English
Помочь фонду!

К вопросу об эффективности наркосудов

Текст: Михаил Голиченко

Представители системы уголовного правосудия часто называют наркосуды одним из наиболее успешных проектов по снижению повторной преступности среди осужденных с зависимостью от психоактивных веществ, включая алкоголь. Врачи, юристы и правозащитники подвергают наркосуды критике, указывая на то, что очень часто наркосуды являются неуклюжей попыткой смягчить негативные последствия чрезмерной широкой карательной машины уголовного правосудия по отношению к людям, которые втянуты в жернова уголовного правосудия благодаря необоснованно широкой криминализации наркотиков и неразумной карательной наркополитике. Выводы об эффективности наркосудов можно сделать только принимая во внимание особенности страновой наркополитики, в рамках которой наркосуды зародились и продолжают существовать.

Общее название “наркосуды” (drug courts) или “суды с доступом к лечению наркомании” (drug treatment courts) закрепилось за специализированными судами преимущественно в странах общей системы права, где судья имеет широкую свободу усмотрения в вопросах выбора мер наказания, наиболее соответствующих личности подсудимого, включая состояние его/ее здоровья. Основная идея наркосуда заключается в том, чтобы предоставить подсудимому с зависимостью от наркотиков и/или психическим расстройством, возможность пройти лечение и реабилитацию вместо наказания. Как правило помимо специализированного судьи, в команду наркосуда входят прокурор, защитник, офицер пробации или соц работник пенитенциарной службы, соц работники служб соц поддержки, а также работники мед служб по лечению зависимостей.[1]

Впервые появились наркосуды в США в конце 1980-х годов и именно в США они наиболее распространены в настоящее время. Наркополитика США продолжает оставаться одной из самых неразумных с точки зрения ее суровости и массовости применения наказаний, связанных с лишением свободы по статьям о наркотиках. США является мировым лидером по количеству заключенных на душу населения. По состоянию на декабрь 2018 года в местах лишения свободы США содержалось около 400 тыс осужденных за наркотики (17%) из около 2.3 млн общего количества заключенных.[2] С учетом жесточайшей наркополитики, в США любая альтернатива наказанию покажет эффективность в сравнении с чистым наказанием. Любое направление на лечение человека, преступность поведения которого обусловлена его хроническим заболеванием — намного разумнее и эффективнее наказания. Логика наркосудов проста и понятна.

По данным  Департамента Юстиции США (the Department of Justice)[3], в настоящее время в США работают более чем 3100 наркосудов, включая более 1500 судов для взрослых и около 1600 наркосудов для подростков, наркосудов по семейным делам, наркосудов по делам коренных народов (Tribal Healing), наркосудов для ветеранов, наркосудов для нетрезвых водителей.[4] Помимо наркосудов в США, наркосуды для взрослых существует в Австралии, Канаде, Ямайке, Великобритании, Новой Зеландии. В этих странах наркосудов намного меньше. Например в Канаде всего шесть наркосудов, которые работают с наиболее трудными случаями преступного поведения людей с зависимостью и тяжелым социальным положением, включая бездомных людей.[5] С той или иной степенью эффективности, пилотные проекты о наркосудах существовали или существуют ныне в Ирландии, Чили, Бразилии, Бельгии, Норвегии, Маврикии, Мексике и Суринаме.[6]

Подавляющее большинство исследований о наркосудах были проведены в США. Исследования Отдела Программ Правосудия (Office of Justice Program) Департамента юстиции США показывают, что по сравнению с не участвующими в программе осужденными, участники программы наркосудов показывают 13% снижение преступности 40% и 53%); на 20% меньше случаев употребления наркотиков по самоотчетам (56% и 76%), а также на 13% меньше случаев, когда тесты на на наркотики показывали употребление наркотиков среди (29% и 46%).[7] Несмотря на то, что расходы на услуги здравоохранения увеличивают расходы на наркосуды по сравнению с обычным процессом, расчеты экономии от уменьшения рецидивов показывают, что наркосуды сберегают от $5680 до $6208 в год на каждого участника программы.[8] Доклад Управления ООН по наркотикам и преступности[9], а также официальные публикации из других стран, где работают наркосуды, в основном повторяют дизайн и результаты исследований из США.[10]

