Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Профилактика ВИЧ в США. Стажировка и три мечты после неё. Часть 2.

Координатор уличной социально работы ФАР Максим Малышев в начале 2017 года съездил в США на стажировку по вопросам профилактики ВИЧ среди уязвимых групп населения и написал о своих впечатлениях от поездки и увиденного. Представляем вам вторую часть заметок Макса по итогам поездки. С первой частью рассказа Максима вы можете ознакомиться здесь

Сиэтл (штат Вашингтон)

Из Атланты мы полетели в Сиэтл и были там четыре дня. Впечатления очень полярные. Насколько показался интересным и динамичным город, настолько показалась не соответствующей моим чаяниям программа стажировки в этом городе.

Давайте сначала про сам Сиэтл. Город довольно большой, расположен на берегу залива и окружен озерами. В отличие от предыдущих городов, в которых мы побывали, в Сиэтле небольшой процент черного населения. В основном белые и азиаты. Город очень живой и разнообразный. Я как-то сразу проникся духом этого города и мне очень нравилось ходить по нему и глазеть на интересных людей, которых тут много. Сиэтл типа френдли ко всем, и тут много бездомных, нарков, музыкантов на улицах. Чувствуется пульс жизни.

Самое интересное, что тут легализована марихуана и запах ее тоже чувствуешь всюду. Очень интересно. Я много разговаривал о легализации марихуаны с местными жителями (водители, местные гиды) и они все очень оживлялись и активно выражали свое мнение. Мнение такое, что ни они, ни общественность в большинстве своем не против легализации марихуаны и уже привыкли к этому явлению. Налоги от продажи марихуаны идут на финансирование школ, создалась куча рабочих мест в этой отрасли и нет никакого беспредела и вакханалии, коих опасались противники легализации. Более того, за те 2 года, что в штате Вашингтон (в нем и находится Сиэтл) легализирована марихуана, у оппонентов не набралось фактов, что легальная марихуана портит статистику по мелким преступлениям, вождению авто и всплеску употребления тяжелых наркотиков. Все в этом плане стабильно. Сейчас в США уже 7-8 штатов полностью легализовали марихуану и около 20 приняли законы о медицинском использовании этого продукта. Спрашивал я местных и о том, как они думают — это уже необратимый процесс легализации марихуаны в США или все может повернуться вспять. Их мнение — по фактам и пользе сомнений нет и похоже,  все будет двигаться в направлении более широкой легализации. Конечно, нужно понимать, что штаты очень разные и тут все очень разнообразно от штата к штату, и могут быть такие штаты, в которых это не будет поддержано. Ну этим и сильна Америка — разнообразием. Есть небольшие сомнения, связанные с неким мракобесием новой администрации президента и самим президентом, но в этом плане власть президента ограничена. Так что надежда на развитие легализации марихуаны у простых жителей Сиэтла, как я их понял, есть. Но давайте вернемся к стажировке.

Lifelong

Крупная некоммерческая организация. Существует с 1982 года,  начинали они с того, что собирали в банки от куриного супа деньги на питание неимущим. Не знаю, так это или нет, но рассказывают такую историю.

Сегодня они предоставляют полезное питание людям, живущим с ВИЧ. Вообще у них огромный склад еды. Есть команда быстрого реагирования, которая может приехать, привезти что-то, отвезти куда-то клиента. Занимаются профилактикой ВИЧ, поддержкой активизма, есть кейс менеджмент. Есть диетологи и все такое. Убеждают людей (особенно ВИЧ-положительных) питаться здоровой пищей. Цель — минимизировать правильным питанием побочные эффекты и обращения в больницу. Говорят, что выгодно так делать экономически, и они это просчитывали. Работают в этом плане только с теми, кто не может выходить из дома и с кем совсем беда. Вообще, как и везде тут, больше всего работают с гей сообществом. 78% подверженных случаев ВИЧ — это геи, и традиционно большая часть профилактических сервисов направлена на эту группу. Так же, как и везде, предоставляют PrEP (до-контактную профилактику).

