Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Надерганное……На вынос

Автор: Татьяна Кочеткова, Тольятти

«Не надо спасать тех, кому нужна большая помощь – это затратно и безнадежно», — так сказал мне в коридоре суда участковый, который ждал опроса как свидетель обвинения по сфальсифицированному делу о наркотиках. Которые он и подбросил.

«Вы что, не знаете, что он наркоман??», – спросили меня те, кто были на похоронах подростка, дядя которого мой друг и потребитель наркотиков. У него было горе. Но никто не спешил подойти к нему и выразить слова соболезнования. Потому, что считается, что наркоману это вообще не нужно. И когда меня видели рядом с ним, пытались предостеречь и отодвинуть от него. Было невыносимо трудно объясняться с людьми.

«Мы хотим умереть дома», – так сказала мне мама одного друга, решив за него, что ему не стоит жить. И отказалась от операции, когда он был в бессознательном состоянии. И на мои взывания ответила: «ну он сам выбрал себе путь, когда начал колоться». Хирург сказал, что если его сейчас прооперировать, он будет жить. Но его мать сказала – мы хотим умереть дома. Он умер четыре дня назад. Потому что за него решили – жить  ему или умереть. И потому что устали быть рядом.

Какой чудный малыш. — А почему ты  не родишь?

Меня стерилизовали в больнице, когда я легла с осложнением по женским делам. Мать кричала, что если ты тварь родишь – я тебя убью. Наркоманку.  Я не родила. Но она меня убила. У Лены особого шика культурный код. И рваная открытая рана в сердце. Навсегда.

Я могу писать бесконечно эти реплики, про эти ситуации, случаи, трагедии…

«Ты поняла меня??!!», —  кричал великовозрастный амбал, разбивший все в моем доме. За то, что я приютила его сестру. Наркоманку. Он ворвался в квартиру внезапно. Схватил тяжелую хрустальную вазу и расколотил все, до чего мог дотянуться. Сестру  вытащил  за волосы из комнаты, в которой  она пряталась. И так волок ее по подъезду. Красивую, умную молодую женщину.

Близкие люди, родные, друзья, окружение… Они отдают дань общественному мнению и отечественной наркополитике.

Отдают своих детей, друзей, братьев и сестер. Внуков и отцов. Кладут на костер  безумия.

Можно написать энциклопедию из историй, приговоров по одному лишь признаку  – употребление наркотиков.

В нашей стране, если ты употребляешь наркотики, заранее виновен во всем: на всякий случай, просто так, тотально и навсегда.

— Страну разворовали? – Ну, это наркоманы, себе на дозу…

— Теракт?  —  Ну, это наркоманы, упырялись, голову потеряли…

И все понятливо кивают головами — ну типа, что с них взять – наркоманы… Это как-бы такая субстанция. Со стандартным набором качеств, как то: беспринципность, алчность, злобность, предательство. И нет судеб, людей, обстоятельств.

Кстати, про предательство.  Знаете ли Вы, что в нашем законе предательство для потребителей наркотиков, по единственной 228 статье, узаконено. То есть ценой предательства ты можешь спасти свою жизнь и свободу. Если ты разделил свою дозу с другом, тебя поймали за углом, и ты показал на него, что у него в кармане шприц, ты свободен, до поры, а твой друг, если никого не предаст дальше  – нет. Я, как социальный работник, знаю людей, которые пошли на это однажды. И теперь не могут себе этого простить, по сей день. Годами. Они спиваются. И разрушили их не наркотики, а шаг, поощренный государством.

Государство говорит  общественным организациям, борющимся за права потребителей наркотиков: «Вы те, кто продались Западу. И клевещете на родную страну, что у нас все плохо. И ратуете за наркоту…».

А  давайте поразмышляем. Можно ли назвать предателем  ребенка, если мать его бьет и обижает каждый день. И он пожаловался соседу или в социальную службу. Чтобы защититься и спасти свою жизнь. Если по отношению к потребителям наркотиков страна ведет себя как пьяная мачеха, хлещущая больного ребенка по лицу мокрым полотенцем и требующая от него в ответ любви, почитания  и признательности. Надо, действительно быть сильно пьяным и сумасшедшим. Чтобы надеяться, что эти ожидания оправдаются.

Когда государство говорит, что у нас свой путь в наркополитике – оно имеет в виду, что пусть десятки тысяч гибнут ежегодно,  от последствий употребления, не имея возможности получить адкватную медицинскую помощь (за год, в среднем, умирает от последствий употребления наркотиков столько наших сограждан, сколько погибли за всю историю Афганской войны). Наркотиков у нас как бы и нет. А значит и профилактика не нужна. А раз нет всего вышесказанного, то нет и ВИЧ – никто не инфицируется через шприц, не имея доступа к программам профилактики от инфицирования.  То есть, для тех, кто уже сейчас живет со всем этим  – шансов априори нет. Потому что у нас есть еще лет двести и примерно столько же миллионов жизней сограждан для экспериментов. Примерно так размышляет государство относительно темы наркотиков. Вы еще читаете?

Несколько слов о заместительной поддерживающей терапии, одобренной и рекомендуемой ВОЗ. И применяемой практически во всех цивилизованных странах, включая, кстати, Украину и Беларусь. Наша страна считает, что это негуманно. А посадить человека за его заболевание на несколько лет, где к основному диагнозу присоединятся еще два-три. Это гуманно.  И потом, уже на это, куда более дорогостоящее лечение, тратить  наши деньги, деньги налогоплательщиков. Я уже не говорю о том, как чувствуют себя сами люди.

Пока основной мерой борьбы с заболеванием под названием «наркомания» остается лишение свободы. Так как детокс далеко несовершенен. А государственной реабилитации, как лечения и вовсе нет. Это при том, что например, в 2009 году, Россия  лидировала в мире по количеству потребляемого героина (20 процентов производимого афганского героина, пришлось на долю потребления России).

И среди граждан, как следствие такого подхода к проблеме, существует нулевая толерантность к своим согражданам, которые имеют диагноз – наркомания. И поэтому родные открещиваются от своих родных, жены от мужей… Человек от человека…

Это были размышления социального работника, оказывающего помощь непопулярным группам населения. И тоже стоящего под ударом общественного мнения……




Category Categories: Татьяна Кочеткова | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

    • О том и речь! Быть темным и категоричным легко. Человеколюбие-трудно.

    • Меня часто шокируют образованные думающие этичные люди которые не в курсе проблемы, узнавать особенно не стремятся и только разводят руками: ну а что кроме насилия с ними может сработать!


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Венера
Январь 10th, 2017

Татьяна Кочеткова о важности работы уличных юристов и общетсвенных защитников в суде на примере дела Венеры

НПО «Проект Апрель» vs Прокуратура РФ или как у нас травят заявителей в ЕСПЧ
Октябрь 7th, 2014

2 октября 2014 года районный суд Тольятти прекратил административное производство по делу против Тани Кочетковой и отменил ранее наложенный штраф. Так завершились несколько месяцев противостояния крошечной организации «Проект Апрель» в Тольятти и Прокуратуры РФ, которая мстила Апрелю за то, что тот поддерживает Ивана Аношкина – одного из трех граждан РФ, чьи дела в объединенном порядке были коммуницированы в мае 2014 года Европейским судом по правам человека Правительству РФ.

Завещание
Апрель 29th, 2016

Это интервью друга. Интервью на излете. Когда все равно. Руслан социальный работник. Наркоман… сейчас Руслан на больничной койке. Он не может ходить, и видимо уже не сможет. От последствий употребления дезоморфина. И по его словам, наверное это последняя весна в его жизни.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.