Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Репортаж из комнаты для безопасных инъекций в Амстердаме

Текст: Аня Саранг

В воскресенье, в день всемирного праздника борьбы с борьбой с наркотиками Support, Don’t Punish, я первый раз работала волонтером в комнате безопасного употребления наркотиков приюта AMOC организации De Regenboog Groep (Амстердам, Нидерланды). И вот, сделала для вас небольшой фоторепортаж. Фоткала я до того, как пришли наркоманчики, или в их отсутствие, т.к. как-то не удобно было в первый день лезть со свомими папарацци-примочками. Было весело. Вообще, AMOC — это не программа снижения вреда per se, а просто дневной приют для бездомных из Евросоюза. Но поскольку многие из этих бездомных употребляют наркотики, для них сделали комнату, где они это могут делать с комфортом, и наименьшим ущербом как для своего собственного здоровья, так и для душевного покоя более благополучных бюргеров. На первом этаже расположена большая комната, где бездомные чуваки целый день тусуются, в подвале несколько кроватей для тех, кому надо ночью переночевать (но, только в особых ситуациях, т.к. это не ночной приют), всякие там стиральные машинки, души и т.п. А на втором этаже такая очень домашняя комната, где можно уколоться и забыться. Но по выходным все помещение отдают наркоманам — то есть уколоться и забыться можно и в большой комнате внизу, вот про нее и будет мой мини фото репортаж — что там, как там, посмотрите немного.

Вот это вид на комнату из столовки. Она такая длинная и по стенам расставлены столы, за которыми можно употреблять наркотики. Она очень сильно отличается от тех комнат безопасного употребления, где я раньше была. Чаще всего это такие ужасные медицинские кабинки, отгороженные друг от друга, где ты должен сесть уколоться и уйти, еще и персонал чуть ли не в медицинских халатах на это все смотрит. В Амстердаме по другому. Тут персонала нет и никакой медикализации нет, основная идея состоит в том, что люди приходят сюда не просто объебашиться наркотой и свалить, а потусоваться, посоциализироваться, поболтать, похохотать, поэтому тут постарались не устраивать эдакий Rat Park с отдельными клетушками, а сделать нормальные условия. Наверху в комнате вообще как дома, креслица, торшерчики, уют. А в этой большой комнате немного показенней, но тоже ничего - там вон плазма висит, там конечно все смотрят футбол, кошмар))) ну и так, можно чайку попить, кофейку, бутербродики, потом вечером мы ужин готовили. Люди приходят сюда хоть на целый день, ограничения пребывания нет. Ну и медицинского персонала тоже нет никакого. В воскресенье были только я и другой волонтер, бывший наркозависимый чел, он уже 8 лет не торчит. Еще Аркаша и Седрик, которые работают в Амоке.

Это вид на комнату из кухни. Комната такая длинная и по стенам расставлены столы, за которыми можно употреблять наркотики — от никотина до всего, чего пожелаешь. Она очень сильно отличается от тех комнат безопасного употребления, где я раньше была. Чаще всего это достаточно странного вида медицинские кабинки, отгороженные друг от друга, где ты должен присесть, эффективно уколоться и уйти, еще и персонал чуть ли не в медицинских халатах на это все смотрит. В Амстердаме по-другому. Тут нет медицинского персонала и никакой медикализации, основная идея состоит в том, что люди приходят сюда не просто объебашиться наркотой и свалить, а чтобы потусоваться, посоциализироваться, поболтать, похохотать, поругать политику Евросоюза, поболеть за любимую футбольную команду, а иногда поиграть в футбол самим. Поэтому тут постарались не устраивать эдакий Rat Park с отдельными клетушками, а сделать нормальные условия человеческого сосуществования. Наверху в комнате вообще как дома, креслица, картинки, торшерчики, уют. В этой большой комнате немного показенней, но тоже ничего — там вон плазма висит, там конечно все смотрят футбол, кошмар! Там же можно чайку попить, кофейку, бутербродики по 50 копеек, вечером мы ужин готовили. Люди приходят сюда хоть на целый день, ограничения пребывания нет. Ну и медицинского персонала тоже нет никакого. В воскресенье были только я и другой волонтер, бывший наркозависимый чел, который уже 8 лет не торчит. Еще Аркаша и Седрик — настоящие сотрудники Амока.

