Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Вячеслав Матюшкин: «Отсутствие программ профилактики передозировок – это нарушение права потребителей наркотиков на здоровье и жизнь»

В 2017 году Евразийская сеть людей, употребляющих наркотики (ЕСЛУН), при финансовой поддержке Международной сети людей, употребляющих наркотики (ИНПУД), в рамках программы «Восполняя пробелы» (Bridging the Gaps) предоставила финансовую помощь членам сети, инициативным группам ЛУН и самоорганизациям ЛУН для реализации небольших проектов. Основная цель данного конкурса — расширение возможностей членов ЕСЛУН и внесение своего вклада в достижение стратегических целей сети с помощью небольших грантов. Победителями конкурса стали 8 заявок. После окончания проектов мы поговорили с каждым участником о том, как проходила их работа, и чего удалось добиться. Александр Левин из ЕСЛУН взял интервью у одного из победителей конкурса, Вячеслава Матюшкина, социального работника Фонда им. Андрея Рылькова.

 — Слав, расскажи про свой проект.

— Это проект не только мой. Его придумала и делала инициативная группа сотрудников Фонда им. Андрея Рылькова. Название проекта «Доступ к налоксону». Его базовое направление — работа с обществом и сообществом ЛУН с целью привлечения внимания к свободному доступу потребителей к такому препарату, как налоксон. А также к проблеме сохранения здоровья, в частности высокой смертности от передозировок, связанной с доступностью данного препарата. Кроме того, мы разработали комплекс мотивационных мероприятий с участием сообщества потребителей наркотиков, направленных на ту же тематику. Участником этой кампании был и ЕСЛУН, а через него подтянулись и другие страны региона.

— То есть, можно сказать, что ваш проект не был региональным – исключительно российским. По степени вовлечения инициативных групп, организаций и сетей в других странах он приобрел международный статус.

— Да, это так. Но, с другой стороны, это и не удивительно. Поскольку проблема передозировок актуальна всегда, а доступ к налоксону закрыт потребителям наркотиков даже в таких странах Европейского Союза, как Литва, Эстония и Латвия.

— Проблема понятна. Какие цели вы перед собой ставили по всем этим вопросам и что конкретно делали?

— Конечно, прежде всего, это доступ к услугам, то есть предоставление потребителям наркотиков средства помощи при передозировке опиатами и обучение тому, как его применять. В результате нашей инициативной группой при содействии Фонда им. Андрея Рылькова было закуплено 200 упаковок препарата налоксон. Также Фонд предоставил напечатанную «Памятку по использованию налоксона». Плюс ко Дню осведомленности о передозировках, к 31 августа, мы выпустили серию открыток с реальными историями участников проекта СВ-Москва, чьи жизни были спасены благодаря налоксону. Эти истории собрали и записали сотрудники Фонда.

— Что еще?

— Мы считаем, что необходимо привлекать внимание общества и государства к проблеме отсутствия в России программ профилактики передозировок наркотиками не просто как к проблеме доступа к налоксону, но самое главное – как к нарушению права потребителей наркотиков на здоровье и жизнь. В этом контексте были созданы шаблоны обращений в различные государственные учреждения стран региона, ответственные за механизмы доступа сообщества ЛУН и организаций, работающих в рамках проектов снижения вреда, к налоксону. Эти шаблоны мы предоставили всем членам ЕСЛУНА, чтобы они, в свою очередь, с их помощью начали кампании по доступу к налоксону в своих странах.

— Сами вы тоже подали подобные обращения?

— Собственно, шаблоны и стали результатом нашей работы в этом направлении. Нами были составлены и поданы обращения к фармакологическим компаниям с копией в Министерство здравоохранения РФ. Кроме того, было составлено, опубликовано на сайте Фонда, распространено в социальных сетях и почтовых рассылках, и подано в высшие органы государственной власти открытое письмо о проблеме передозировок наркотиками и возможных путях ее решения.

— Не тех путях решения, как это видят репрессивные государственные органы в России и странах региона, а как это видит сообщество потребителей наркотиков.

— Конечно. И, что интересно, если сравнить, то это абсолютно полярные и противоположные взгляды. Хотя каждый раз я впадаю в ступор, как можно не понимать, не видеть и, что более ужасно, препятствовать такой очевидной вещи, как спасение человеческой жизни. Все, что требуется от этих людей – это просто сказать да и поддержать одно-два решения – выпуск назальной формы налоксона или отмену рецептов на него, и тысячи людей не умрут от передозировки. Но этого не происходит.

— В Международный день осведомленности о передозировке у вас были какие-то акции помимо того, что вы напечатали к 31 августа открытки?

