English
Помочь фонду!

«Я вас за всё благодарю»

Автор: Вероника Белучи

У меня большая семья — нас детей трое, я самая младшая и, так получилось, что самая проблемная. Разница со старшей сестрой пять лет, со средней два года, в общем, должны были быть как подруги, но росли как чужие люди. Мы между собой дрались крайне редко, можно сказать жили дружно. Но, когда у средней сестры во дворе начиналась ссора, переходящая в драку, то на помощь всегда приходили мы со старшей сестрой. В беде  или трудностях мы становились роднее самых родных людей.

В детстве, любовь родителей, как тогда казалось, была одинакова ко всем трём, но с возрастом я начала замечать, что папа, к примеру, любит и боготворит старшую сестру, а меня мама. Я же просто безумно любила папу и жутко хотела ответной любви, но не получала её. Старшая сестра была просто примером для подражания, хорошо училась в школе, у неё было отличное поведение — короче кладезь, а не дочь. Я же в школе училась на тройки, а поведение было из ряда вон.  И что бы обратить на себя внимание папы  я не нашла ни чего лучше, чем стать «гадким утёнком». Сейчас конечно я бы так не поступила, но тогда детскими мозгами ни чего лучше я не нашла, собственно и не искала всё произошло как то само собой. Как-то совсем не осознанно, просто дабы привлечь к себе внимание отца. Тогда я не понимала, что это может привести не к любви, а, наоборот, к презрению, или даже к ненависти.

Когда родители узнали, что я в проблеме, то конечно был скандал, крики и ссора, но они даже не могли представить, к чему это всё приведёт. Как это отразится на нашей семье. На тот момент родители не понимали, насколько это серьёзно, и что пройдёт много лет, будет потрачено куча нервов, денег и конечно семейного благополучия.

Я жила, вернее сказать существовала, уходила из дома, потом возвращалась со словами: помогите, мне не справиться. Родители определяли меня в наркологическую больницу, на платной основе, а было это совсем не дёшево. И хоть жили мы тогда далеко не богато, денег в семье вечно не хватало, но они изыскивали резервы, и я проходила детокс. К длительной ремиссии моё лечение не приводило, но надежду родители не теряли. Это продолжалось раз за разом, снова и снова. И однажды папе это надоело, а я вновь вернулась домой из очередного наркотического загула (а уходила я как правило украв что либо у родителей, что б не получить по первое число). Когда возвращалась у них уже и злость прошла и меня не ругали. Я вернувшись просила снова помочь мне, мама сказал папе: отвези её завтра в больницу. На что папа ответил: денег нет, мне её везти не на что. И тут мама сказала: тогда я поеду и займу, если будет надо, ради спасения своего ребёнка я продам квартиру, а ребёнка спасу. На следующий день меня вновь положили в стационар.

Мама всегда очень верила в меня и поддерживала, с папой они как то объединялись, правильно говорят, общее горе сближает. Хотя папа и потерял веру в меня, но маму всегда поддерживал и шёл ей на встречу.

С сёстрами мои отношения стали вообще просто никакие. Да, согласна, я делала им больно, воруя у них деньги, но так относиться, как моя средняя сестра я бы лично не смогла. На вопрос нашей общей знакомой «как Вероника?» она ответила: я не знаю кто такая Вероника. Она просто вычеркнула меня из своей жизни. Когда она приходила в гости к родителям, я открывала ей дверь, то у неё просто начиналась истерика, и она кричала: снова вы пустили и простили эту тварь, мне тут делать нечего. И сразу уходила. Мама же вставала на мою защиту и говорила: тебя тут ни кто не держит, хочешь уйти, иди.

Папа же переживал мою зависимость по своему, всё переживая внутри себя. Он, не смотря ни на что, любил меня как своего ребёнка и, как и мама, много мне прощал. Простил даже воровство у него сберегательной книжки и снятия всех его накоплений. Он сказал: если это ты сделала — скажи, и просто отдай мне сберегательную книжку. Я никогда тебя не упрекну, мы просто забудем. Я сказала, что это я. Так он не поверил и принёс икону: поклянись перед иконой, что это ты сделала. Мне пришлось поклясться, он с таким сожаление посмотрел на меня и вышел из комнаты. И ведь, как и говорил, ни разу не вспомнил про этот случай.

Я вспоминаю случай, мама пыталась меня вылечить дома и никуда меня не пускала. Так я вылезла на другую сторону балкона (а живём мы на пятом этаже) и позвала маму. Она когда увидела, что я стою с другой стороны балкона — чуть не потеряла сознание. Очень сильно напугалась, что я сорвусь, это было просто написано на её лице. Я же ей сказала: открой дверь и выпусти меня, иначе я отпущу руки и упаду. Мама сделала вид, что открыла. Я перелезла в квартиру, и тут же мама начала меня избивать папиным ботинком, била куда попадёт, выплёскивая весь свой испуг за мою жизнь. В тот день я всё же убежала из дома, у неё не хватило сил удерживать меня. Правильно говорят, что наркоман, если ему плохо, перешагнёт через всё что бы пойти и купить себе дозу.

