Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Римские наркоканикулы

Текст: Елена Плотникова, социальный работник ФАР

С девятого по одиннадцатое ноября Евразийская сеть снижения вреда совместно с Международной федерацией общества Красного Креста и Красного Полумесяца организовали стажировку в Villa Maraini Foundation (Red Cross Italy) для представителей программ снижения вреда из стран Восточной Европы. Приехали туда социальные работники, психологи и другие специалисты из Литвы, Польши, Румынии, Чехии и Словении, ну и я из России. Стоит отметить, наверное, что во всех вышеперечисленных странах снижение вреда худо-бедно (а кое-где так даже и вполне себе) рассматривается правительством как эффективная мера противодействия распространению ВИЧ и вирусных гепатитов, частично финансируется государством, развивается и, в общем, находится на качественно другом уровне, нежели в России, где в Москве одни мы бесконечно боремся то с Минюстом, то с налоговой, то с какими-нибудь еще «антидилерами». Было очень грустно сидеть там и констатировать масштаб пропасти между европейским снижением вреда и ситуацией у нас — там насущные вопросы совсем иного толка. Например — как жаль, что клиентам программы заместительной терапии не выдают метадон на дом, и как это неудобно, а у нас в это время в реабилитациях то шину на шею повесят, то селедку на голову привяжут, и это вроде как считается эффективной наркологической помощью.

Поэтому впечатления от поездки у меня довольно неоднозначные — там было скорее больше познавательно, чем полезно (в плане практического применения их опыта у нас — так по большей части вообще бесполезно, потому что там всё под метадон заточено). В целом и общем создалось впечатление, что мы делаем все то же самое, только на порядок более ориентированно на участников, хоть Фонд Вилла Мараини (это проект Красного Креста, в котором проходила стажировка) и позиционирует себя как супер-ориентированную на индивидуальные потребности каждого клиента организацию, и ресурсы у них просто невероятные.

В общем, в первый день мы познакомились с работниками Фонда, посмотрели территорию — это гигантский наркоманский рай с пальмами, фонтанами и крольчатками, которые бегают по огромному парку. Комплекс зданий — бывшая туберкулезная больница, в 1976 году там обосновался Красный Крест с программой помощи наркозависимым, позже трансформировавшейся в программу снижения вреда.

Один корпус — дневная амбулатория, там выдают метадон, дважды в неделю участников программы принимает психолог (одна консультация для клиента, вторая для его семьи), дежурят два врача днем и один ночью, там же ночлежка для участников метадоновой программы — пребывание стоит что-то около 10 евро в день, это за питание и проживание!!! Клиенты, которые не хотят оставаться на ночь, но хотят днем тусить в амбулатории, платят 2 евро в день за обед. Количество мест очень ограничено – кажется, около 25 мест во всем центре. Естественно, к ним очередь выстраивается.

15037175_1193633337374004_2636157852199032748_n

Другой корпус — дроп-ин центр (обмен шприцев, налоксон, консультации). Там же куча всяких групп взаимопомощи проходит — открытые и закрытые. Нам очень повезло и мы на одну такую группу попали. Мне показалось, что участникам было не очень комфортно от нашего присутствия, и я решила их приободрить — рассказала им про великую русскую наркологию, от чего они просто обалдели все, и в итоге всю группу мы проговорили о том, как у нас всё в России чудовищно в плане организации наркологической помощи, и в конце они очень воодушевились, что у них так всё здорово. В общем, я по большей части этим и занималась: ходила  и рассказывала всем о том, какая ситуация в Росссии с программами снижения вреда (и вообще как система устроена) — рассказывала, и сама себе не могла поверить, потому что, когда формулируешь вот это все, к чему в Москве уже привык — это звучит как безумная живодерская выдумка.

