Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Надерганное……На вынос

Автор: Татьяна Кочеткова, Тольятти

«Не надо спасать тех, кому нужна большая помощь – это затратно и безнадежно», — так сказал мне в коридоре суда участковый, который ждал опроса как свидетель обвинения по сфальсифицированному делу о наркотиках. Которые он и подбросил.

«Вы что, не знаете, что он наркоман??», – спросили меня те, кто были на похоронах подростка, дядя которого мой друг и потребитель наркотиков. У него было горе. Но никто не спешил подойти к нему и выразить слова соболезнования. Потому, что считается, что наркоману это вообще не нужно. И когда меня видели рядом с ним, пытались предостеречь и отодвинуть от него. Было невыносимо трудно объясняться с людьми.

«Мы хотим умереть дома», – так сказала мне мама одного друга, решив за него, что ему не стоит жить. И отказалась от операции, когда он был в бессознательном состоянии. И на мои взывания ответила: «ну он сам выбрал себе путь, когда начал колоться». Хирург сказал, что если его сейчас прооперировать, он будет жить. Но его мать сказала – мы хотим умереть дома. Он умер четыре дня назад. Потому что за него решили – жить  ему или умереть. И потому что устали быть рядом.

Какой чудный малыш. — А почему ты  не родишь?

Меня стерилизовали в больнице, когда я легла с осложнением по женским делам. Мать кричала, что если ты тварь родишь – я тебя убью. Наркоманку.  Я не родила. Но она меня убила. У Лены особого шика культурный код. И рваная открытая рана в сердце. Навсегда.

Я могу писать бесконечно эти реплики, про эти ситуации, случаи, трагедии…

«Ты поняла меня??!!», —  кричал великовозрастный амбал, разбивший все в моем доме. За то, что я приютила его сестру. Наркоманку. Он ворвался в квартиру внезапно. Схватил тяжелую хрустальную вазу и расколотил все, до чего мог дотянуться. Сестру  вытащил  за волосы из комнаты, в которой  она пряталась. И так волок ее по подъезду. Красивую, умную молодую женщину.

Близкие люди, родные, друзья, окружение… Они отдают дань общественному мнению и отечественной наркополитике.

Отдают своих детей, друзей, братьев и сестер. Внуков и отцов. Кладут на костер  безумия.

Можно написать энциклопедию из историй, приговоров по одному лишь признаку  – употребление наркотиков.

В нашей стране, если ты употребляешь наркотики, заранее виновен во всем: на всякий случай, просто так, тотально и навсегда.

— Страну разворовали? – Ну, это наркоманы, себе на дозу…

— Теракт?  —  Ну, это наркоманы, упырялись, голову потеряли…

И все понятливо кивают головами — ну типа, что с них взять – наркоманы… Это как-бы такая субстанция. Со стандартным набором качеств, как то: беспринципность, алчность, злобность, предательство. И нет судеб, людей, обстоятельств.

Кстати, про предательство.  Знаете ли Вы, что в нашем законе предательство для потребителей наркотиков, по единственной 228 статье, узаконено. То есть ценой предательства ты можешь спасти свою жизнь и свободу. Если ты разделил свою дозу с другом, тебя поймали за углом, и ты показал на него, что у него в кармане шприц, ты свободен, до поры, а твой друг, если никого не предаст дальше  – нет. Я, как социальный работник, знаю людей, которые пошли на это однажды. И теперь не могут себе этого простить, по сей день. Годами. Они спиваются. И разрушили их не наркотики, а шаг, поощренный государством.

Государство говорит  общественным организациям, борющимся за права потребителей наркотиков: «Вы те, кто продались Западу. И клевещете на родную страну, что у нас все плохо. И ратуете за наркоту…».

А  давайте поразмышляем. Можно ли назвать предателем  ребенка, если мать его бьет и обижает каждый день. И он пожаловался соседу или в социальную службу. Чтобы защититься и спасти свою жизнь. Если по отношению к потребителям наркотиков страна ведет себя как пьяная мачеха, хлещущая больного ребенка по лицу мокрым полотенцем и требующая от него в ответ любви, почитания  и признательности. Надо, действительно быть сильно пьяным и сумасшедшим. Чтобы надеяться, что эти ожидания оправдаются.

