Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Наркосуды для избранных

Текст: Анастасия Кузина для блога ФАР на Радио Свобода

В конце октября Галину Казанкову судили уже второй раз за одно и то же преступление. В тот день должны были зачитывать приговор. К чему я была не готова, так это что на приговор придут ее родители, два тихих пенсионера лет под 80. Они со своей скамейки в зале смотрели на дочь, невысокую худую женщину с усталым лицом. А она, не отрываясь, смотрела из «клетки» на них. И когда судья дала ей последнее слово, Галина встала, помолчала и сказала, не отрывая взгляда от матери: «Я готовилась, но… я не знаю, что сказать. Я сейчас стою тут и понимаю, что маму вижу в последний раз. Что я не смогу ее похоронить. Что, отсидев, мне потом некуда будет вернуться. Я очень хочу вылечиться, я старалась. Но в 50 лет уезжать в тюрьму на такой срок – это не вылечиться никогда. И я не понимаю – за что…».

Историю Гали я узнала, пока мы ждали начала заседания в Преображенском суде. Его уже задерживали на два часа. В зал постоянно заходил то молодой прокурор, то Галин адвокат по назначению. Выходили они вместе, весело посмеиваясь.

— Они дружат, — сказала Ася Соснина, соцработник Фонда им. Андрея Рылькова, общественный защитник Галины. – И это уже четвертый или пятый адвокат…

Галине — 50. Наркотики она употребляет 25 лет. Полжизни. У нее ничего нет – ни образования, ни детей, ни мужа, ни работы. Вы, конечно, можете ее осуждать и сказать «сама виновата». Но жизнь наркоманки – это не череда эйфорических приходов. Это постоянные, многократные попытки бросить наркотики и жить «как все». И — полная невозможность это сделать, потому что вечное «сама виновата» давит на нее на каждом шагу. «Не можешь устроиться на работу? Сама виновата, ты же наркоманка. Нагрубили в больнице? А как ты хотела? Сама виновата. Целовать тебя, что ли?..»

Несколько лет назад ее судили первый раз. Дали два года за хранение небольшого количества. После отсидки все стало еще труднее.

— Когда Галя вышла в 2009 году, — рассказывает ее мама, — она больше нигде не могла устроиться на работу. Везде: «Ах, ты судимая!». Даже уборщицей не брали. В «Пятерочку» устроилась, думала – наладится все. Так служба безопасности ее пробила, уволили на второй день. На рынке иногда устраивалась, но это все временно…

Четвертого апреля 2014 года ее снова задержали. По версии следствия, в  отделение милиции обратилась Наталья Нуриева, готовая выдать драгдилера. В этот же день ей выдали меченые деньги, Нуриева пошла к Галине и купила у нее 0,24 г героина. Через полчаса Казанкова была задержана на лестничной клетке, и в сумке у нее было обнаружено еще 1,22 грамма. Еще через два часа Галина написала объяснение в отделении, прошла очную ставку с Нуриевой, и к половине одиннадцатого вечера подписала протокол допроса. Фактически, дело было раскрыто и закончено за полдня.

Но, по словам Галины, все было не так.

«Нуриева названивала мне все утро, говорила, что ей очень плохо», — говорит она. Что такое «ломка» и «плохо» Галина за 25 лет хорошо узнала, поэтому предложила Нуриевой самую простую вещь: «Я предложила ей скинуться. Но она сказала, чтобы я взяла сама, а она потом подъедет. Я пожалела ее. Я просто ее пожалела, потому что она все время говорила, что ей плохо! Теперь я понимаю, что Нуриева перед этим сама продала кому-то и была задержана полицией. Из-за этого она так настойчиво и звонила…».

Наталья Нуриева звонила с утра до пяти вечера. В пять они встретились на квартире у подруги, где Галина передала Наталье крохотный сверток. Через 15 минут в квартиру постучали, и в квартиру зашли сотрудники ОВД «Гольяново». Галина говорит: «ворвались, надавали всем по голове». Потом всех увезли в отделение и взяли объяснения. Адвоката не было. Галине и хозяйке квартиры говорили: «Напишешь и уйдешь домой». Они только что употребили наркотики, поэтому подписали все, что им дали. В таком же состоянии провели очную ставку. А ближе к ночи Галину привели на допрос.

Он начался поздно вечером, к этому времени ее уже ломало. Галине было плохо, она просила отвезти ее в наркологию. Вместо этого сотрудники купили ей две банки «Ягуара».

И протокол она подписала. По документам, допрос начался в 22.10, а закончился через 20 минут – в 22.30. И немудрено: он слово в слово повторял те «объяснения», которые Галине раньше дали подписать сотрудники ОВД.

В протоколе стоит подпись адвоката Лазаревич. Галина говорит, что не помнит ее участия, а протокол подписала, не читая, чтобы ее скорее отправили в больницу. Ее трясло, ломило каждую кость и сустав. После допроса женщину сразу увезли в наркологию, где ей диагностировали синдром отмены и сразу положили под капельницу. Фактически, Гале оказали медицинскую помощь только после того, как она все подписала.