В 2005 у меня случилась передозировка и меня, так как произошло это дома, откачивали родители. Когда я узнала, с маминых слов об этом, я была просто шокирована этим фактом и решила, что просто обязана бросить наркотики. Бросить ради родителей, которые очень сильно любят меня и делают всё, даже самое невозможное, что бы спасти мою жизнь. Ради моих дорогих родителей, ради их нервов и здоровья. Причинив и так много боли и страданий, позволить им жить без переживаний и потрясений. Эта передозировка послужила стимулом к прекращению употребления мной наркотиков, это оказалось толчком. Я попросила маму вновь положить меня в стационар, пообещав, что это в последний раз, что в этот раз я действительно брошу.

Своё обещание я, конечно, не сдержала, но, забегаю вперёд. Из больницы через две с половиной недели я выписалась с жуткой депрессией, мне совсем не хотелось жить, я не видела смысла дальнейшей моей жизни, ведь всю мою жизнь занимали только наркотики и, когда я оказалась лишена их, я поняла, что в жизни-то я ничего-то и не видела и не умею. Я просто не умею жить, жить как нормальный здоровый человек. Тогда я осознала, что физическая боль это такая малость по сравнению с болью психологической. Что впереди у меня огромнейшая работа над собой, поиск смысла жизни и поиск самой себя. Ведь именно себя я и потеряла за время моего наркотического забвения. Забвение, сон в котором я пребывала, не много не мало, а целых двенадцать лет. Двенадцать лет жизни прожитой абсолютно в пустую, ноль просто ноль жизни.

Мне было очень трудно искать себя. Мама же выздоравливала вместе со мной, она была постоянно рядом со мной, и если мне требовалось поговорить, всегда готова была меня выслушать. Она не упрекала меня, она просто верила в меня и эта её вера предавала мне силы. Благодаря её вере в меня я справилась. Мама даже посещала группу для родителей наркозависимых, советовала и папе сходить. Но он говорил, что это глупости и ему это совсем не надо. По папиному внешнему виду было видно, что он очень переживает за меня, он осунулся, у него были огромные мешки под глазами, глаза вечно красные (мучился бессонницей). Он не говорил и не показывал вида, но я знала, что он тоже верит в меня. В свою очередь я не могла подвезти их, я была обязана  оправдать их надежду и не дать погаснуть огоньку веры в меня.

И я справилась. Я прожила в полной ремиссии пять лет, пять самых счастливых лет. Пять лет жизни, жизни которой я ни когда не жила. Я видела счастливые лица и искренние улыбки моих родителей. Когда они ссорились, я знала, что это не из-за меня. Доверять они мне начали как-то постепенно. Я занималась йогой, и мне надо было платить за занятия. Мама дала мне необходимую сумму и, до этого мне максимум давали на проезд в автобусе копейки, а тут сумму, я была горда, я радовалась за саму себя. Я считала это достижением. Когда же в гости стала приходить моя сестра я этому тоже радовалась.

Вообще наркомания лишает человека испытывать целый ряд чувств. Вернее остаются только чувство плохого и чувство хорошего, других чувств попросту нет. Тут же я заново начала радоваться, удивляться, пугаться. Короче, я начала чувствовать.

И, конечно, я встретила свою любовь. Он при папе просил мою руку и сердце, чем произвёл на папу хорошее впечатление. Мы стали жить вместе, снимали квартиру. Родители радовались за меня, но моё счастье длилось не долго. Так как мой избранник, как и я, был из бывших наркоманов. И, когда жизнь становится слишком хороша — её надо чем-то разбавить, чем-то плохим. И он начал разбавлять жизнь наркотиками. Я заметила это не сразу, но рано или поздно всё тайное становится явным. Начались скандалы, ссоры он врал, изворачивался. А я твёрдо для себя решила: я его вытащу, я смогу…

И начались реальные трудности. Я его лечила, клала в стационар, при этом скрывая его зависимость от своих родителей. Сама ходила к психологам, советовалась, разговаривала. Но, надолго его ремиссий после больницы не хватало — максимум день, два и он снова начинал употреблять. Мне надо было тогда собрать вещи и уйти к родителям, но я решила, что я сильная и справлюсь. Но не справилась. И однажды мы начали колоться вместе. Родителям, конечно, стало это известно, да и скрывать больше не было сил. Я вернулась домой. Родители от меня не отвернулись, а с новыми силами начали снова бороться за мою жизнь.

Борьба продолжается до сих пор. Не смотря ни на что, они так же верят в меня, что однажды я справлюсь и снова заживу счастливой жизнью. Просто если б не было моих родителей, то не было бы и меня давно. Хочу сказать спасибо им за то, что верят в меня и поддерживают и не опускают руки, столько лет борются с этим проклятьем — наркотики.

Я однажды обязательно оправдаю их веру в меня и справлюсь с этой пагубной привычкой, ведь один раз сделала, сделаю и снова.




Category Categories: Вероника Белучи | Tag Tags: , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Выход есть, господа!
Май 21st, 2014

История Вероники о ее опыте государственной реабилитации

«Я вас за всё благодарю»
Декабрь 17th, 2013

История Вероники....."У меня большая семья - нас детей трое, я самая младшая и, так получилось, что самая проблемная. Разница со старшей сестрой пять лет, со средней два года, в общем, должны были быть как подруги, но росли как чужие люди. Мы между собой дрались крайне редко, можно сказать жили дружно".....

Вероника: думаю, мечтаю и молюсь……
Апрель 30th, 2013

С чего начать, честно признаюсь - не знаю. Много лет я употребляла наркотики, и очень хочется рассказать хотя бы о части той жизни..........







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.