Тут вообще куда ни посмотри все PrEP раздают. Кстати, интересная деталь, что в связи с этим хоть и стало меньше случаев инфицирования ВИЧ, зато растет число случаев инфицирования сифилисом, гонореей и т.п. Геи, полагаясь на PrEP, не используют презервативы, но уберегая от заражения ВИЧ, PrEP не влияет на другие ИППП, и тут в Сиэтле практически эпидемия сифилиса среди геев и гонореи среди гетеросексуалов.

Интересную мысль подняли в обсуждениях о том, что сейчас сообщества, которые были замкнуты на себе и не общались особо меж собой, стали опасными друг для друга в плане инфицирования через наркотики. Метамфетамин и героин (конечно, в основном метамфетамин, любимый за сексуальные «побочные» эффекты) послужили как бы мостиками между сообществами геев, транссексуалов, наркопотребителей и т.д. В этом контексте можно сказать, что наркотики в какой-то степени объединяют, и это объединение создает дополнительные риски в плане ВИЧ.

Gay city

В Сиэтле нас как-то в основном по организациям, работающим с геями, водили, что в принципе не удивительно, учитывая то, что, как я уже говорил, 3/4 населения, затронутого ВИЧ — геи. Для них тут совсем дико то, что у нас в России больше 50 процентов заражения происходит инъекционным путём. Типа есть же снижение вреда, и оно прекрасно работает. Это же так просто и дешево — давать людям чистые шприцы и заместительную терапию.

В самой этой организации есть и комьюнити центр, и гей аутрич (по баням и тренажерным клубам они работают). Тут бани, совмещенные с тренажерами, популярны у гей сообщества. Так же традиционно есть и PrEP. Вообще видно, что такая живая гей организация – какие-то мероприятия регулярно проводят, есть что-то типа театральных подмостков, а также библиотека с кафе.

Из интересного – поговорили о том, что невозможно быть настолько универсальными, чтобы удовлетворять нужды всех. Это невозможно. Нужно просто делать больше разных сервисов и не создавать монстроподобных организаций, охватывающих все и всех. Полностью согласен с этой мыслью. Подумал, что у нас в России как раз и любят создавать подобных монстров, от которых мало толку.

Клиника ИППП

Большая больница, в которой предоставляют доступ к услугам здравоохранения в контексте профилактики ВИЧ. Из услуг стандартно есть PrEP, делают медицинские обследования людям, живущим с ВИЧ, и направляют на лечение. Подбирают схему лечения, напоминают по телефону о важных для здоровья вещах и все такое.

Из интересного — тут, как я понял, вообще мало конфиденциальности, связанной с общественно значимыми заболеваниями (ВИЧ, сифилис, туберкулез). Я имею в виду передачу информации между различными медицинскими, социальными как государственными, так и негосударственными организациями. Если у кого-то регистрируют эти заболевания, то информация сразу передается во все организации и с людьми работают с разных сторон.

Entre hermanos

Это гей-комьюнити по типу «латиноамериканцы для латиноамериканцев, от сердца к сердцу». Традиционно PrEP, гей аутрич и поддержка латиноамериканского гей комьюнити.

Из интересного – статистика: в графстве, в котором расположен Сиэтл, у 75% людей, живущих с ВИЧ, подавлена вирусная нагрузка. 475 случаев инфицирования в год в штате с населением больше 6 миллионов. И говорят, что в Сиэтле, как и в Швеции, достигнута цель UNAIDS 90-90-90. Это значит, что 90% людей с ВИЧ знают о своем статусе, 90% людей с диагнозом ВИЧ получают АРВТ и 90% людей, получающих лечение, достигают неопределяемой вирусной нагрузки. Очень крутые цифры в этом плане у Сиэтла.