Вместе с тем выводы независимых исследований с применением системного анализа демонстрируют серьезные недостатки исследований, проведенных Отделом Программ Правосудия Департамента юстиции или других аналогичных исследований в США. Например системный анализ 96 исследований из США, проведенный Департаментом Общественной безопасности Канады (отвечает в том числе за федеральную полицию и пенитенциарную службу Канады), показывает что у 77 из 96 исследований из США были настолько серьезные проблемы с качеством данных и методологией, что они были отнесены в категорию “подлежит исключению” (rejected). Из всех 96 исследований только 25 исследований были “слабыми” или “хорошими” с точки зрения качества и методологии исследования. Ни одно из 96 исследований не было признано “сильным”. Из 26 исследований со “слабой” или “хорошей” только два исследования имели “хорошее” качество или методологию. Эти два исследования показали улучшение показателей по рецидиву только на 4%, тогда как 24 исследования со “слабой” методологией и качеством показали около 8% улучшение по рецидиву.[11] Независимый анализ данных исследований наркосудов показывает ограниченное воздействие наркосудов на долгосрочное восстановление (recovery) и улучшение жизни участников после окончание программы.[12]

Действующая с 1986 года международная правозащитная организация “Доктора за права человека” (Physicians for Human Rights) оценивает работу наркосудов в США как вызывающую серьезную озабоченность с точки зрения прав человека, доступности эффективного лечения для тех кто в нем нуждается и принуждения к лечению тех, кто в нем не нуждается, а также с точки зрения принуждения людей к сомнительным методам лечения.[13]  По-мнению Докторов за права человека, улучшение социальной поддержки и медицинского страхования, снижение стигмы по отношению к наркопотреблению, имели ли бы как минимум такие же результаты и безусловно могли бы быть более доступны людям с зависимостью, чем услуги наркосудов.[14] Межамериканская Комиссия по правам человека высказывает озабоченность о том, что наркосуды являются мерой уголовного, а не здравоохранительного подхода к наркозависимости, что влечет широкие нарушения прав человека в отношении людей с наркозависимостью.[15] Офис Верховного Комиссара ООН по правам человека высказывал аналогичные озабоченности в отношении наркосудов.[16] Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch)[17], Альянс по наркополитике США,[18] Канадская правовая сеть по ВИЧ/СПИД[19], а также Международный Консорциум по наркополитике[20]  высказывают серьезные аргументы против наркосудов, как системы, которая является неадекватной заменой здравоохранительному подходу, и которая в своей основе является продолжением карательно-принудительной парадигмы работы с вопросами наркотиков и наркозависимости, то есть системы, в рамках которой судья принимает на себя роль врача.

Если оценивать наркосуды с точки зрения незыблемости системы, в которой основой работы государства по вопросу о наркотиках являются методы наказания, то наркосуды действительно эффективны, так как позволяют эффективно перенаправить людей с зависимостью от наркотиков на лечение. В такой системе происходит сравнение эффективности лечения и эффективности наказания с точки зрения снижения негативных проявлений наркозависимости. Нет ничего удивительного, что все без исключения исследования показывают, что лечение намного эффективнее наказания.

Основной вопрос при этом заключается в том, насколько необходимо государству ставить доступ к лечению в зависимость от системы уголовного правосудия. Наркосуды безусловно оправданы для тех, кто совершил правонарушения и нуждается в лечении наркозависимости и наркомании, — например хищения, нарушения правил дорожного движения, нарушения общественного порядка и тому подобные преступления и правонарушения с участием конкретных потерпевших. Для таких случаев важен баланс между интересами потерпевшего, интересами общества и интересами осужденного. Наркосуды позволяют лучше обеспечивать баланс таких интересов, если осужденный страдает наркоманией и этим во-многом обусловлена преступность его/ее поведения.

Однако для тех, кто попадает в систему уголовного правосудия в связи с криминализацией наркотиков и употребления наркотиков, доступ к лечению не должен быть сопряжен с угрозой наказания. Для государства нет смысла сначала создавать систему широкой криминализации наркотиков, а затем придумывать пути вывода из нее людей на лечение. Намного менее затратно и более эффективно обеспечить доступ людей с проблемным потреблением психоактивных веществ в программы социальной и медицинской поддержки вне системы уголовного правосудия. Низкопороговые программы снижения вреда, услуги лечения наркомании научно-обоснованными методами, поддержка в реабилитации и ресоциализации людей не карательными методами — более эффективны и менее затратны[21]. Наркосуды не должны служить оправданию широкой криминализации наркотиков и употребления наркотиков. Наркосуды эффективны, разумны и оправданы только в условиях отмены ответственности за хранение наркотиков и ограничение применения ответственности за сбыт.

Подробнее о двухкомпонентной реформе наркополитике можно прочитать здесь.

