Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Непопулярное снижение вреда

pic-11-300x2001Текст: Иван Варенцов для Радио Свобода

Часто уличные социальные работники нашего Фонда встречаются с непониманием, а иногда и агрессией со стороны граждан по отношению к своей работе. Например, недавно, когда один из наших соцработников стоял на улице у аптеки и раздавал потребителям наркотиков мази, бинты, упаковки с чистыми шприцами, налаксон, информационные буклеты по профилактике ВИЧ и другие матералы, которые мы обычно раздаем в ходе уличной социальной работы, к нему подошел мужчина и стал оскорблять, обзывать наркоманом и пособником наркомании за раздачу стерильных шприцев. Унять его никак не удавалось, пришлось вызвать полицию, которая забрала обоих. А, узнав в чем дело, полицейские мужика отпустили, а соцработника начали в свою очередь обвинять в пособничестве наркомании и т.д. Хорошо, что в итоге все удалось разрулить.

Для большинства наших граждан само стремление помочь потребителям наркотиков снизить возможный вред, ассоциированный с употреблением, не заставляя их при этом здесь и сейчас бросить употреблять наркотики, является чем-то противоестественным и рассматривается как попустительство наркопотреблению. А уж дать наркоману стерильный шприц или какой-то еще инструментарий для безопасных инъекций, так это вообще преступление.

При этом сами граждане у нас наркоманов не очень-то жалуют (в отличие от алкоголиков, которые, в общем-то, тоже наркоманы, но к ним в обществе обычно снисходительное отношение, видимо воспитанное советскими фильмами и обусловленное легальностью алкоголя).  Так, например, когда в 2010 году в Нижнем Тагиле судили руководителя местного отделения организации «Город без наркотиков» Егора Бычкова за похищение, пытки под видом лечения и удержание в неволе наркозависимых без их согласия, в защиту Бычкова выступили многие журналисты, правозащитники, музыканты и блогеры, а опрос на Эхо Москвы (аудиторию которого, как считается, составляет в большинстве своем интеллигенция) показал, что более 90% его участников поддерживают применяемые Бычковым методы «лечения».

Такое отношение большинства населения, в принципе, хорошо соотносится с общей российской политикой нулевой толерантности к употреблению наркотиков (вспомним хотя бы историю с попыткой введения мифического «нулевого промилле»), которая по факту выразилась в нулевой толерантности государства к людям, употребляющим наркотики – а это, на минуточку, согласно данным ФСКН, чуть ли не один процент всего населения РФ.

Программы профилактики ВИЧ-инфекции и других негативных последствий от употребления инъекционных наркотиков (так называемые программы снижения вреда), которые включают в себя раздачу игл и шприцев, уже несколько десятилетий успешно работают в большинстве западных стран (да и не только западных), и именно благодаря им в этих странах потребители инъекционных наркотиков не являются основной затронутой эпидемией ВИЧ группой. Термин «снижения вреда» в данном случае относится к политике и программам, имеющим своей первостепенной целью уменьшение негативных социальных, экономических и медицинских последствий от употребления легальных и нелегальных психоактивных веществ, без обязательного условия снижения уровня употребления наркотиков. В рамках данного подхода признается тот простой факт, что лишь очень небольшой процент потребителей наркотиков готовы и имеют необходимые ресурсы, что бы отказаться от употребления здесь и сейчас. Остальные же, в силу своей наркозависимости, которая является заболеванием, как по классификации ВОЗ, так и нашего Минздрава, не могут пока этого сделать. Поэтому в работе с ними первым делом необходимо снизить весь сопутствующий употреблению вред, что бы в дальнейшем иметь возможность сфокусироваться только на решении проблемы самого потребления (если для них это вообще является проблемой).

При этом сама концепция снижения вреда, обусловленного поведением, давно и с успехом применяется во многих сферах нашей повседневной жизни: от шлемов и других элементов защиты при езде на велосипеде и мотоцикле до ремней и подушек безопасности в автомобиле. Но именно применение этого подхода в контексте употребления наркотиков вызывает неприязнь российского общества.

Возьмем пример Австралии, которая является одной из наиболее прогрессивных стран мира в плане реализации программы снижения вреда от употребления наркотиков на государственном уровне. Первые программы снижения вреда в Австралии начали работать в 1987 году, а с 1989 такие программы стали обязательным компонентом Национальной стратегии по профилактике ВИЧ, и на сегодня в стране работает более 3000 государственных программ по обмену игл и шприцев. Причина проста – помимо гуманистического аспекта такого подхода к профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков и эффективности с точки зрения влияния на эпидемию, государством была оценена экономическая выгода. Так в период с 1991 по 2000 государство инвестировало в работу программ игл и шприцев в Австралии 130 миллионов долларов США. В результате по оценкам было предотвращено примерно 25000 случаев заражения ВИЧ и 21000 случаев заражения гепатитом С. Это позволило системе здравоохранения сэкономить от 2.4 до 7.7 миллиардов долларов на лечении этих людей [1]. А распространенность ВИЧ среди потребителей наркотиков в Австралии сегодня меньше 3% (Kirby, 2012).