 

Вот это Аркаша, мое начальство. Он вобще с Украины, з под Одесы, но уже давно живет в Европе - сначала в Болгарии работал в программе снижения вреда, а потом уже лет десять что ли назад переехал в Амстердам и стал работать в Амоке. Аркаша очень крутой, у него усы в завитках, он играет на губной гармошке, жаль что в нерабочее время. Он меня в этот Амок и пригласил волонтером работать, спасибо ему за это!

Вот это Аркаша, мое начальство. Он вобще с Украины, з под Одессы, но уже давно живет в Европе — сначала в Болгарии работал в программе снижения вреда, а потом уже лет десять что ли назад переехал в Амстердам и стал работать в Амоке. Аркаша очень крутой, у него усы в завитках, он играет на губной гармошке, жаль, что в нерабочее время. Он меня в этот Амок и пригласил волонтером работать, спасибо ему за это!

 

Вот это я, попросила сфоткать меня до того как наркоманы набежали. Жалко майки Support dont punish у меня не осталось, но как сказал Аркаша, это фотография из ЭПИЦЕНТРА гуманной наркополитики, прямо из ее центра. Ну и правда, даже из всех комнат безопасного употребления где я была, эта самая нормальная. Я понимаю, в других странах нужна была вся эта медикализация, надо было показывать и доказывать в судах, что это медицинская интервенция, что вот посмотрите, тут везде медсестры, наркоманы не будут под забором валяться с двадцаткой воткнутой в пах, а будут ходить к нам и интеллигентненько так под присмотром медперсонала делаться. Поэтому в большинстве мест выглядит это достаточно ужасненько. А в Голландии никому ничего особо доказывать не надо было, понятно, что если люди хотят колоться и употреблять наркотики, то лучше делать это не на улице и не на вокзале, а в каких то человеческих условиях. Как я говорила, основная идея тут - это избежать Rat Park. Создать условия для общения людей и их связи, а не наоборот. Потому что по теории рэт парка то что делает нас наркоманами - это отсутствие как раз этого общения, тепла, льющегося от сердца к сердцу, вот этого всего. Вот у нас там еще компьютерчики есть, можно в интернете позависать, шахматы (че то никто не играл в них в этот раз) ну и всякое такое. Вот это в руках у меня контейнер для использованных шприцев. Вообще в Голландии очень многие предпочитают не колоться. Это связано с тем, что в золотые дни голландской героиновой наркомании годах в 80-90х в основном употребляли героин суринамцы, и кажется марроканцы, а им колоться нельзя в силу культурных традиций. Поэтому сюда изначально стали завозить героин-основание, который легче курить. Во многом это способствовало тому, что не так сильно нахлынул ВИЧ в эти края и при помощи программ снижения вреда удалось его вообще остановить. Но с большой волной миграции из Восточной европы и бСССР была привнесена великая постсоциалистическая традиция экономика должна быть экономной, поэтому все что можно колоть - надо колоть. Поэтому в дневном приюте, где в основном голландцы, практически никто не колется, а у нас в АМОКе почти все колятся.

