English
Помочь фонду!

ФАР + Париж = стажировка

Текст: Максим Малышев

Всем привет из Парижа. Мы (команда ФАРа) уже, конечно, вернулись некоторое время назад, но только сейчас я нашел силы и время собрать вместе свои путевые заметки, которые я писал ежедневно для тех сотрудников фонда, которые не смогли поехать на стажировку. Эта заметка для всех кто интересуется как тут во Франции с социальной работой, профилактикой ВИЧ и наркополитикой в целом. 

Вся эта стажировка — это история про чудо, неравнодушие и упорство. Социальные работники ФАР постоянно развиваются, делятся опытом и конечно хотят его получать в контекстах социальной работы, профилактики ВИЧ и снижения вреда от наркотиков. В конце прошлого года у нас родилась идея посмотреть на опыт организаций Парижа, которые занимаются вопрсоами снижения вреда и изменения репрессивной наркополитики. Почему Париж? Франция интересная страна в плане социальных сервисов, работы с маргинализированными сообществами, а также имеющая давнюю историю дружбы между нашими странами. Похожие проблемы, историческая близость, но разные реакции на решение проблем. Этим и заинтересовала Франция.

Потом мы встретили на одном из мероприятий Даниэля Матью, советника по социальным вопросам Посольства Франции в России. Познакомились с неравнодушной Ольгой Максимовой, координаторкой великой французской организации Врачи Мира в Москве. Связались с Ричардом Странзом из великолепной французской организации AIDES и еще кучей людей, которые в итоге и помогли нам осуществить эту стажировку мечты. Всем им огромное спасибо!

Ну, и отдельное спасибо нашей любимой президенте фонда Ане Саранг.

Ну, это вы в курсе, что такое)

Первый день. Понедельник. 

Начали мы стажировку с вводного дня в организации AIDES. Собственно весь день мы там и провели, в конференц зале. Были сотрудники AIDES и MdM (Врачи мира). Эти две организации, которые, собственно, подготовили для нас всю программу стажировки.

Небо над Парижем

AIDES — одна из крупнейших организации занимающихся, профилактикой ВИЧ и наркополитикой во Франции. Основал эту организацию муж французского философа Мишеля Фуко, после его смерти от СПИДа. В общем, это крутые ребята, но день, конечно, был сложный для нас, потому что весь день мы провели в конференц зале. Рассказывали нам про историю организации, направления работы, их принципы работы и т.д. и т.п. Это важные вещи, но целый день сложно про это слушать. Плюс с нами была ещё представитель Врачей мира из Москвы (это  французская организация, осуществляющая проекты по профилактике ВИЧ во многих странах). В общем, мы послушали про организации принимающие нас и детально обсудили программу стажировки.

Я делал заметки от руки в блокноте, но ничего особенного там нет, чтобы переписывать их сюда вручную. Может быть коллеги, кто был рядом, дополнят мои субъективные записи. Отдельное спасибо, конечно, французам, что организовали нам обеды у них, и мы хоть не тратим кучу денег на еду в Париже.

Короче, первый день был хоть и важным, но статичным и от этого тяжелым.

Второй день. Вторник.

В этот день было более динамично и он, по сути, был разделён на три блока. С самого утра мы поехали в уникальную комнату безопасного употребления наркотиков. Организация называется Гайя и это как бы часть организации Врачи Мира.

Ресепшен, так сказать

Это место, куда люди, употребляющиеся наркотики, могут придти со своим стафом и спокойно, в безопасной атмосфере, вмазатся, поговорить с социальным работником или просто позависать в удобных креслах. Тут я делал заметки в телефоне и поэтому копирую их:

  • в 89 году Врачи Мира создали программу обмена шприцев.
  • Это было незаконно на тот момент
  • Они решили делать, как делали в Швейцарии с 86 года, и они брали рюкзаки и шли раздавать шприцы
  • Эта программа создана как снижение вреда, а не лечение зависимости
  • В 98 году создали передвижную метадоновую программу в автобусе
  • Во время аутрич ходили к потребителям и понимали, что многие хотели встать на программу ОЗТ, но для них это было сложно, так как было много визитов к врачу, контроль, включая тестирование на уличный героин, после которого снимали с программы.
  • Но хотелось сделать низкопороговую програму, поэтому сделали такой автобус, где в тот же день люди могли получить ОЗТ
  • Здесь метадон на улице очень доступный и 60 мг стоит 5 евро. Это нелегальный метадон, как вы понимаете.
  • В 2009 году несколько ассоциаций решили официально отстаивать и внедрять в Париже идею комнат безопасного употребления
  • Они сделали обращение в СМИ и для этого создали ненастоящую комнату употребления, куда пригласили прессу. Им повезло и пресса пришла
  • И в 12 году Врачи Мира и Гайя решили перед президентскими выборами начали адвокатировать создание комнат
  • Хотели открыться в 13 году в рамках исключения в законе, но верховный суд не дал согласие, так как был репрессивный закон 70 года, запрещающий употребление
  • И этот закон так и не изменили, но через закон, регулирующий вопросы общественного здравоохранения, удалось включить комнаты для безопасного употребления как часть программ снижения вреда в виде эксперимента.
  • В 2016 году в закон, регулирующий вопросы общественного здравоохранения, внесли изменения и теперь  комнаты для безопасного употребления уже больше не являются экспериментальными. Это результат длинного процесса политической эволюции
  • Сегодня этот медико-социальный центр финансируется государством
  • Уникальность этой комнаты в том, что она создавалась совместно с государством. В этом районе лет 10-20 проблема с наркопотреблением, и раньше Гайя сюда приезжала с автобусом
  • Этот зал располагается типа при госпитале, но это все отдельно.
  • Размеры помещения — 450 кв метров
  • Тут целый маршрут по помещению, специально продуманный для пациентов.
  • Зал открыли три года назад

