Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Уличные юристы: история Даши

Автор: Елена, социальный работник ФАР

Недавно в работе нашего проекта «Уличные юристы» произошло радостное и неожиданное событие – одну из участниц, Дашу (имя изменено), обратившуюся к нам за услугой социального сопровождения, подозреваемую в хранении нескольких грамм наркотического вещества, решением Измайловского районного суда г. Москвы освободили из СИЗО на стадии предварительного следствия. Наверное, не надо объяснять, почему это событие радостно, а вот почему оно было неожиданным – об этом и пойдет речь дальше…

Но сначала следует задаться вопросом: а почему человек, ранее не судимый, имеющий постоянную регистрацию и постоянно проживающий в городе, характеризующийся по месту жительства положительно, был с такой легкостью помещен нашей системой в СИЗО? Почему, зная об этих характеристиках Даши, следователь ходатайствовал о лишении свободы?

На суде по избранию меры пресечения дежурная адвокат, по словам Даши, не только не подыскивала аргументов для ее освобождения из-под ареста, а даже уточняла у Даши, точно ли она не хочет в тюрьму.

Спустя почти два месяца, за несколько дней до суда по продлению ареста, в Фонд им. Андрея Рылькова обратились родственники Даши. К счастью, в день, когда Даше должны были продлить содержание под стражей, в суде дежурила адвокат, которая относилась к своей работе более профессионально. Перед судом она согласилась передать составленное нашим юристом ходатайство о смене меры пресечения, а также справку о заболевании матери Даши. Я спросила адвоката о том, как она оценивает перспективы удовлетворения нашего ходатайства. В ответ она покачала головой: «Трудно что-то поменять». По ее словам, после вынесения первого определения об избрании меры пресечения, выносимого после 48 или 72 часов после задержания, мера пресечения смягчается крайне редко. В свою очередь избранная мера пресечения решительным образом влияет и на дальнейшую возможность назначения условного наказания.

Когда я слышу об этом «правиле», мне на ум приходят исключительно аналогии из области религиозных представлений о загробной жизни – о трехдневном сроке, в ходе которого душа после смерти пребывает в неопределенности, пойдет ли она в рай или в ад. А дальше уже «трудно что-то поменять». И я не могу понять, какое отношение такие практики имеют к правосудию.

Перед заседанием в коридоре суда следователь убеждал нас – маму Даши и соцработника Фонда – идти по домам, не тратя времени в многочасовой очереди, дожидаясь заседания. «Какая разница, сами продлим». Тем не менее, произошло то, чего никто не ожидал: суд постановил выпустить Дашу под домашний арест. Даша узнала от следователя, что это первый случай в его практике перевода подозреваемого под домашний арест из СИЗО.

Наша команда поздравляет Дашу и желает ей успеха в дальнейшем рассмотрении ее дела!

Комментарий Тимура Мадатова, юриста Фонда: Изменение меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую меру пресечения, не связанную с лишением свободы, явление, к сожалению, крайне редкое в российской правоприменительной практике. Суды более склонны удовлетворять ходатайства стороны обвинения, о чем свидетельствуют данные судебной статистики.

Так, согласно Обзору судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2013 году, чуть более 90% ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу удовлетворяются судами.

Шансов у содержащегося под стражей на отмену данной меры пресечения совсем мало — более чем в 98% случае суд удовлетворяет ходатайство стороны обвинения и продлевает срок содержания под стражей.




Category Categories: Кейсы уличных юристов | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Человек мира
Июнь 10th, 2015

Анастасия Кузина на примере ситуации с нашим подопечным Юрием о том, каково в Москве приходится бездомным ВИЧ-положительным людям

Не свой для системы……
Март 22nd, 2018

Социальный работник ФАР Вячеслав Матюшкин рассказывает о деле Саида, одного из наших участников, и объясняет, что у него общего с недавним эпизодом, связанным с Умаром Джабраиловым

«Лечение» как наказание
Июнь 6th, 2018

Еще один успешный пример участия социального работника ФАР в суде в качестве общественного защитника.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.