Это я, попросила сфоткать меня до того, как наркоманчики набежали. Жалко майки Support. Don’t punish у меня не осталось, но, как сказал Аркаша, это фотография из ЭПИЦЕНТРА гуманной наркополитики. Ну и правда, даже из всех комнат безопасного употребления, где я была, эта — самая очеловеченная. Я понимаю, в других странах нужна была вся эта медикализация, надо было показывать и доказывать в судах, что это медицинская интервенция, что вот, посмотрите, тут везде медсестры, наркоманы не будут под забором валяться с двадцаткой воткнутой в пах, а будут ходить к нам и интеллигентненько так, под присмотром медперсонала, делаться. Поэтому в большинстве мест выглядит это достаточно ужасненько. А в Голландии в плане общественной политики расслабон, никому ничего особо доказывать не надо, понятно, что если люди хотят колоться и употреблять наркотики, то лучше делать это не на улице и не на вокзале, а в каких-то человеческих условиях. Как я говорила, основная идея тут — это избежать создания Rat Park’а, когда каждый сидит в своей одиночной клетушке и отчаянно  жмет и жмет лапкой на поршень с заветной жижей. Создать условия для общения людей и их связи, а не наоборот. Потому, что по теории рэт парка то, что делает нас наркоманами — это отсутствие общения, тепла, льющегося от сердца к сердцу, улыбок и принятия, вот этого всего. Вот сзади меня видно — у нас там еще компьютерчики есть, можно в интернете позависать, шахматы  (никто не играл в них в этот раз!) ну и всякое такое. В руках у меня контейнер для использованных шприцев. Вообще в Голландии очень многие предпочитают не колоться. Это связано с тем, что в золотые дни голландской героиновой наркомании годах в 80-90х  героин употребляли в основном суринамцы, и кажется марроканцы, а им колоться нельзя в силу культурных традиций. Поэтому сюда изначально стали завозить героин-основание, который легче курить, чем колоть (в России, наоборот, героин-соль). Во многом это способствовало тому, что не так сильно нахлынул ВИЧ в эти края и при помощи программ снижения вреда удалось его вообще остановить. Но, с большой волной миграции из Восточной Европы и бывшего СССР была привнесена великая постсоциалистическая традиция — экономика должна быть экономной, поэтому все, что можно колоть — надо колоть. Поэтому в дневном приюте, где в основном голландцы, практически никто не колется, а у нас в АМОКе почти все колятся.

 

 

Вот что называется, все во имя человека, все во благо человека - даже ложки производитель заботливо загнул!!!

Вот что называется, все во имя человека, все во благо человека — даже ложки производитель заботливо загнул!

 

Это всякие фентифлюхи, которые тут можно получить совершенно бесплатно - все любезно оплачивается налогами амстердамских бюргеров. Взамен своих небольших вложений бюргеры получают а) отсутствие эпидемии ВИЧ, туберкулеза и всякого такого б) отсутствие на улицах ковра из шприцев как у нас в Текстилях в) отсутствие валяющихся на улицах людей, как в Париже, где приходилось ей богу колени к подбородку поднимать, чтобы через людей перешагивать г) ну и конечно просто за счет таких вот скромных инвестиций люди могут чувствовать себя голландцами - самой прагматической, толерантной и незамороченной дикими заморочками страной. Тут водичка, салфетки, лимонная кислота, чтобы героин основание легче растворялся, что еще. иголочки вон и инсулинки.

Это всякие фентифлюхи, которые тут можно получить совершенно бесплатно — все любезно оплачивается налогами амстердамских бюргеров. Взамен своих небольших вложений бюргеры получают: а) отсутствие эпидемии ВИЧ, туберкулеза и всяких прочих здравоохраненческих неприятностей; б) отсутствие на улицах ковра из шприцев, как у нас в Текстилях, например; в) отсутствие валяющихся на улицах людей, как в Париже, где приходилось, ей Богу, колени к подбородку поднимать, чтобы через людей перешагивать; г) ну и, конечно, просто за счет таких вот скромных инвестиций люди могут чувствовать себя голландцами — самой прагматической, толерантной и незамороченной дикими заморочками страной. Тут водичка, салфетки, лимонная кислота, чтобы героин основание легче растворялся, иголочки, вон, и инсулинки.

 

Вот тоже водичка, пластыри, фольга для курения и новые какие то шприцы с непонятными пластмассками. Я еще порасспрошу про них, но я так поняла, что недавно Евросоюз ввел какие-то распоряжения чтобы программы предоставления шприцев закупали в основном вот такие шприцы. Там вроде иголка как то присобачивается более модно, в соответствии с новой теорией общественного здравоохранения что если как-то модно присобачивать иголки, чтобы меньше было зазору между шприцом и иглой, то в них меньше инфекций и вирусов задерживается. Ну и кроме того, эти розовые пластмаски надеваются потом на иглу и ее нельзя повторно использовать, что то такое. Сделали совершенно ужасные и неудобные шприцы и заставляют их всех закупать. Наркоманы их ненавидят и стонут и матом ругаются очень громко. Но слава богу в нашей программе кроме них есть и другие, всякие разные, но походу скоро не останется. Я еще разберусь с этим вопросом и напишу поподробней что это за шприцы такие