— Да, в этот день наша инициативная группа совместно с сотрудниками Фонда провела  акции пикетирования. Был проведен пикет у офиса Московского эндокринного завода с требованием выпуска назальной формы налоксона как не требующей рецепта, в отличии от инъекционной формы. Также мы устроили пикет у здания Министерства здравоохранения с требованиями внедрения в России последовательной стратегии по снижению уровня передозировок и обеспечения безрецептурного доступа к налоксону. Руководству данных организаций были отправлены наши петиции и требования.

— А открытки с историями куда вы дели? Отправили вместе с петициями руководству завода и министерства здравоохранения?

— Интересная мысль, но нет.

— Ну, кстати, зря. Мне кажется, руководству и завода, и министерства здравоохранения полезно было бы почитать, к чему приводит их отказ потребителям наркотиков в праве не только на здоровье, но и на жизнь.

— Может быть, в следующий раз мы именно так и сделаем. В этом году все это – налоксон, памятки и открытки, мы раздавали тем, кто в первую очередь в этом нуждается – потребителям наркотиков. В День осведомленности о передозировках состоялся тематический аутрич-выход сотрудников членов инициативной группы и Фонда, в ходе которого участникам проекта СВ-Москва мы предоставляли все эти материалы. А вечером совместно с клиентами был проведен вечер памяти, на котором мы вспоминали погибших от передозировок. Эту тему и работу мы не оставляем до сих пор, и во время аутрич-выходов Фонда стараемся говорить о передозировках с клиентами и раздавать налоксон и печатные материалы.

— С какими неправительственными организациями, инициативными группами, сообществами или государственными учреждениями вы сотрудничали в рамках проекта?

— Часть действий по данному проекту была организована и реализована нами совместно с ЕСЛУН и несколькими инициативными группами региона ВЕЦА, Форумом ЛУН России. Это позволило охватить и включить в их проведение гораздо большее число активистов из региона, что позитивно повлияло на создание общей повестки по способам совместного решения проблем сообщества. Также наши пикеты были одной из форм продолжения диалога с государством, которое в этот раз представляло Министерство здравоохранения и Московский эндокринный завод.

— Своеобразный, надо сказать, у вас получается диалог. Как между любовниками, которые живут друг с другом уже много лет – в абсолютной тишине на повышенных тонах.

— Какое государство, такие и отношения. Наша инициативная группа ведет этот диалог уже  около двух лет.

— Вы как-то планируете продолжать всю эту работу?

— Мы планируем продолжать деятельность по адвокации доступности налоксона и продвижению программ профилактики передозировок среди потребителей опиоидных наркотиков путем проведения подобных акций, информирования активистов о доступных инструментах взаимодействия с государственными властями и предоставления инструментов такого взаимодействия. Как раз уже наработанные алгоритмы и шаблоны обращений.

— И ответы должны скоро уже подойти.

— Ответы на обращения от государственных органов, отвечающих за политику в сфере здравоохранения, и предприятий, осуществляющих производство препарата налоксон, будут использованы нами для продолжения официальной переписки и поиска возможного решения проблемы недоступности этого препарата для потребителей наркотиков. На сегодняшний день мы прорабатываем открытие общественной кампании по доступу к налоксону со сбором подписей и привлечением медийных лиц. Также эти результаты лягут в основу общественной кампании по адвокации доступа ЛУН и их близких к налоксону. Собранные истории спасенных жизней и образцы общения с госорганами будут востребованы в ходе этой общественно-информационной кампании. Думаем, что в скором времени мы попросим всех неравнодушных к этой проблеме людей, и членов ЕСЛУН в первую очередь, присоединится к нам.

 — Скажи, как по твоему мнению работа по данному проекту способствовала развитию ЕСЛУН?

— Подобные совместные акции положительно влияют на организацию сообщества и его способность к мобилизации, так как позволяют отдельным активистам из разных городов и стран почувствовать сопричастность путем участия в совместном решении общих проблем сообщества потребителей наркотиков. В стратегическом плане, если кампания в той или иной мере закончится успешно, то расширение доступа к налоксону позволит в буквальном смысле спасти тысячи жизней членов сообщества ЛУН, что является одной из стратегической целей ЕСЛУН.




Category Categories: Передозировки | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Передоз? Спасет налоксон!
Март 7th, 2014

Одна из причин того, что наши друзья уходят из жизни слишком рано - передозировка опиатами. Это наркотики, происходящие от опийного мака, например, морфин, героин, кодеин, метадон или дезоморфин (“крокодил”). Что бы спасти человеку жизнь, в случае передозировки необходимо немедленно сделать пострадавшему внутримышечный укол налоксона.

Передоз
Сентябрь 1st, 2016

26 передозировок за пять часов, или как спасти жизнь наркопотребителю

735 спасенных жизней от передозировок за три года!
Март 22nd, 2017

И мы продолжаем проект по профилактике передозировок среди потребителей наркотиков. Впереди новый год и новые спасённые жизни.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.