Ширяльня)

  • Всего два критерия — быть потребителем инъекционных наркотиков и совершеннолетним
  • Это анонимно и документов не требует
  • Во Франции всего две комнаты безопасного употребления — в Париже и в Страсбурге
  • Есть план открыть в Париже ещё одну комнату безопасного употребления, но не инъекционную, а только ингаляционную, в основном для потребителей крека. Крека в Париже много и многие на нем торчат.
  • Посещаемость — 1300 уникальных клиентов в год. Примерно 200 контактов в день
  • Кто приходит в первый раз — заполняет маленький опросник, и ему объясняют правила
  • После первого контакта они подписывают договор, но это скорее ритуальная часть, чтобы люди чувствовали ответственность. Этот договор готовился вместе с потребителями
  • Первый раз люди употребляют при супервизии кого-то из команды, чтобы убедится, что этот человек действительно инъекционно употребляет, так как поток инъекционных потребителей большой и нет возможности, чтобы место занимали те, кто курит, например, крек

Кстати, вон там, за стеклом, и можно курить тот самый крек

  • Первоначально планировали открыть 6 залов, но на это денег у государства нет
  • В основном опиатчики употребляют в Париже сульфат морфия (скенон)
  • Передозировки иногда в зале бывают. Примерно раз в 2 месяца
  • Бывает, что людей и исключают из программы. За 3 года 10 человек исключили. Это происходит в исключительных случаях — например, при угрозе насилия, убийства
  • Всего работают в этой комнате 26 человек. Через три года существования остались 7 человек из тех, кто работал с самого начала. Остальные меняются. Это психологически сложная работа
  • В одну смену работает 7 человек
  • Плюс ещё люди, которые работают вне зала как аутрич
  • В Париже примерно 30 мест для потребителей наркотиков, где можно взять шприцы или принять душ

В общем интересное и крутое место и душевные люди.

Вторая часть дня была просвещена поездке на метадоновом автобусе. Это автобус типа нашего, который развозит метадон, бупренарфин и другие лекарства в места скопления потребителей наркотиков. Я и Лена поехали с автобусом на северный вокзал Парижа.

Автобус Гайи

Нам очень понравилась атмосфера и стиль работы сотрудников. Все очень на равных. Здороваются со всеми за руку, шутят, спрашивают, как жизнь и все такое. Когда мы подъехали нас уже ждала толпа (реально толпа, человек 30) людей, ожидающих метадон и бупренорфин. Все эти люди — клиенты программы заместительной терапии Гайи. Что бы получать метадон (или бупренорфин), нужно всего лишь раз придти в офис на приём к врачу, а потом уже можно по своему идентификационному номеру приходить в автобус (он стоит в трёх местах ежедневно без выходных). В общем, очень удобно для зависимых людей. Там же людям выдают другие лекарства — например, терапию от гепатита. Это очень удобно потому, что люди приходят ежедневно. Мы пообщались с людьми (было несколько русскоговорящих) и люди, конечно, положительно отзываются. В общем душевно все было. В следущий заход с автобусом поехали Дима и Оля, возможно, у них какие-то другие впечатления.

Поток людей уже спал и можно спокойно покурить

В самом автобусе можно получить, как я и говорил, метадон, бупренарфин, лекарства от гепатита, чистые шприцы, кукеры, фильтры, перетяжки, консультации по социальным вопросам и многое другое.

Ну, а в конце дня мы поехали в главный офис Врачей мира и там тоже сидели и нам делали презентацию о работе этой организации и ситуации с наркосценой и наркополитикой.

В общем вот такие два дня. Простите за сумбур и нехватку времени, но мне важно описывать это потому, что важно делится и если откладывать, то совсем замылится все и потом не хватит сил и времени взяться за это.

Продолжение следует….




Category Categories: Максим Малышев | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Адвокация доступа к лечению гепатита С в РФ: Максим Малышев (Тверь)
Апрель 10th, 2012

В этом материале вы сможете ознакомиться с пошаговым описанием действий активиста и сотрудника ФАР Максима Малышева по адвокации доступа к бесплатной диагностике гепатита С. Все документы прилагаются.

Граффити-урок в рамках акции «Поддержка, а не наказание»
Июнь 29th, 2017

В какнун всемирной акции "Support don't punish / Поддержка, а не наказание" мы провели урок граффити для представителей сообщества потребителей наркотиков

Максим Малышев: наркополитика и я
Май 16th, 2010

max Максим рассказывает о своем знакомстве с понятием наркополитика и о том, как оно им воспринималось и воспринимается. В реальной жизни потребителя наркотиков, для которого будничной нормой являются нарушения со стороны представителей государства, наркополитика - это не Конвенции, Комиссии, Декларации и законы. Это ежедневная потребность выжить, по возможности сохранить свободу и здоровье, и свой человеческий облик, вопреки усилиям государства.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.