Вот тоже водичка, пластыри, фольга для курения и новые какие-то шприцы с непонятными пластмассками. Я еще порасспрошу про них, но я так поняла, что недавно Евросоюз ввел какие-то распоряжения, чтобы программы предоставления шприцев закупали в основном вот такие шприцы. Там то ли иголка как то присобачивается более модно, в соответствии с новой теорией общественного здравоохранения, что если как-то модно присобачивать иголки, чтобы меньше было зазору между шприцом и иглой, то в них меньше инфекций и вирусов задерживается, то ли просто эти розовые пластмаски надеваются потом на иглу и ее нельзя повторно использовать. Наркоманы эти шприцы порядком ненавидят и стонут и матом ругаются иногда очень громко. Но, слава Богу, в нашей программе кроме них есть и другие, всякие разные, но походу скоро не останется. Я еще разберусь с этим вопросом и напишу поподробней что это за шприцы такие.

 

Это вот, понятно что... Ужас! Все наркоманы вместо того, чтобы наркоманию наркоманить, собираются и смотрят футбол!! Вообще в этот день я узнала много нового про политику, тк наши клиенты из разных стран Евросоюза и постоянно обсуждают разные политические инновации, в связи с присутсвием в тот день товарища из Шотландии основным вопросом политической повестки было конечно будущее Шотландии в связи с брекзитом. Для меня же самое ужасное в моей новой работе - то что все наши русскоговорящие наркоманы - отъявленные путинисты, особенно один мужчина, которого я уже второй раз встречаю и каждый раз выслушиваю по пол часа какой путин герой и молодец и все правильно делает, что в России метадон запрещает, потому что метадон говно! Метадон то конечно может и говно в такой ситуации как Голландия, но путин тоже говно порядочное, поэтому выслушивать эти речи подолгу достаточно сложно((( а спорить я не хочу, потому что человек при этом очень сильно шприцом размахивает! в этом отношении наша программа снижения вреда получше - среди российских наркоманов че то никто не тешит себя иллюзиями что путин такой хороший и весь мир от Америки спасет. Ну может тешит, но я с такими не встречалась. А тут что ни наркоман то путинист, и даже грузин в такт путинисту головой кивал, прикиньте! Грузин!!! Потом конечно путинист поостыл и стал своими делами заниматься, но эти пол часа стали для меня тяжелым испытанием толерантности и уважения к чужой точке зрения!!! ггг.

Это вот, понятно что… Ужас! Все наркоманы, вместо того, чтобы наркоманию наркоманить, собираются и смотрят футбол!! Вообще в этот день я узнала много новой политинформации, т.к. наши клиенты из разных стран Евросоюза и постоянно обсуждают разные политические инновации. В связи с присутсвием в тот день товарища из Шотландии основным вопросом на повестке дня было, конечно, будущее Шотландии в связи с брекзитом. Для меня же самое ужасное в моей новой работе то, что все наши русскоговорящие наркоманы — отъявленные путинисты и ватники, особенно один мужчина, которого я уже второй раз встречаю и каждый раз выслушиваю по пол часа какой Путин герой и молодец и все правильно делает, что в России метадон запрещает, потому что метадон говно! Метадон-то конечно может и говно в такой ситуации как Голландия, но Путин тоже не сахар, поэтому выслушивать эти речи подолгу достаточно сложно, а спорить я не хочу потому, что человек при этом очень сильно шприцом размахивает! В этом отношении наша программа снижения вреда получше — среди российских наркоманов че-то никто ватную риторику не разводит и не тешит себя иллюзиями, что Путин такой хороший и весь мир от Америки спасет. Ну может тешит, но я с такими не встречалась. Так то все видят, что он даже свой народ элементарно от эпидемий спасти не может. А тут что ни наркоман — то ватник, и даже грузин в такт путинисту головой кивал, прикиньте! Грузин!!! Потом, конечно, путинист поостыл и стал своими насущными делами заниматься, но эти пол часа стали для меня тяжелым испытанием толерантности и уважения к чужой точке зрения.

 

Вот, комната готова принимать своих обитателей. тут и курить тоже можно, в отличие конечно от большинства публичных мест в Амстердаме. Но так то не очень накурено, не так как в Душанбинских кафе, так что за мое здоровье можете не переживать!