Школа в пригороде Сиэтла

Ну и последним пунктом стажировки в Сиэтле была обычная школа, в которой есть программа по обучению профилактике ВИЧ. Там есть специальная программа, которой обучаются школьники, и они потом проводят что-то типа уроков своим сверстникам по основам передачи ВИЧ, его действию и профилактике. Все это в интерактивных формах, с одеванием презервативов друг другу на пальцы. Дело хорошее и видно, что школьникам интересно. Вообще интересно было посмотреть на американскую школу изнутри. Как в кино прямо, и для меня, бывшего советского школьника, сильный контраст был. Мне понравилась школа.

Еще мои коллеги по социальной работе в Фонде имени Андрея Рылькова просили меня узнать побольше о том, что за наркосцена в Сиэтле, почему в Америке все ОК с активизмом в контексте ВИЧ и что там у них с доступом к налоксону. Вот такие ответы мне удалось сформулировать на основе информации, полученной от людей в Сиэтле:

  • Доступ к героину сейчас в Сиэтле довольно лёгок, и с амфетамином/метамфетамином такая же история. Среди гетеросексуального населения преобладает употребление героина. Среди гей сообщества — метамфетамин. Героин больше на слуху потому, что вызывает передозировки и смерти, а также значительно связан с легендарной музыкальной сценой Сиэтла и ассоциируется с известными музыкантами.
  • Говорили о том, почему в Америке развивался активизм по доступу к лечению ВИЧ, а в России как-то тухловато этот процесс протекает. Интересный был для меня разговор и пришли мы к тому, что дело в разнице в сообществах, которые подвержены эпидемии. Геи (среда эпидемии ВИЧ в Америке) и наркопотребители (среда в России) очень разные в плане активности и уязвимости перед государством. Это в основном и обуславливает разницу.
  • Несмотря на то, что тут налоксон есть не только у врачей скорой помощи, но и у полицейских, у сообщества к нему доступа по сути нет. И только последний год лидеры сообщества стали говорить про это и о том, что он им нужен. Как вы понимаете — налоксон это рецептурный препарат, и это все осложняет. Но нам сказали, что члены сообщества пытаются полулегально получать доступ к налоксону. Как-то у знакомых врачей вымучивают налоксон и распространяют его. Жаль, что формат стажировки не предполагал встречи с этими активистами сообщества.

Нью — Йорк

Нью — Йорк безумно интересный город, в который я бы очень хотел вернуться и познакомиться с социальной работой с наркопотребителями поближе. Про город рассказывать особо не буду — это отдельная история, и четырех дней, что я был в этом городе, явно недостаточно даже для поверхностного знакомства с этим любопытным городом.  Хотя грех жаловаться и я много где побывал помимо программы стажировки. Был в нью-йоркском офисе Google в гостях у друзей. Был в музее современного искусства. Катался на пароме мимо Статуи Свободы. Ел с друзьями хачапури и хинкали в грузинском кафе на Брайтон Бич. Залез на Эмпаир Стейт Билдинг, на который в фильме Кинг-Конг забирался. Был даже на известном бродвейском мюзикле Кошки. Ну и, конечно, много ходил по городу и глазел, глазел, глазел. Но давайте о стажировке.

Elmhurst Hospital Centre

Это большой больничный комплекс, который обслуживает часть очень многонационального района Квинс. Нам сказали, что живущие там люди говорят на 160 языках и 800 диалектах. Офигеть.  И в общем часть их работы — это профилактика ВИЧ, которую финансирует городской департамент здравоохранения. Вот что я тезисно записал:

