Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Через тернии к иноагентам

Текст: Анастасия Кузина

Ну что – в полку страшных и ужасных НКО-иноагентов прибыло: в черный список попал и наш старый друг, тольяттинский «Апрель»! Надеемся, что на этом череда бесконечных, изматывающих проверок в отношении этой некоммерческой организации прекратится и оно сможет работать дальше. Как-никак, «Проект Апрель» – единственная организация в Тольятти, которая занимается профилактикой ВИЧ среди уязвимых групп.

Проблемы начались после того, как сотрудник «Апреля» Иван Аношкин подал в ЕСПЧ жалобу на недоступность в Российской Федерации заместительной терапии. Жалоба была коммуницирована Европейским судом в июле 2014 года. И началось. Друзья-юристы сразу предложили Ване и руководителю организации Тане Кочетковой куда-нибудь уехать, но – куда тут уедешь? Да и люди в Тольятти оставались, которым надо было помогать. И вот их обоих вызвали в прокуратуру: поговорить, посмотреть документы, обсудить Аношкина.

На следующий день – еще раз. И тут же, как говорит Таня, им позвонили из Министерства юстиции и сказали, что через день у них начинается внеплановая проверка:

– Это уже просто подорвало, – рассказывает Кочеткова. – За время походов в прокуратуру моя отчетная работа и так была сорвана по срокам. Но меня снова ждали в прокуратуре. А теперь я должна была представить документы и для Минюста…

«Представить документы» – это не просто снять ксерокопии с паспорта. На следующий день к Тане домой по анонимной жалобе пришел полицейский – искать наркопритон. Выдворив полицейского, Таня поехала в Минюст, а потом снова в прокуратуру, где ей выдали постановление о найденном в документах нарушении трудового законодательства и возбуждении по этому поводу административного дела. Ну и выписали штраф в пять тысяч.

Лишних денег не было. Да и нарушения не было! Тане надо было одновременно опротестовывать административку и готовить документы Минюсту. Тут проснулась ФСКН.

– Утром следующего дня, – говорит Таня, – меня ждали там на опрос на предмет того, почему я считаю, что раздача шприцев – это не пропаганда наркотиков. «На ВОЗ можете не ссылаться, они нам не указ», – сразу предупредили. Им тоже хотелось много документов. Я их копировала и подписывала до ночи, вернувшись из прокуратуры. В каждый из последующих дней мне нужно было либо составлять бумаги для прокуратуры и трудовой комиссии, либо формировать и досылать документы для Минюста. Работа «Проекта Апрель» была полностью парализована. И все это на фоне неутихающей головной боли и слез. Я чувствовала себя конченым преступником – сутками формировала оправдательные документы, давала пояснения, отвечала на звонки. Было ощущение, что по телу организации ползают с лупой и пытаются найти неположенный волосок или чешуйку. Сами при этом – все в белом и на конях. Ваня не отходил от меня. Думаю, его терзало чувство вины, что подал жалобу он, а треплют нас…

Потом был суд, на котором штраф неожиданно отменили и административку прекратили. Прокуратура подала иск в областной суд, но проиграла и его. Наступило затишье на несколько месяцев: похоже, силовики скидывались на спичках, кому идти следующему. Затем в офис «Проекта Апрель» по очереди пришли участковый и пожарный. В январе 2015 года Татьяну Кочеткову вызвали на встречу с представителями пожарной службы и прокуратуры. После чего ей вручили два документа: «Постановление о возбуждении производства об административном правонарушении за нарушение требований пожарной безопасности» и «Представление об устранении нарушений антитеррористической защищенности объекта». И выписали штраф уже в 21 тысячу рублей.

Штраф удалось обжаловать через суд, его скостили до 15 тысяч. Но и этих денег не было – пришлось просить по друзьям. Все понимали, что к обычным проверкам эта ситуация не имеет отношения. На организацию не просто давили, ее убивали, вынуждая сдаться и закрыться. Такой вызов, как подача жалобы в ЕСПЧ, власти простить не могли. К счастью, Таня была не одна и могла рассчитывать на помощь от НКО со всей страны.