Комната готова принимать своих обитателей. Тут и курить тоже можно, в отличие, конечно, от большинства публичных мест в Амстердаме. Но так-то не очень накурено, не так как в Душанбинских кафе, так что за мое здоровье можете не переживать!

 

В пять у нас ужин, мы с Аркашей готовили рис с куриной овощной подливкой. Мне отдельно кабачков с грибами пожарили. Вспомнила и рассказала Аркадию, как начиналась моя зажигательная "карьера" в снижении вреда - тоже с голландцами (МСФ-Голландия ♥) и тоже с готовки еды для нашей любимой команды аутрич - Москва МСФ. Приятные были ощущения снова готовить еду, жалко что нельзя навязать вегетарианский режим конечно, как у нас МСФ предусмотрительно сделали Алик и Виталик, ну что поделаешь. Вобщем после ужина я сразу ушла, тк у меня в этот день был дедлайн сдачи диплома (я так и не дописала! :( всего в этот день было человек 15 наверное, это очень мало по сравнению с обычным днем на неделе, когда чуть ли не 60 человек приходит. Вобщем моя работа будет в том, чтобы помогать людям о чем попросят, делать бутербродики, готовить еду, помогать стирать и всякое такое. И еще следить чтобы никто не отъехал, вот это самое сложное, потому что налоксон тут не дают. Ну никто особо и не отъезжает вроде

В пять у нас ужин, мы с Аркашей готовили рис с куриной овощной подливкой. Мне отдельно перчиков с грибами пожарили. Вспомнила и рассказала Аркадию, как начиналась моя зажигательная «карьера» в снижении вреда — тоже с голландцами (МСФ-Голландия ♥) и тоже с готовки еды для нашей любимой команды аутрич — Москва. Приятные были ощущения снова готовить еду, жалко, что нельзя навязать вегетарианский режим, конечно, как у нас в МСФ предусмотрительно сделали Алик и Виталик, ну, что поделаешь. Вобщем, после ужина я сразу ушла, т.к. у меня в этот день был дедлайн сдачи диплома (я так и не дописала его! :( Всего в этот день было человек 15, наверное, это очень мало по сравнению с обычным днем на неделе, когда чуть ли не 60 человек приходит. Вобщем, моя работа будет в том, чтобы помогать людям о чем попросят, делать бутербродики, готовить еду, помогать стирать и всякое такое. И еще следить, чтобы никто не отъехал — вот это самое сложное, потому что налоксон тут не дают. Ну, никто особо и не отъезжает вроде….

 

Аркаша наготовил еды и стоит с добрым лицом, усами шевелит

Аркаша наготовил еды и стоит с добрым лицом, усами шевелит.




Category Categories: Аня Саранг | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


К 2010 году в мире не должно было остаться наркотиков. Что-то пошло не так?
Сентябрь 15th, 2014

Пост Ани Саранг на тему нового доклада Глобальной комиссии по вопросам наркополитики в рубрике Slon.ru 1024 - «Быстрые реакции» от лучших умов России: мнения и комментарии в 1024 знака

Героиновая программа в Копенгагене
Август 2nd, 2013

Героиновые программы начались в Дании всего 3,5 года назад, но нравятся многим наркозависимым и властям страны, которым они помогают решать вопросы здравоохранения и общественного порядка. Проведенная оценка показала их эффективность и правительство Дании планирует их поддерживать и расширять.

BMJ: Россия не желает следовать пути «сокращения вреда» в отношении ВИЧ
Июль 31st, 2011

Инъекционные наркотики опасны не только риском заражения ВИЧ, гепатитом С, бактериальными инфекциями, но и передозировкой, что в целом ведет к повышенной смертности среди людей, употребляющих их. В мире насчитывается примерно 16 миллионов инъекционных наркоманов, 3 миллиона из которых проживает в восточной Европе. Около 1,5 миллиона человек в этом регионе инфицировано ВИЧ — чаще всего заражение происходит при инъекции наркотика. По мнению западных экспертов, можно говорить об эпидемии ВИЧ в России и на Украине, причем треть случаев инфицирования происходит именно в ходе приема наркотиков.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.