  • Их основные пациенты — это ВИЧ-положительные афроамериканцы и латиноамериканцы. В основном без медицинской страховки, бедные по жизни и, как следствие, у которых не особо благополучно складывается жизнь;
  • Есть социальное отделение с социальными работниками. Они занимаются восстановлением, помогают разобраться с крайне запутанной системой страхования, ведут психотерапевтические группы;
  • Гордо сказали, что у них пациенто-центрированная модель. Дело в том, что в Штатах очень узконаправленная медицина. Типа ты приходишь к одному доктору, он говорит, что у тебя там что-то еще, и ты идешь к другому специалисту совсем в другое место, и этих узких специалистов может быть реально много. А у них все в одном месте – пациенто-центрированность;
  • У 93% их ВИЧ-положительных пациентов неопределимая вирусная нагрузка. Понятно почему, да? Потому, что они принимают АРВТ эффективно и привержено. Цифра, конечно, поражает, особенно если учесть, что район не самый благополучный и пациенты не самые идеальные;
  • Поговорили про тестирование, и я спросил, что они думают про важность до тестового и после тестового консультирования? Просто мы в Москве много делаем для того, чтобы самотестирование было более доступно людям, и часто сталкиваемся с обвинениями в том, что эти компоненты тестирования мы недостаточно сильно акцентируем. Тут ситуация такая, что тестирование делает обычная медсестра, и это вполне себе рядовая процедура без всякого придания ей излишней важности. Если результат положительный, то доктор рассказывает о лечении и все такое. Обычно этому не придается такой трагической окраски, как это порой любят у нас;
  • У них считается стандартом включение в лечение сразу при постановке диагноза ВИЧ, в течение 30 дней. Не важно какой иммунный статус и вирусная нагрузка – главное — как можно раньше начать лечение. Препараты новые, комбинированные — одна таблетка в день без нежелательных побочных эффектов;
  • Также есть метадоновая клиника, и наркопотребители, приходя за метадоном, получают заодно терапию от ВИЧ, медицинские и социальные услуги;
  • Все доктора и главная медсестра, которые были на встрече, выражали непрекращающееся изумление по поводу того, что в России не поддерживается снижение вреда. Как же так, говорят, вот у вас же около 50 процентов инфекционный путь передачи и единственный работающий путь уменьшить его — программы снижения вреда. Странно, говорят, ведь это намного выгодней, чем лечить потом инфицированных граждан. Искренне недоумевают, почему у нас чиновникам здравоохранения наплевать на деньги и людей.

Комьюнити центр для престарелых ЛГБТ (забыл как называется)

В общем это совсем уж нечто нереальное для российских реалий. Короче, это уютное пространство для престарелых ЛГБТ старше 50 лет. По моим личным впечатлениям от посетителей, ходят только те, кому за 70. Там всякие фильмы они смотрят, кушают, обсуждают что-то, в шахматы играют. В общем такая старческая ЛГБТ идиллия. Однако также там делают профилактику ВИЧ — все тот же PrEP, презервативы, тестирование. Видимо  любовь, здоровый образ жизни и, возможно, виагра творят чудеса даже с престарелым ЛГБТ комьюнити.

Harm Reduction Coalition

Образована в далеком 1993 году, и на сегодня они занимаются адвокацией, организуют конференции (например, национальную Конференцию снижения вреда проводят), издают литературу. Рассказали нам немного про снижение вреда в Нью-Йорке. В самом городе 14 проектов обмена шприцев и еще 9 в штате. Строгого правила обмена нет. Также распространяют чистые шприцы через аптеки и сеть волонтеров из сообщества, занимающихся вторичным обменом.

Владение шприцем в Нью-Йорке незаконно, такой вот парадокс. Программа обмена шприцев была легализована в 2006 году и чуть позже появились метадоновые программы. Наркосцена по словам ребят из этой организации такая: в основном это героин, крек и метамфетамин.  Сложно сказать, чего больше, так как много зависит от суб-культр, но именно эти три вещества больше всего продаются на улицах и пользуются популярностью. Много героина сейчас с фентанилом (или фентанил выдаётся за героин), и это вызывает опасения в плане передозировок. Последнее время появляется спайс и традиционно распространена таблеточная зависимость, благо в Америке есть из чего выбирать. Но последнее время с таблетками закручивают гайки.

В этой интересной организации я взял несколько наборов назального налоксона (пусть будут в офисе и автобусе для всяких ЧП) и несколько футболок с надписью I love drug users. Привез все это в Москву на радость моим коллегам.