Другой пример – Великобритания. В начале 80-х потребители инъекционных наркотиков в Великобритании были одной из наиболее затронутых эпидемией ВИЧ групп. Но в 1986 по всей стране начали работать программы снижения вреда, в рамках которых потребители наркотиков получили доступ к чистым иглам и шприцам, а также к информации и медицинской и социальной поддержке. Результат не заставил себя ждать: к 1996 распространенность ВИЧ в этой группе снизилась с 6% до 0,6% [2]. Затем был еще всплеск в 2005 году, который пошел на спад в 2006 и с тех пор ситуация с распространенностью ВИЧ в этой группе более менее стабильна. Так, в 2008 было зарегистрировано всего 166 случаев передачи ВИЧ парентеральным путем, а в 2009 – 109 [3]. По данным 2012 года парентеральный путь передачи составляет лишь 2% от числа новых случаев заражения ВИЧ [4].

А вот для сравнения российские данные. Во-первых, начнем с того, что:

  • В России около пяти миллионов потребителей нелегальных наркотиков (ФСКН 2010)
  • Из них 1.7 миллионов — это потребители опиатов (UNODC, 2011)

Благодаря существующей консервативной и дискриминационной наркополитике, а также отсутствию государственных программ по профилактике ВИЧ среди не только потребителей наркотиков, но и других социально уязвимых к ВИЧ групп, мы имеем в стране следующую картину:

  • Более 830000 официально зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции (Покровский, май 2014) – соответственно реальное число может быть раза в три больше, по принципу айсберга
  • Около 200 новых случаев регистрируется каждый день (Покровский)
  • более 80% случаев ВИЧ-инфекции, зарегистрированных в период с 1987 по 2008, были ассоциированы с парентеральным (инъекционным) путем передачи
  • Распространенность ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков составляет по оценкам от 18% до 31% (UNAIDS GAP Report) (74% в некоторых городах — Mathers, B., Degenhardt, L., et al. (2008))
  • В некоторых городах до 90% людей, употребляющих инъекционные наркотики, инфицированы гепатитом С (ФАР, 2011)
  • 78% людей с двойным диагнозом ТБ и ВИЧ являются потребителями инъекционных наркотиков (ФАР, 2011)

Мы можем также сюда добавить, что согласно данным ЮНЭЙДС [5], наш регион Восточной Европы и Центральной Азии – единственный в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает набирать темпы. При этом 85% ВИЧ-положительных людей в регионе проживают в двух странах – России и Украине [6]. Но если на Украине, согласно недавнему отчету регионального бюро ВОЗ [7], впервые за последние несколько лет наблюдается снижение распространенности ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков, благодаря программам снижения вреда, то про Россию этого сказать нельзя – у нас уже имеется более чем стабильная концентрированная эпидемия среди этой уязвимой группы.

Именно поэтому, несмотря на все трудности и барьеры мы продолжаем ежедневно выходить на улицы Москвы и работать с потребителями наркотиков по принципу снижения вреда. Когда мы только начинали наш проект, все вокруг как один утверждали, что проводить программы игл и шприцев в Москве невозможно — правительство не поддерживает. Но оказалось, что ничего невозможного в этом нет — надо просто захотеть и начать это делать. Искренне поверить в свои силы и еще в то, что снижение вреда — это не просто раздача шприцев и профилактика ВИЧ и передозировок, но, самое главное — выстраивание отношений с нашими участниками, построенных на уважении, внимании и взаимопомощи. Именно такие отношения дают надежду и силы и нам и тем, кому мы хотим помочь.

———-

[1] Dolan, K. MacDonald, M., Silins, E & Topp, L. 2005. Needle and syringe programs: A review of the evidence. Canberra: Australian Government Department of Health and Ageing.

[2] Hope V.D. et al (2005), ‘HIV prevalence among Injecting Drug Users in England & Wales 1990 to 2003: Evidence for increased transmission in recent years’ AIDS 2005:19

[3] Health Protection Agency «HIV in the United Kingdom: 2009 Report»

[4] Public Health England (2013) ‘ HIV in the United Kingdom: 2013 report’

[5] UNAIDS (2012) UNAIDS Report on the Global AIDS Epidemic. Geneva

[6]  UNAIDS Gap report 2014

[7] World Health Organisation (2014) Good practice in Europe. HIV prevention for people who inject drugs implemented by the International HIV/AIDS Alliance. Geneva: World Health Organisation.




Category Categories: Иван Варенцов, Снижение вреда | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



К безопасным практикам употребления инъекционных наркотиков лучше призывать, акцентируя внимание на получении удовольствия и на практической стороне приема наркотиков, а не на инфекционном риске
Декабрь 18th, 2014

Программам снижения вреда часто не удается оказывать влияние на потребителей инъекционных наркотиков, потому что они чрезмерно сильно акцентируют свое внимание на риске инфицирования. Чаще к применению безопасных практик употребления наркотиков людей мотивирует не страх заразиться вирусными инфекциями, а желание беспроблемно принять дозу и получить удовольствие.

The Lancet: Профилактика ВИЧ-инфекции среди лиц, употребляющих инъекционные наркотики: почему необходимы индивидуальные, структурные и комбинированные подходы
Февраль 26th, 2011

Предлагаем Вашему вниманию очередную статью о ВИЧ/СПИДе из научного журнала The Lancet. В данной статье доказывается необходимость индивидуальных, структурных и комбинированных подходов для профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, употребляющих инъекционные наркотики.

Снижение вреда — Москва
Апрель 13th, 2011

Многие люди, когда говоришь им о том, что мы работаем с потребителями наркотиков, спрашивают: «Ну а где они, где? Я их не видел никогда, их нет на улицах нашего города. Где вы их берете, как вы туда попадаете в эти места вообще».....это статья о проекте "Снижение вреда - Москва", его успехах, трудностях и работе.....







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.