Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Марта и Кристина

Об этом редко говорят публично в нашей стране, но не секрет, что секс-работа — это целая индустрия, в которой занято множество людей. Большинство из них (хотя точных подсчётов никто не делал) — женщины. Очень многие секс-работницы одновременно являются наркопотребительницами. Кто защищает их права? Кто помогает им? Да почти никто. Секс-работа крайне стигматизирована, а если тебя сочли «проституткой» и «наркоманкой», то кое-где и убить могут. Похожая ситуация во многих странах, но, например, в Германии в 2000 году был принят специальный закон о секс-работе, фактически легализовавший эту профессию. Благодаря закону секс-работницы_ки смогли получать медстрахование, пенсию, правовую защиту. Такое не было бы возможно без действий тех женщин, кто в далёкие 1980-е начали открыто бороться за свои права. Роземари Нитрибитт была очень известной секс-работницей из Франкфурта-на-Майне, её смерть от руки неизвестного убийцы всколыхнула всю Германию. В её память назвали контактно-консультационный центр Nitribitt в Бремене. Настоящей активисткой была Доменика из Гамбурга, женщина, работавшая на Гербертштрассе. Пике Бирман из Берлина, филолог и политолог по образованию, занималась секс-работой во время учебы и внесла большой вклад в движение, а сейчас известна своими детективными романами. Лилиана фон Рён стала активной правозащитницей после убийства одной из её коллег. Их было немного, может быть, десять женщин, действительно знаменитых, открытых и сумевших что-то изменить. Но их никогда уже не забудут. Наш наркопоэт-зомби написал поэтический триллер на эту тему. Проиллюстрировал его художник Алексей Иорш, а оформила дизайнер Виолетта Постнова.

в

Внимание! В тексте содержится ненормативная лексика и описания насилия.

в

P.S. Распечатайте стих с картинками на листе А4 и подарите неравнодушным друзьям! Пожалуйста, распространите линк на этот материал в ваших блогах, вконтакте, twitter, facebook.

в


Martaikristina

в

Марта и Кристина

в

Марта была проституткой. Она

Не выбирала — сложилось так уж.

Часто ей снилось, что чья-то жена,

Только не помнит, как вышла замуж.

В Гамбурге на улице Репербан

Недвижимость подорожала резко.

Марта решила подыскать соседку,

Чтобы, так сказать, разделить диван.

Денег всё меньше, а жить-то как?

Fuck!

в

Долго ей ждать не пришлось. По сети

Инфу друг другу легко нести нам!

Скрещаются жизненные пути —

К Марте вселилась в тот год Кристина.

Лет двадцать восемь, язык — огонь:

«Бэйба, если честно, то с детства в сексе я,

Секс-работа — это моя профессия!»

Жжёт как напалмом — её не тронь.

Бизнес как бизнес, под коксом кайф,

Драйв!

в

Быстро сдружились две женщины. Дом

Напополам — нараспашку души.

В клуб под названием «Диктерион»

Вместе устроились, там и служат.

Марта — тихоня, боится мужчин,

Весь этот секс для неё — обуза.

Кристина о важности профсоюза

Грузит, юзая амфетамин:

«Мы — активистки вдвоём с тобой!

В бой!»

в

Корчится время — бесконечный червь.

Слухи пошли по кварталу в марте:

Есть некий Драган, хорват или серб,

Крайне богат! (Так сказали Марте.)

В белом костюме, весь в золоте — трэш!

Что-то не то с ним — во гневе страшен,

По буйству может покалечить барышню,

Щедро, однако, плюсует кэш.

Демон готовит для алчных дев —

Death.

в

Как-то Кристина отправлялась в ночь,

Марта в тот вечер болела дома.

А за окошком шёл весенний дождь,

Слышались даже раскаты грома.

Утром распогодилось. Телефон

Вдруг затрезвонил пилой по нервам.

Кристину видели c безумным сербом,

Или хорватом, да кто там он?

В общем, пропала. Менты молчат.

Ад.

в

Следствие тянулось, плелось весь год,

Вроде бы даже закрыли дело.

Без вести сгинула дева! Но вот

Идентифицировали тело.

Точнее, фрагменты. По ДНК.

Драгана взять не хватило духа —

Улик-то нету. Ну, убита шлюха,

Мало ли шлюх-то? Наверняка

В рот, ха-ха-ха, не хотела брать,

Б***ь.

в

Марта переехала жить в Берлин,

Не объяснив никому причину,

Там и секс-обслуживает мужчин.

Так и не может забыть Кристину.

Как-то поздним вечером в декабре

Мерзостная моросила влага.

Вдруг к Марте подъехал тот самый Драган,

Сидя в коричневом «Шевроле́».

«Эй, продаётся твоя п***а?»

«Да».

в

Ехали недолго под злой музон —

Жёсткий, убойно-хардкорный хаус.

Прибыли в приватный безлюдный дом —

Модный дизайнерский таунхаус.

Мрачный мачо. Скучный и грубый секс.

Кто бы сказал, что так ляжет карта?

Сходить в туалет попросилась Марта.

В женщину словно вселился бес.

Вышла на кухню, схватила нож.

Дрожь.

в

Заснувший убийца похож на труп.

Лезвие с хрустом пронзает сердце.

Вздрогнул, чуть подёргался… Поутру

Жутким покажется это место.

Долго Марта маялась, на куски

Жертву старательно расчленяя.

А кровь, растекаясь и застывая,

Снегом покрыла её виски.

…В куртке мужской шла она сквозь ночь

Прочь.

в

КОНЕЦ.




Category Categories: Черный уголок наркопоэзии | Tag Tags: , , , | Comments 1 комментарий »

Комментарии

Один ответ to “Марта и Кристина”

  1. Ольга Матвеева:

    Очень хорошее стихотворение. Интересная и грустная история.

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Спокойный
Сентябрь 5th, 2016

От Александра Дельфинова в наш Черный уголок наркопоэзии

Внезапно написанное — Московский аутрич
Август 9th, 2012

Поэт Дельфинов внезапно написал стих, что бывает с ним крайне редко!

Одна наркотическая загадка, или почему в ФСКН забрали Гуфа
Сентябрь 11th, 2011

Поэт и журналист Дельфинов пытается разгадать загадку - почему же якутские фскнщики взяли Гуфа!? «Рэпер Гуф, в крови которого обнаружены следы марихуаны, будет оштрафован за употребление наркотиков в общественном месте. Об этом сообщает "Интерфакс" со ссылкой на управление ФСКН по республике Саха (Якутия)».







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.