HYC Department of Health and Mental Hygiene

Как вы, наверное, поняли из названия — это городской Департамент здоровья и ментальной гигиены (ну, или не знаю, как это правильно перевести). Там нам показывали презентацию о том, сколько они выделяют денег на профилактику ВИЧ различным организациям, в том числе некоммерческим. Как они реализуют федеральный грант на какие-то неимоверные миллионы долларов по обеспечению неимущих ВИЧ-позитивных граждан социальным жильем. Организуют им питание, юридическую и социальную помощь. Все это мало соотносится с той социальной поддержкой, которую могут получить российские граждане, затронутые эпидемией ВИЧ. Конечно, все это было по-бюрократически скучновато, но там был 70-летний чувак, который живет с ВИЧ 35 лет. Он оказался одним из главных юристов в этом отделе. Этот чувак рассказал душещипательную историю про то, как начинался ВИЧ активизм. Как они сначала помогали друг другу — стирали белье, приносили еду, а потом бах —  разозлились и стали заниматься активизмом. И вот теперь он сидит тут перед нами, входит в городской совет, который занимается распределением средств, в том числе на здравоохранение в области ВИЧ и все такое. Такие примеры и истории очень воодушевляют, и хочется достигнуть того же уровня активизма и вовлечения в общественное здравоохранение и у нас в России.

Ну и последняя организация, которую мы посетили в Нью-Йорке — это CAMBA. Расположена она в Бруклине в здании бывшего родильного дома, где, кстати, родился мэр Нью-Йорка, Джулиани.

Занимаются они образованием в контексте профилактики ВИЧ, PrEP, тестированием на ВИЧ и другие инфекции, раздачей презервативов. Также они делают аутрич с раздачей презервативов на всяких ярмарках, улицах города и просто местах, где обитают представители сообществ, уязвимых к ВИЧ. Предоставляют жилье ВИЧ-положительным людям (от департамента, в котором мы были) как постоянное, так и временное. Оказывают гендерно-ориентированные услуги женщинам с ВИЧ и проводят различные семинары.

Эта встреча прошла жутко скомкано, так как она была последней в этот день и водитель нашего автобуса просто требовал, чтобы мы выехали оттуда в 17.00, иначе он получит штраф от профсоюза. Жаль, что так получилось, так как эти люди встретили нас в соответствии с моими русскими стереотипами: накрыли стол всякими сладостями и фруктами (водки только не хватало) и собирались везти нас после встречи в парк аттракционов. Но не судьба.

Вот такой довольно-таки длинный получился рассказ о стажировке в Соединённых Штатах Америки. Самое главное, на мой взгляд, в нем это не то, что как хорошо у «них» или «плохо» у нас или наоборот. Главное это то, что такие стажировки и обмен опытом в области профилактики ВИЧ и социальной работы просто необходимы для развития в этой области. Несмотря на то, что для меня, как социального работника, был бы интересен более острый фокус на практики социальной работы, на более плотное знакомство с организациями, эта стажировка была крайне полезна. Буду рад, если подобная программа будет продолжаться, и другие российские социальные работники получат возможность получить знания и опыт у американских коллег. Более того, у меня появилась ещё одна мечта — устроить стажировку американских коллег у нас в ФАР. Верю, что мечты сбываются!




Category Categories: Максим Малышев | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Профилактика ВИЧ в США. Стажировка и три мечты после неё. Часть 1.
Апрель 6th, 2018

Наш координатор уличной социально работы Макс Малышев в прошлом году съездил в США на стажировку по вопросам профилактики ВИЧ среди уязвимых групп населения и теперь делится своими впечатлениями от увиденного

Граффити-урок в рамках акции «Поддержка, а не наказание»
Июнь 29th, 2017

В какнун всемирной акции "Support don't punish / Поддержка, а не наказание" мы провели урок граффити для представителей сообщества потребителей наркотиков

Программы снижения вреда в Праге глазами очевидца. Часть последняя
Январь 21st, 2014

Читайте последнюю частью блога координатора аутрич работы ФАР Максима Малышева о его знакомстве с программами снижения вреда в Праге







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.