В соседнем корпусе живут участники программы Альтернатива — это программа социальной реабилитации для заключенных-наркопотребителей. Суть ее такая: клиентом программы может стать любой потребитель наркотиков, осужденный за все что угодно, если срок наказания не превышает пяти лет. При этом в Италии за каждый год примерного поведения срок сокращают на 3 месяца. После отсидки половины срока в тюрьме (т.е. максимум примерно 2 года) заключенный может продолжить отбывать наказание в Вилле Мараини — вот среди этих кроликов и фонтанов, ничем не ограниченный в перемещениях. Контроль осуществляется так: изредка (к сожалению, без предупреждения) полиция приезжает проверить на месте ли человек. Участники программы там, конечно, работают, но альтернатива действительно впечатляющая. С одним таким мужиком я поговорила, он супер рад и доволен такой возможностью, прекратил уже принимать метадон и планирует найти работу по окончанию программы. Даже им какая-то помощь оказывается в поиске работы после отбывания.

Уличную социальную работу (аутрич) среди наркопотребителей они проводят в двух местах — на центральной железнодорожной станции и в парке на окраине, где целый район потребителей и дилеров (нам показали квартал, в котором все дома заселены семьями дилеров). Автобусы стоят с 4 до 8 вечера, команда: один соцработник, один повар (бездомных они кормят) и три спасателя, которые если у кого-то случится передозировка, бегут его откачивать. Выдают материалы так — к окошку подходит участник, ему выдают один шприц, салфетку, воду для инъекций и он убегает. Количество материала не лимитировано, и если кому-то нужно больше — ему дадут, но никто обычно не просит. Во время всего аутрича парочка спасателей ходит по территории и мониторит, не отъезжает ли кто, и заодно собирают грязные шприцы — местные чуваки уже издалека к ним бегут, прям с иголкой воткнутой в руку, на бегу вынимают, бросают в контейнер и убегают дальше.

14962676_1196754650395206_7748990527404985809_n

Из недостатков, на мой взгляд – врач присоединяется к команде аутрич работников только раз в неделю, и только тогда они могут «в поле» сделать тест на ВИЧ (тесты на гепатит делают и без врача, хотя тоже используют кровь — такой штукой вроде глюкометра берут кровь из пальца, эту каплю помещают в жидкость (тест oralquick), мешают тестовой палочкой, — так типа результат точнее). Объясняют невозможность делать тест в поле без врача необходимостью консультации.

На метадоновой программе нельзя курить каннабис — тест на наркотики в моче сдают два раза в неделю. При этом алкоголь пить можно.

Из супер-крутого: уже как десять лет, если полиция принимает кого-нибудь с абстиненцией, они звонят в Виллу Мараини и те привозят метадон в участок, чтобы человек мог поспать, а также на следующий день в суд, чтобы человек мог нормально отвечать на вопросы судьи. Юридическую помощь они тоже оказывают, но это у них, что неудивительно, непопулярная услуга.

Вот такие дела. Думаю, излишним будет мне как-то резюмировать этот текст, потому что и так все понятно. Остается надеяться, что когда-нибудь, нашими и вашими стараниями, на печальных российских равнинах расцветет пышным цветом гуманная наркополитика, и у нас тоже будут кролики бегать и фонтаны звенеть в реабилитационных центрах, и тоже будет все хорошо!

15079063_1196754593728545_6212528951265507580_n

120

112




Category Categories: Снижение вреда | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Непопулярное снижение вреда
Апрель 6th, 2015

Для большинства наших граждан само стремление помочь потребителям наркотиков снизить возможный вред, ассоциированный с употреблением, не заставляя их при этом здесь и сейчас бросить употреблять наркотики, является чем-то противоестественным и рассматривается как попустительство наркопотреблению. О применении подхода снижения вреда при работе с потребителями наркотиков в России и других странах.

Прежде всего – снижение вреда: борьба с ВИЧ в Украине
Ноябрь 22nd, 2010

"Ланцет", один из авторитетнейших и старейших медицинских журналов в мире, опубликовал статью, посвященную программам профилактики ВИЧ/СПИД и снижения вреда в Украине. «В Украине самая высокая распространенность ВИЧ в Европе. Но усилия по снижению вреда среди двух главных групп риска (потребителей инъекционных наркотиков и женщин коммерческого секса) приносят положительные результаты», - отмечает в своем репортаже Питер Хейвард.

Наркотики: Швейцария, пример снижения риска
Февраль 10th, 2011

Прагматизм швейцарской наркополитики может служить примером для США, России и многих других стран, которые пострадали от наркотиков и ВИЧ-инфекции.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.