Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Шах и мат

Текст: Анастасия Кузина для блога ФАР на сайте Радио Свобода

В середине мая прокуратура Москвы через суд лишила водительских прав сразу несколько сотен граждан, которые состоят на учете в наркологических диспансерах. Пока речь идет о 320 водителях, но всего в 2016 году прокуроры направили в суды более 450 исков.

Оставим в стороне вопрос законности такой проверки. Прокуроры считают, что имеют на это право в рамках надзорной деятельности. Наркологи говорят о нарушении врачебной тайны. Врачи, кстати, сопротивлялись несколько лет. Но, видно, как-то все договорились (в смысле, наркологов «нагнули»), и базы данных стоящих на наркологическом учете перешли в прокурорские руки. Там эти списки сверили со списками людей, имеющих водительские права, и все завертелось…

Имеется в виду, что «ах ты, наркоман-алкоголик, на учете состоишь, значит – за руль удолбанный садишься!». И – права пополам. Но на самом деле не все так однозначно. Не каждый, кто состоит на учете даже 10 лет, употребляет наркотики. А с другой стороны, человеку, «провисевшему» в базе наркодиспансера 15 лет и решившему из нее выйти, не так просто это сделать. То есть наркоучет и активное употребление наркотиков напрямую не связаны.

До последнего времени длительность нахождения на наркологическом учете регулировалась приказом Минздрава СССР от 1988 года и составляла 5 лет. После этого человек мог, пройдя медкомиссию, сняться с учета по причине стойкой ремиссии. Если он ее докажет. Факт «стойкой ремиссии» определяется двумя способами. Во-первых, посредством осмотра врачом-психиатром при посещении. Чем дольше срок наблюдения, тем реже осмотры. Первый год – раз в месяц, второй год – раз в шесть недель, третий год – раз в три месяца. Во-вторых, помимо осмотра, проводится анализ мочи на наличие психоактивных веществ.

В 2015 году правила изменили. По новому приказу для снятия с учета необходимо наличие подтвержденной стойкой ремиссии в течение уже 3 лет. Это касается и граждан, находящихся в местах лишения свободы, при предоставлении оттуда медицинских документов о прохождении лечения и наличия ремиссии. Более того, добавилась опция снятия с наблюдения в диспансере по собственному желанию даже раньше срока – через полтора-два года. Но вот, как и раньше, почему-то очередь из радостных людей в диспансерах не стоит. Наоборот, все так же уныло и непонятно.

Вот Иван А.: встал на учет в 2013 году. Так как он планировал обязательно с учета сняться, то начал регулярно отмечаться у нарколога и сдавать тесты. Он ходил к врачу каждый месяц, сдавал анализы, все было хорошо. Но в 2015-м ему внезапно заявили, что в моче обнаружены каннабиноиды. К тому времени Иван не пил и не курил уже два года, о марихуане и речи не шло. Но таким результатам анализов было объяснение. В жалобе в Минздрав он написал: «Каннабис я не употребляю уже много лет, а причины обнаружения каннабиноидов в моче могу объяснить приемом препарата стокрин (препарат, который принимают при ВИЧ-инфекции. – РС), который способен давать ложноположительный результат анализов на каннабиноиды, чему имеется документальное подтверждение». Но врачи Ивану не поверили и аннулировали два года наблюдения. Ему предстояло заново отмечаться пять лет.

Иван подал в суд. «Получается, о водительском удостоверении, которое я планировал получить в скором времени, я могу уже даже не мечтать, – написал он в жалобе. – За все время так называемого амбулаторного лечения я не получил ни одной консультации, дружественного совета, теплого взгляда врача. Только подозрительность, атмосферу контроля и недоверия. По сути, я «лечусь» благодаря поддержке друзей и сообщества анонимных наркоманов, а все действия врачей лишь указывают мне, какое я ничтожество, что мне нельзя верить, постоянно нужно подозревать, контролировать и проверять … Через суд Иван хотел добиться восстановления срока учета, но ему отказали. И от семилетнего срока его спасло только то, что в 2015 году вышли новые правила, по которым срок учета снижался с пяти лет до трех. В результате Иван провел на учете шесть лет.

А вот теперь новые правила. Алексея К. поставили на наркологический учет в 2015 году. В 2017-м он решил сняться досрочно. Написал заявление, и через месяц его пригласили на врачебную комиссию. Алексей проходил ее трижды. И трижды ему отказывали, потому что он был первым в практике и врачи просто не знали, что с ним, таким наглым, делать.

После третьего отказа Алексей попросил предоставить ему письменный отказ. На это врачи пойти уже не могли и сняли его с учета, но с формулировкой: «Решением врачебной комиссии вы сняты с учета по личному заявлению. Однако в этом случае снятие с учета не считается выздоровлением и не снимает ограничений при обращении за разрешением на специальное право (управление автотранспортом, хранение и ношение оружия, другие опасные виды деятельности)». Шах и мат, Алексей. Вот чего он добился? А ничего. А ведь и нарколога посещал, и «Анонимных наркоманов».

– Вообще стоит посмотреть: а кто эти люди, о лишении прав которых прокуратура рапортует как о некоем достижении и работе по обеспечению безопасности? – говорит юрист Тимур Мадатов. – Вот человек добросовестно и регулярно посещал нарколога, сдавал анализы и так далее. И вдруг, несмотря на все предпринимаемые усилия, он узнает, что по некоему решению суда его среди сотни других людей лишили водительских прав. Не думаю, что прокуратура, проводя массовые проверки, вообще вдавалась в детали и разбиралась – кто получает лечение, а кто нет. И не думаю, что подобные акции положительно сказываются на динамике обращений за наркологической помощью…

– А безопасность? – спросила я Тимура.

– А что «безопасность»? Все уже давно придумано, – ответил он.

– У государства и без массовых проверок имеется достаточно установленных законом средств обеспечивать безопасность дорожного движения и лишать тех, кто несет опасность, водительских прав. Например, Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации за управление транспортным средством в состоянии опьянения предусматривает лишение водительских прав на срок от полутора до двух лет с наложением штрафа в размере 30 тысяч рублей. Таким образом, имеет место парадоксальная ситуация. Человека, который находится под диспансерным наблюдением в наркологическом диспансере, могут лишить водительских прав чуть ли не на весь срок наблюдения (3 года, если не продлевается решением врачей). А человека, который действительно сел за руль в состоянии опьянения и подверг граждан и самого себя опасности, могут лишить водительских прав на 2 года. Интересно? Не то слово.




Category Categories: Анастасия Кузина | Tag Tags: , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Последний пилотаж
Февраль 28th, 2017

Анастасия Кузина о ситуации с Баяном Ширяновым, автором нашумевшего в свое время романа Низший пилотаж.

Объединенные соцработники
Октябрь 30th, 2016

О том, почему мы организуем Форум по социальной работе, ориентированной на клиента, который пройдет 12–13 ноября в Москве

Ира, Маруся и сто кабинетов
Май 27th, 2016

Настя Кузина написала для сайта Радио Свобода про нашего социального работника - Машу Преображенскую и ее нелегкую работу в ФАР.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.