—————

[1] Drug Courts. US Department of Justice, Office of Justice Program. May 2018. Online: https://www.ncjrs.gov/pdffiles1/nij/238527.pdf

[2] Mass Incarceration: The Whole Pie 2019. Prison Policy Initiative. March 2019. https://www.prisonpolicy.org/reports/pie2019.html

[3] Там же

[4] Drug Courts. US Department of Justice, Office of Justice Program. August 23, 2018. Online: https://www.nij.gov/topics/courts/drug-courts/Pages/welcome.aspx

[5] Drug Treatment Court Funding Program. Department of Justice. Government of Canada. Online: https://www.justice.gc.ca/eng/fund-fina/gov-gouv/dtc-ttt.html

[6] Данные по Суринаму не удалось проверить по более чем одному источнику. По остальным странам данные проверяемые. Доступный источник данных по Суринаму — Drug Treatment Courts. EURAD Online: http://www.eurad.net/en/news/criminal_justice/Drug+Treatment+Courts.9UFRjWWc.ips

[7] NIJ’s Multisite Adult Drug Court Evaluation.US Department of Justice, Office of Justice Program. Online: https://nij.gov/topics/courts/drug-courts/pages/madce.aspx

[8] Там же.

[9] Report of the Informal Working Group on Drug Treatment Courts. UNODC. 1999. Online: https://www.unodc.org/pdf/lap_report_ewg_casework.pdf

[10] Norway Drug Treatment Court Evaluation Report. Online: https://jpo.wrlc.org/bitstream/handle/11204/3881/NorwayDTCReport20141.pdf?sequence=1

[11] Gutierrez, L. & Bourgon, G. (2009). Drug Treatment Courts: A Quantitative Review of Study and Treatment Quality. User Report 2009-04. Ottawa: Public Safety Canada. Online: https://www.publicsafety.gc.ca/cnt/rsrcs/pblctns/ffctvns-crts/index-en.aspx

[12] Ciska Wittouck et al., The Impact of Drug Treatment Courts on Recovery: A Systematic Review. ScientificWorldJournal. 2013; 2013: 493679. Published online 2013 Mar 21. doi: 10.1155/2013/493679

[13] Neither Justice nor Treatment. Drug Courts in the United States. Executive Summary. Physicians for Human Rights. June 2017. Online: https://phr.org/wp-content/uploads/2017/06/phr_drugcourts_executivesummary.pdf

[14] Там же

[15] Report on Measures Aimed at Reducing the Use of Pretrial Detention in the AmericasInter-American Commission on Human Rights, July 2017. С. 95-98

[16] Report of the Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights. Implementation of the joint commitment to effectively addressing and countering the world drug problem with regard to human rights.A/HRC/39/39. September 2018.  Параграф 53-55. Online: https://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session39/Documents/A_HRC_39_39.docx

[17] Jasmine L. Tyler. Criminal justice reformers are hooked on drug courts, they should kick the habit. Human Rights Watch. August 2017. Online: https://www.hrw.org/news/2017/08/05/criminal-justice-reformers-are-hooked-drug-courts-they-should-kick-habit

[18] Drug Courts Are Not the Answer: Toward a Health-Centered Approach to Drug Use. Drug Policy Alliance. March 2011. Online: http://www.drugpolicy.org/sites/default/files/Drug%20Courts%20Are%20Not%20the%20Answer_Final2.pdf

[19] Allard P, T Lyons and R Elliott (2011). Impaired Judgment: Assessing the Appropriateness of Drug Treatment Courts as a Response to Drug Use in Canada. Toronto: Canadian HIV/AIDS Legal Network.

[20] Diana Esther Guzmán. Drug courts: Scope and challenges of an alternative to incarceration. IDPC Briefing Paper. 1 May 2012. Online: http://fileserver.idpc.net/library/IDPC-Briefing-paper_Drug-courts.pdf

[21] Drugs, Security and Democracy Program. Drug Courts in the Americas. New York: Social Science Research Council, October 2018.




Category Categories: Михаил Голиченко | Tag Tags: , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Формула реформы: 228 ОТМЕНИТЬ, 228.1 ОГРАНИЧИТЬ
Июнь 18th, 2019

Законы о наркотиках и практика их применения в России сфокусированы на людей, которые употребляют наркотики, а не на тех, кто вовлечен в коммерческий сбыт для целей систематического обогащения. Несбалансированная наркополитика России не приводит к целям снижения потребления наркотиков и/или снижения доступности наркотиков.

Безусловное зло
Август 21st, 2018

Михаил Голиченко комментирует рекоммендации Комитета ООН против пыток по РФ, вынесенные 10 августа 2018 года, которые, в том числе, включают рекомнедации, непосредственно касающиеся темы так называемой борьбы с наркотиками в России

Почему постановление ЕСПЧ по делу «Веннер против Германии» может способствовать обеспечению доступа к ОЗТ в РФ
Сентябрь 6th, 2016

Напомним, что своей очереди на рассмотрение в ЕСПЧ ожидают три дела о доступе граждан РФ к ОЗТ (объединенное дело Курманаевский и др. против России).







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.