English
Помочь фонду!

Марта и Кристина

Об этом редко говорят публично в нашей стране, но не секрет, что секс-работа — это целая индустрия, в которой занято множество людей. Большинство из них (хотя точных подсчётов никто не делал) — женщины. Очень многие секс-работницы одновременно являются наркопотребительницами. Кто защищает их права? Кто помогает им? Да почти никто. Секс-работа крайне стигматизирована, а если тебя сочли «проституткой» и «наркоманкой», то кое-где и убить могут. Похожая ситуация во многих странах, но, например, в Германии в 2000 году был принят специальный закон о секс-работе, фактически легализовавший эту профессию. Благодаря закону секс-работницы_ки смогли получать медстрахование, пенсию, правовую защиту. Такое не было бы возможно без действий тех женщин, кто в далёкие 1980-е начали открыто бороться за свои права. Роземари Нитрибитт была очень известной секс-работницей из Франкфурта-на-Майне, её смерть от руки неизвестного убийцы всколыхнула всю Германию. В её память назвали контактно-консультационный центр Nitribitt в Бремене. Настоящей активисткой была Доменика из Гамбурга, женщина, работавшая на Гербертштрассе. Пике Бирман из Берлина, филолог и политолог по образованию, занималась секс-работой во время учебы и внесла большой вклад в движение, а сейчас известна своими детективными романами. Лилиана фон Рён стала активной правозащитницей после убийства одной из её коллег. Их было немного, может быть, десять женщин, действительно знаменитых, открытых и сумевших что-то изменить. Но их никогда уже не забудут. Наш наркопоэт-зомби написал поэтический триллер на эту тему. Проиллюстрировал его художник Алексей Иорш, а оформила дизайнер Виолетта Постнова.

в

Внимание! В тексте содержится ненормативная лексика и описания насилия.

в

P.S. Распечатайте стих с картинками на листе А4 и подарите неравнодушным друзьям! Пожалуйста, распространите линк на этот материал в ваших блогах, вконтакте, twitter, facebook.

в


Martaikristina

в

Марта и Кристина

в

Марта была проституткой. Она

Не выбирала — сложилось так уж.

Часто ей снилось, что чья-то жена,

Только не помнит, как вышла замуж.

В Гамбурге на улице Репербан

Недвижимость подорожала резко.

Марта решила подыскать соседку,

Чтобы, так сказать, разделить диван.

Денег всё меньше, а жить-то как?

Fuck!

в

Долго ей ждать не пришлось. По сети

Инфу друг другу легко нести нам!

Скрещаются жизненные пути —

К Марте вселилась в тот год Кристина.

Лет двадцать восемь, язык — огонь:

«Бэйба, если честно, то с детства в сексе я,

Секс-работа — это моя профессия!»

Жжёт как напалмом — её не тронь.

Бизнес как бизнес, под коксом кайф,

Драйв!

в

Быстро сдружились две женщины. Дом

Напополам — нараспашку души.

В клуб под названием «Диктерион»

Вместе устроились, там и служат.

Марта — тихоня, боится мужчин,

Весь этот секс для неё — обуза.

Кристина о важности профсоюза

Грузит, юзая амфетамин:

«Мы — активистки вдвоём с тобой!

В бой!»

в

Корчится время — бесконечный червь.

Слухи пошли по кварталу в марте:

Есть некий Драган, хорват или серб,

Крайне богат! (Так сказали Марте.)

В белом костюме, весь в золоте — трэш!

Что-то не то с ним — во гневе страшен,

По буйству может покалечить барышню,

Щедро, однако, плюсует кэш.

Демон готовит для алчных дев —

Death.

в

Как-то Кристина отправлялась в ночь,

Марта в тот вечер болела дома.

А за окошком шёл весенний дождь,

Слышались даже раскаты грома.

Утром распогодилось. Телефон

Вдруг затрезвонил пилой по нервам.

Кристину видели c безумным сербом,

Или хорватом, да кто там он?

В общем, пропала. Менты молчат.

Ад.

в

Следствие тянулось, плелось весь год,

Вроде бы даже закрыли дело.

Без вести сгинула дева! Но вот

Идентифицировали тело.

Точнее, фрагменты. По ДНК.

Драгана взять не хватило духа —

Улик-то нету. Ну, убита шлюха,

Мало ли шлюх-то? Наверняка

В рот, ха-ха-ха, не хотела брать,

Б***ь.

в

Марта переехала жить в Берлин,

Не объяснив никому причину,

Там и секс-обслуживает мужчин.

Так и не может забыть Кристину.

Как-то поздним вечером в декабре

Мерзостная моросила влага.

Вдруг к Марте подъехал тот самый Драган,

Сидя в коричневом «Шевроле́».

«Эй, продаётся твоя п***а?»

«Да».

в

Ехали недолго под злой музон —

Жёсткий, убойно-хардкорный хаус.

Прибыли в приватный безлюдный дом —

Модный дизайнерский таунхаус.

Мрачный мачо. Скучный и грубый секс.

Кто бы сказал, что так ляжет карта?

Сходить в туалет попросилась Марта.

В женщину словно вселился бес.

Вышла на кухню, схватила нож.

Дрожь.

в

Заснувший убийца похож на труп.

Лезвие с хрустом пронзает сердце.

Вздрогнул, чуть подёргался… Поутру

Жутким покажется это место.

Долго Марта маялась, на куски

Жертву старательно расчленяя.

А кровь, растекаясь и застывая,

Снегом покрыла её виски.

…В куртке мужской шла она сквозь ночь

Прочь.

в

КОНЕЦ.




Category Categories: Черный уголок наркопоэзии | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Ольга Матвеева

    Очень хорошее стихотворение. Интересная и грустная история.


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Спокойный
Сентябрь 5th, 2016

От Александра Дельфинова в наш Черный уголок наркопоэзии

За Ирину Теплинскую
Август 22nd, 2011

Таможня на границе порядок стережёт, моя наркополиция меня бережёт......

Под давлением. Ядовитый стих поэта Дельфинова на злобу дня
Март 18th, 2014

Наш наркопоэт-зомби написал небольшой ядовитый текст для нашего черного уголка наркопоэзии. Оформила его дизайнер В. Постнова.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.