– Мы познакомились с Татьяной Кочетковой очень давно, – говорит Аня Саранг, участница Фонда имени Андрея Рылькова. – Году в 2003-м я помогала ученым из лондонского Imperial College проводить эпидемиологические и качественные исследования в Тольятти. Уровень распространения ВИЧ среди наркопотребителей тогда превышал 55%, и это поразило наших британских коллег. Тогда Таня была волонтером и аутрич-работником организации «Родители против наркотиков», которая реализовывала первые в городе программы снижения вреда. Мы провели в Тольятти в общей сложности несколько месяцев и крепко сдружились с Таней. Потом мы не виделись несколько лет, а потом встретились снова, Таня с подругами тогда начинали развивать деятельность «Апреля». В конце концов этот проект остался единственной организацией в городе, которая продолжала заниматься профилактикой ВИЧ среди наркопотребителей в новых политических условиях, когда такая деятельность рассматривалась уже как что-то неугодное власти.

В результате чего только Тане не пришлось пройти! Постоянные встречи со всеми органами власти, нападки всякого уровня чиновников. Обычно люди в таких ситуациях сдаются: бегут за границу или переключаются на другие виды деятельности, менее опасные, чем профилактика ВИЧ, которая в нашей стране неожиданно стала уделом диссидентов. Татьяна не сдалась. Спустя много лет она по-прежнему – сильная и смелая, продолжает помогать людям бороться за выживание своих друзей. Я, в принципе, знаю, где у Татьяны болит, но и знаю, что дает ей силы и решимость продолжать заниматься тем, чем она занимается, несмотря на все препятствия и угрозы.

Затишье в жизни «Апреля» продолжалось примерно год, но в конце 2016 года стало известно, что организация внесена в список иноагентов. Я позвонила Тане спросить, как изменилась их жизнь.

– Отчетность моментально увеличилась в разы. В разы! Но в принципе, событие ожидаемое, давно ожидаемое. Уже пару лет все это висело в воздухе. Нам вменили в качестве политической деятельности два обстоятельства. Первое – то, что в 2014 году мы в составе Общественного совета при Думе города подписали наказ губернатору. А другая «политическая деятельность» заключается в том, что на нашей открытой страничке в ВК одна девочка выложила опрос о насилии. И в нем был вопрос: «На ваш взгляд, государство достаточно делает, чтобы противостоять насилию?» По мнению Минюста – это попытка влияния на государственную политику. То есть если у какой-то организации есть открытая страничка в социальных сетях, там вполне может появиться пост от какого-нибудь «инкогнито» с критикой, например, помощника мэра. И вот вы уже политический деятель…

Сейчас в Тольятти инфицировано почти 3% населения и 2,4% беременных. Генерализованная (вышедшая за пределы уязвимых групп) эпидемия начинается с 1% беременных. Диагноз «ВИЧ-инфекция» имеет каждый 10-й житель города в возрасте 30–40 лет.

– Мы – единственная организация, работающая по профилактике ВИЧ-инфекции со всеми группами населения в городе, в котором давно превышен порог эпидемии, – говорит Таня. – И также давно мы не получаем поддержки от этого города (области, страны…) Есть стойкое ощущение, что нас намерены или убрать, или придушить. Да мы бы и сами ушли – потому что все это изматывает. Если бы не люди, ради которых мы работаем. Что мы им скажем?

Источник: www.svoboda.org




Category Categories: Анастасия Кузина | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Наркомамы
Декабрь 16th, 2015

Семейный кодекс предполагает, что наркозависимых женщин надо сразу лишать детей: употребление наркотиков является основанием для лишения родительских прав. Изъятие ребенка из семьи наркоманки или алкоголички видится обществу делом неприятным, но необходимым. Вроде как малыш из заведомо неблагополучной семьи, где его, очевидно, не кормили и не возили на море, передается в другую, хорошую семью, где он наконец-то получит все необходимое, а также любовь и ласку. А знаете, как все выглядит на самом деле?

Форум ЛУН: «Начнет один – подтянутся многие»
Декабрь 20th, 2016

С 1 по 3 декабря в Подмосковье прошел национальный Форум людей, употребляющих наркотики, на который съехались почти 40 активистов из 20 регионов страны – от Калининграда до Хабаровска.

Объединенные соцработники
Октябрь 30th, 2016

О том, почему мы организуем Форум по социальной работе, ориентированной на клиента, который пройдет 12–13 ноября в Москве







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.