Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Шах и мат

Текст: Анастасия Кузина для блога ФАР на сайте Радио Свобода

В середине мая прокуратура Москвы через суд лишила водительских прав сразу несколько сотен граждан, которые состоят на учете в наркологических диспансерах. Пока речь идет о 320 водителях, но всего в 2016 году прокуроры направили в суды более 450 исков.

Оставим в стороне вопрос законности такой проверки. Прокуроры считают, что имеют на это право в рамках надзорной деятельности. Наркологи говорят о нарушении врачебной тайны. Врачи, кстати, сопротивлялись несколько лет. Но, видно, как-то все договорились (в смысле, наркологов «нагнули»), и базы данных стоящих на наркологическом учете перешли в прокурорские руки. Там эти списки сверили со списками людей, имеющих водительские права, и все завертелось…

Имеется в виду, что «ах ты, наркоман-алкоголик, на учете состоишь, значит – за руль удолбанный садишься!». И – права пополам. Но на самом деле не все так однозначно. Не каждый, кто состоит на учете даже 10 лет, употребляет наркотики. А с другой стороны, человеку, «провисевшему» в базе наркодиспансера 15 лет и решившему из нее выйти, не так просто это сделать. То есть наркоучет и активное употребление наркотиков напрямую не связаны.

До последнего времени длительность нахождения на наркологическом учете регулировалась приказом Минздрава СССР от 1988 года и составляла 5 лет. После этого человек мог, пройдя медкомиссию, сняться с учета по причине стойкой ремиссии. Если он ее докажет. Факт «стойкой ремиссии» определяется двумя способами. Во-первых, посредством осмотра врачом-психиатром при посещении. Чем дольше срок наблюдения, тем реже осмотры. Первый год – раз в месяц, второй год – раз в шесть недель, третий год – раз в три месяца. Во-вторых, помимо осмотра, проводится анализ мочи на наличие психоактивных веществ.

В 2015 году правила изменили. По новому приказу для снятия с учета необходимо наличие подтвержденной стойкой ремиссии в течение уже 3 лет. Это касается и граждан, находящихся в местах лишения свободы, при предоставлении оттуда медицинских документов о прохождении лечения и наличия ремиссии. Более того, добавилась опция снятия с наблюдения в диспансере по собственному желанию даже раньше срока – через полтора-два года. Но вот, как и раньше, почему-то очередь из радостных людей в диспансерах не стоит. Наоборот, все так же уныло и непонятно.

Вот Иван А.: встал на учет в 2013 году. Так как он планировал обязательно с учета сняться, то начал регулярно отмечаться у нарколога и сдавать тесты. Он ходил к врачу каждый месяц, сдавал анализы, все было хорошо. Но в 2015-м ему внезапно заявили, что в моче обнаружены каннабиноиды. К тому времени Иван не пил и не курил уже два года, о марихуане и речи не шло. Но таким результатам анализов было объяснение. В жалобе в Минздрав он написал: «Каннабис я не употребляю уже много лет, а причины обнаружения каннабиноидов в моче могу объяснить приемом препарата стокрин (препарат, который принимают при ВИЧ-инфекции. – РС), который способен давать ложноположительный результат анализов на каннабиноиды, чему имеется документальное подтверждение». Но врачи Ивану не поверили и аннулировали два года наблюдения. Ему предстояло заново отмечаться пять лет.

Иван подал в суд. «Получается, о водительском удостоверении, которое я планировал получить в скором времени, я могу уже даже не мечтать, – написал он в жалобе. – За все время так называемого амбулаторного лечения я не получил ни одной консультации, дружественного совета, теплого взгляда врача. Только подозрительность, атмосферу контроля и недоверия. По сути, я «лечусь» благодаря поддержке друзей и сообщества анонимных наркоманов, а все действия врачей лишь указывают мне, какое я ничтожество, что мне нельзя верить, постоянно нужно подозревать, контролировать и проверять … Через суд Иван хотел добиться восстановления срока учета, но ему отказали. И от семилетнего срока его спасло только то, что в 2015 году вышли новые правила, по которым срок учета снижался с пяти лет до трех. В результате Иван провел на учете шесть лет.

А вот теперь новые правила. Алексея К. поставили на наркологический учет в 2015 году. В 2017-м он решил сняться досрочно. Написал заявление, и через месяц его пригласили на врачебную комиссию. Алексей проходил ее трижды. И трижды ему отказывали, потому что он был первым в практике и врачи просто не знали, что с ним, таким наглым, делать.

После третьего отказа Алексей попросил предоставить ему письменный отказ. На это врачи пойти уже не могли и сняли его с учета, но с формулировкой: «Решением врачебной комиссии вы сняты с учета по личному заявлению. Однако в этом случае снятие с учета не считается выздоровлением и не снимает ограничений при обращении за разрешением на специальное право (управление автотранспортом, хранение и ношение оружия, другие опасные виды деятельности)». Шах и мат, Алексей. Вот чего он добился? А ничего. А ведь и нарколога посещал, и «Анонимных наркоманов».

– Вообще стоит посмотреть: а кто эти люди, о лишении прав которых прокуратура рапортует как о некоем достижении и работе по обеспечению безопасности? – говорит юрист Тимур Мадатов. – Вот человек добросовестно и регулярно посещал нарколога, сдавал анализы и так далее. И вдруг, несмотря на все предпринимаемые усилия, он узнает, что по некоему решению суда его среди сотни других людей лишили водительских прав. Не думаю, что прокуратура, проводя массовые проверки, вообще вдавалась в детали и разбиралась – кто получает лечение, а кто нет. И не думаю, что подобные акции положительно сказываются на динамике обращений за наркологической помощью…

– А безопасность? – спросила я Тимура.

– А что «безопасность»? Все уже давно придумано, – ответил он.

– У государства и без массовых проверок имеется достаточно установленных законом средств обеспечивать безопасность дорожного движения и лишать тех, кто несет опасность, водительских прав. Например, Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации за управление транспортным средством в состоянии опьянения предусматривает лишение водительских прав на срок от полутора до двух лет с наложением штрафа в размере 30 тысяч рублей. Таким образом, имеет место парадоксальная ситуация. Человека, который находится под диспансерным наблюдением в наркологическом диспансере, могут лишить водительских прав чуть ли не на весь срок наблюдения (3 года, если не продлевается решением врачей). А человека, который действительно сел за руль в состоянии опьянения и подверг граждан и самого себя опасности, могут лишить водительских прав на 2 года. Интересно? Не то слово.




Category Categories: Анастасия Кузина | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Кристина умерла
Сентябрь 19th, 2017

Анастасия Кузина написала для блога ФАР на сайте Радио Свобода про один из наших текущих кейсов. Если у кого есть желание помочь - будем очень признательны.

Наркосуды для избранных
Ноябрь 20th, 2016

В конце октября Галину Казанкову судили уже второй раз за одно и то же преступление. В тот день должны были зачитывать приговор. К чему я была не готова, так это что на приговор придут ее родители, два тихих пенсионера лет под 80......

Последний пилотаж
Февраль 28th, 2017

Анастасия Кузина о ситуации с Баяном Ширяновым, автором нашумевшего в свое время романа Низший пилотаж.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.