Когда государство говорит, что у нас свой путь в наркополитике – оно имеет в виду, что пусть десятки тысяч гибнут ежегодно,  от последствий употребления, не имея возможности получить адкватную медицинскую помощь (за год, в среднем, умирает от последствий употребления наркотиков столько наших сограждан, сколько погибли за всю историю Афганской войны). Наркотиков у нас как бы и нет. А значит и профилактика не нужна. А раз нет всего вышесказанного, то нет и ВИЧ – никто не инфицируется через шприц, не имея доступа к программам профилактики от инфицирования.  То есть, для тех, кто уже сейчас живет со всем этим  – шансов априори нет. Потому что у нас есть еще лет двести и примерно столько же миллионов жизней сограждан для экспериментов. Примерно так размышляет государство относительно темы наркотиков. Вы еще читаете?

Несколько слов о заместительной поддерживающей терапии, одобренной и рекомендуемой ВОЗ. И применяемой практически во всех цивилизованных странах, включая, кстати, Украину и Беларусь. Наша страна считает, что это негуманно. А посадить человека за его заболевание на несколько лет, где к основному диагнозу присоединятся еще два-три. Это гуманно.  И потом, уже на это, куда более дорогостоящее лечение, тратить  наши деньги, деньги налогоплательщиков. Я уже не говорю о том, как чувствуют себя сами люди.

Пока основной мерой борьбы с заболеванием под названием «наркомания» остается лишение свободы. Так как детокс далеко несовершенен. А государственной реабилитации, как лечения и вовсе нет. Это при том, что например, в 2009 году, Россия  лидировала в мире по количеству потребляемого героина (20 процентов производимого афганского героина, пришлось на долю потребления России).

И среди граждан, как следствие такого подхода к проблеме, существует нулевая толерантность к своим согражданам, которые имеют диагноз – наркомания. И поэтому родные открещиваются от своих родных, жены от мужей… Человек от человека…

Это были размышления социального работника, оказывающего помощь непопулярным группам населения. И тоже стоящего под ударом общественного мнения……




Category Categories: Татьяна Кочеткова | Tag Tags: , , , , , , | Comments

    • О том и речь! Быть темным и категоричным легко. Человеколюбие-трудно.

    • Меня часто шокируют образованные думающие этичные люди которые не в курсе проблемы, узнавать особенно не стремятся и только разводят руками: ну а что кроме насилия с ними может сработать!


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


НПО «Проект Апрель» vs Прокуратура РФ или как у нас травят заявителей в ЕСПЧ
Октябрь 7th, 2014

2 октября 2014 года районный суд Тольятти прекратил административное производство по делу против Тани Кочетковой и отменил ранее наложенный штраф. Так завершились несколько месяцев противостояния крошечной организации «Проект Апрель» в Тольятти и Прокуратуры РФ, которая мстила Апрелю за то, что тот поддерживает Ивана Аношкина – одного из трех граждан РФ, чьи дела в объединенном порядке были коммуницированы в мае 2014 года Европейским судом по правам человека Правительству РФ.

Кед старший
Сентябрь 5th, 2013

Героизация потребителей наркотиков – недавно услышала такой термин. Под ней подразумевается непринятие правдивого описания личности. То есть если вы пишете о том, какие низкие люди потребители наркотиков, какие лживые и циничные, беспринципные и жестокие – это и только это правда и норма. Но если вы говорите еще и о причинах, о судьбах и характерах, о талантах людей, попавших в мясорубку наркомании – то вы «героизируете» их....об одном из таких людей и пойдет здесь речь....

Роман с продолжением, или Like a Pablo Escobar.
Февраль 11th, 2015

Продолжаем рассказывать про то, как как в Тольятти органы власти почти как год травят местную некоммерческую организацию «Проект Апрель» за жалобу их сотрудника в ЕСПЧ......теперь - из первых рук. Рассказывает директор организации Татьяна Кочеткова.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.