— Это называется пытка, — говорит Ася. – Ее допрашивали во время ломки и ночью. Допрашивать можно с утра до 10 вечера, позже – только в особых случаях. Тут не было особого случая. …Я этих сотрудников видела потом в суде. Они выглядят нормальными людьми. По ним не скажешь, что они способны на такое. А они считают, что просто быстро раскрыли дело…

На суде Галина категорически отказывалась от наркотика, найденного в ее сумке. Она утверждала, что его ей подбросили для усиления статьи. Тем не менее, ее осудили на 5 лет – за продажу 0,24 и хранение 1,22 грамма – и отправили в колонию. Но юристы ФАР подали апелляцию в связи с тем, что у Галины было нарушено право на защиту: по ее ходатайству не был допущен общественный защитник – соцработник (Асе Сосниной в 2014 году не дали участвовать в суде).

И Президиум Мосгорсуда согласился! Летом 2016 года он вернул дело на пересмотр, а саму Галину —  в Москву, в СИЗО-6.

— Мы считали, что Галину надо или оправдать по акту продажи, так как это была полицейская провокация, — говорит Ася Соснина. — Или назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, чтобы она могла пройти курс лечения от наркозависимости. Потому что ей в первую очередь нужна наркологическая помощь, Галина не представляет опасности для других и уже провела в заключении два с половиной года…

Начался повторный суд. Вместо пересмотра приговора прокурор… запросил 9,5 лет.

Галина пала духом совершенно. Она по-прежнему утверждала, что сверток ей в сумку подбросили, а кроме продажи 0,24 г она никогда ничего не продавала. Да и Наталья Нуриева, которая два года назад вообще в суде не участвовала, сейчас на допросе сказала, что она оговорила Галину и заявление на нее написала не сама, а после того, как ее привезли в отделение.

Так за что 9,5 лет?

Вот об этом Галина и пыталась сказать: «Я хочу вылечиться, хоть мне это сделать очень трудно. Но с таким запросом —  почти 10 лет – это значит не вылечиться никогда…».

И вот Галина сказала последнее слово, замолчала и села. Мы ждали, что сейчас судья зачитает приговор, но та неожиданно скороговоркой пробормотала: «Приговор будет оглашен завтра» и ушла. Все продлилось меньше минуты. Галину снова увезли в СИЗО, родители пошли домой.

На следующее утро мы снова ждали 2 часа. В столовой встретили галиного адвоката, который сказал, что не уверен, что придет на оглашение – у него сегодня много процессов.

На приговор не пришел ни адвокат, ни прокурор. Судья начала читать: «Приговор оглашается в присутствии судьи, помощника», — оглядела зал и продолжила, — «адвоката, прокурора…».

В общем, срок оставили без изменения — 5 лет. Попугали Галину, чтобы неповадно было кассации-апелляции писать, и отправили досиживать. «Вы понимаете, что это самый нижний предел?» — спросила судья Галину.

Вот только Галя вообще не должна сидеть, потому что в России уже несколько лет работает такая штука, как «лечение вместо наказания». Идея в том, что тюрьмы уже давно забиты мелкими сбытчиками и наркопотребителями, речь идет о сотнях тысяч человек, и значит надо менять направление с карательного на лечебный.

Поэтому уже давно было предложено отправлять правонарушителей с наркозависимостью не в колонию, а на реабилитацию. Ведь если на преступление типа мелкого хранения, мелкого сбыта, подделки рецептов человека толкнула его зависимость, то правильнее его не наказывать, а лечить.

Ведь речь идет о количестве менее полутора граммов!  И если эту меру применять не к Галине, то к кому?

Она полжизни – как не жила. Неужели ее надо дальше топить?

…А тем временем Галина приняла решение не подавать на апелляцию. Она сдалась. Я не думаю, что еще ее увижу.

Комментарий юриста Владимира Цвингли:

— Европейский суд по правам человека уже много раз давал свою оценку практике проверочных закупок по делам о наркотиках в России. И в целом признавал существующий механизм нарушающим права граждан, так как при проверочных закупках отсутствует какой-либо независимый контроль действий оперативников (в идеале — судебный), а норма о запрете провокации остается декларативной. Например, в 2012 году все это было сказано в решении по жалобе Веселова против Российской Федерации. Но никаких изменений в закон об оперативно-розыскной деятельности или в реальную практику работы оперативников не вносится. Как результат полицейские продолжают увеличивать показатели раскрываемости, заставляя одного наркопотребителя звонить другому и просить продать наркотик, суды — их сажать, а ЕСПЧ — получать новые жалобы по делам о полицейских провокациях.




Category Categories: Анастасия Кузина | Tag Tags: , , , , , | Comments Нет комментариев »

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Объединенные соцработники
Октябрь 30th, 2016

О том, почему мы организуем Форум по социальной работе, ориентированной на клиента, который пройдет 12–13 ноября в Москве

Детский проект
Август 16th, 2016

Продолжаем сбор средств на школьные принадлежности для детей из семей наркозависимых к 1 сентября. Вот Анастасия Кузина написала про нашу акцию на Радио Свобода. Осталось собрать совсем немного!

Шляпа и Баян
Сентябрь 22nd, 2015

Наша любимая журналистка Настя Кузина написала для блога ФАР на Радио Свобода о нашей наркогазете Шляпа и Баян.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.