области туберкулеза, включая вопросы эпидемиологии, а также новых протоколов и рекомендаций по лечению не только ТБ, но и ВИЧ, гепатитов В и С и других  инфекций. Благодаря ФАР, в 2013 году я посетил семинар Интегрированный подход к лечению ВИЧ и сопутствующих заболеваний (ТБ, гепатит С), который был организован Европейской группой по лечению СПИДа (EATG) в Санкт-Петербурге.

Сейчас я учусь на четвертом курсе, до окончания обучения осталось 1,5 года. Но отрезок моей жизни, проведенный с ФАР, также очень помог мне найти себя в медицине – после получения диплома о высшем медицинском образовании, я решил специализироваться в области инфекционных заболеваний. ФАР может сделать еще очень многое, и я надеюсь, что фонд будет получать необходимую юридическую, а также финансовую поддержку от доноров в полной мере. Это способствует образованию положительной кармы.

Максим Малышев

Сотрудничество с ФАР стало для меня новой эпохой в моей жизни. Мне, человеку, всю жизнь употреблявшему наркотики, представилась площадка для единственного моего умения — помощи наркам от сердца к сердцу. Придя в ФАР в 2009 году, я начал с самого простого – с аутрич работы. Я с удовольствием ходил на улицы, где мне предоставлялась возможность помогать сообществу потребителей чистыми шприцами, медицинскими материалами, советом и поддержкой. Мне как бывшему наркозависимому это дало цель в жизни и вектор развития. Продолжая сотрудничество с ФАР, я обретал силы и уверенность. Я удачно попробовал менять существующую систему медицинской помощи сообществу и при поддержке Фонда выиграл суд с тверским СПИД центром по поводу оказания платных услуг при лечении гепатита С.

Я стал вести личный блог на сайте Фонда, где делился своим опытом, знаниями и видением идеальной наркополитики. Написал брошюру про Фонд для раздачи сообществу на улицах. Посетил множество конференций и тематических мероприятий. Побывал в нескольких странах и ознакомился с работой сервисов для наркопотребителей. Описывая все это на сайте, я продолжал писать для собственного блога. Сегодня мы с группой единомышленников издаем газету для наркопотребителей. Эта газета является удивительной самоинициативой, для которой мы сами пишем тексты и придумываем концепцию. Также сами находим минимальные деньги на оплату печати. Эта газета пользуется любовью и популярностью у наркопотребителей не только из Москвы, но и из других городов России. На сегодня готовится к печати уже третий номер газеты.
Также сегодня я являюсь координатором уличной социальной работы в фонде и также стал экспертом в области российской и мировой наркополитики. Часто даю экспертные комментарии для СМИ, выступаю на телевидении и т.п.

——-

За время работы нашего проекта «Снижение вреда — Москва» у нас накопилось некоторое количество отзывов разных людей о проекте и нашей работе, которыми мы также хотели бы поделиться с вами: Люди говорят о проекте «Снижение вреда — Москва»

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте



Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.