Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Укололся и – пошел…

Текст: Анастасия Кузина для блога ФАР на Эхо Москвы

По данным ВОЗ в течение одного года в мире регистрируется до 69.000 смертей в результате передозировки. А лично сталкивался с этим ужасом «каждый первый» наркозависимый. Именно поэтому ВОЗ рекомендует повсеместно использовать программы по распространению среди потребителей наркотиков и их окружения препарата налоксон. Это — блокатор опийных рецепторов. И говорили, кстати, что именно его применяли, когда спасали людей, отравленных газом на «Норд-Осте».

В России проблема смертей от передозировок – огромная. И Москва тут не исключение, а, скорее, флагман трагической статистики. Цифры по прошлому году еще не озвучивались. Но в конце прошлого года на одной из пресс-конференций главный нарколог Минздрава РФ Евгений Брюн сказал, что если в 2003 году в городе было зафиксировано 130 случаев смертей, то уже в 2013 году их было более 1,3 тысяч.

Причем, скачкообразно статистика стала расти не так давно. Начальник столичного УФСКН Вячеслав Давыдов сказал, что за один 2013 год число погибших от передозировки в Москве выросло на 41%. И это – без учета несовершеннолетних.

А в том, что этих смертей можно было избежать, я лично убедилась, сходив вечером к одной из окраинных аптек Москвы…

Фонд им. Андрея Рылькова (ФАР) работает с уличными наркоманами пять лет. Волонтеры и сотрудники фонда каждый вечер выходят к аптекам и раздают наркозависимым всякие необходимые для сохранения жизни и здоровья вещи — мази, спиртовые салфетки, литературу о передозировках и профилактике ВИЧ. И — налоксон: препарат для купирования передозировки героином и другими опиатами. Когда передозировка уже уносит человека на небо, налоксон возвращает его к жизни за несколько секунд.

Вчера мы буквально на час пришли к одной аптеке на юге столицы с сотрудниками ФАРа Сашей и Машей.

…Выход из метро. Короткий переход через дорогу. Аптека на первом этаже многоэтажки. Семь вечера, еще совсем светло, вокруг полно народа, спешащего с работы, но мы легко отслеживаем бесконечный ручеек молодых и не очень людей, которые на три секунды залетают в аптеку. 200 рублей в окошко, флакон глазных капель из-под прилавка и — на выход.

А на выходе стоят Саша и Маша с рюкзаками. Мимо не проходит почти никто — ФАР тут знают. Первые же двое парней просят левомиколь и налоксон. Один из них рассказывает, что лично откачал двоих — «поставил одну ампулу в мышцу». Они торопливо уходят, а Саша говорит, что опыт откачивания есть почти у каждого наркопотребителя:

— Я месяц назад был в квартире с человеком, у которого случился передоз. Это ужас: он посинел-покраснел, пена пошла изо рта. Я его и по лицу бил, и непрямой массаж сердца пробовал. Без толку. Тогда вколол налоксон, и через 15 секунд он пришел в себя.

— Тут каждый первый расскажет, как он или сам передознулся, или как у него на глазах это с кем-то было, — подтверждает Маша. — Передозировки случаются или от жадности, или по молодости, или после долгого перерыва, после тюрьмы, например, когда человек решил вернуться к прежней дозе. Поэтому мы не просто раздаем налоксон, мы и тренинги для людей проводим, и индивидуальные консультации даем, чтобы люди не просто умели сохранить жизнь, но и не допускали передозировок…

— А что надо делать при передозировке, если нет налоксона?

— Будить, тормошить, уложить на правый бок и обязательно вызвать «скорую»…

И тут нас прогнала от входа молодая аптекарша, которой мы портили картину мира. Чтобы не отсвечивать, мы отошли на пару шагов в сторону, но процесс общения с наркопотребителями не затормозился. И все просили «каких-нибудь мазей от язв», расплывчато показывая зону выше колен. Язвы — второй бич российских наркопотребителей.

— У нас есть сотрудники с медицинским образованием, — говорит Маша. — Они могут направить человека к врачу. Помню, прямо с улицы мы отвезли в хирургию девушку, которая кололась в вену, расположенную прямо в язве. Других вен у нее не было…

За час 18 человек полностью опустошили рюкзаки Саши и Маши. Налоксон кончился сразу. Ампулы зажимали в руке, как золотой слиток. Никто не хочет умирать, и никто не хочет хоронить друзей.

А руководитель фонда Аня Саранг говорит, что предложение налоксона — это лучший способ убедить человека обратиться к сотрудникам «снижения вреда» еще раз:

— Люди, которые с помощью налоксона спасли чью-то жизнь, помнят это потом всегда. Они приходят к нам потом и благодарят. И это значит, мы можем оказать им еще какую-то помощь. А вообще, налоксон должны иметь в аптечке все, кто живет с наркозависимым в одной квартире: родители, мужья-жены, друзья. Кто откачивал своего родственника — тот поймет. Одно дело — час откачивать в ожидании «скорой», другое — вколоть лекарство и этим его спасти. Это такой страх, когда человек умирает у тебя на руках! Я сама несколько раз откачивала людей — это невероятный стресс! Так что, родственники должны обязательно попросить нарколога или своего участкового, чтобы он выписал этот препарат. А если еще шире брать, то его должны выписывать, когда отпускают людей из реабилитационных центров, наркологических и иных больниц, тюрем. То есть, тех мест, где люди долго воздерживались от наркотиков, и после чего у них в десятки раз возрастает риск передозировок из-за снижения толерантности…

В качестве справки. Больше всего программ по распространению налоксона среди наркозависимых находится в США – 48. Их деятельность помогла предотвратить около 10 тысяч смертей. В Евросоюзе они есть в шести странах — это Великобритания, Дания, Германия, Италия, Испания и Эстония. В России в 2012 году таких программ было шесть: в Набережных Челнах, Томске, Петербурге и других городах. В настоящее время все они на разной стадии свертывания, точно она продолжается только в Челнах. В Екатеринбурге программа прекращена, в Питере — тоже. А ведь только в этом городе за год налоксоном спасли от смерти 500 человек. Программа настолько успешна и наглядна, что сейчас там ведутся переговоры с руководством города, чтобы возобновить ее, причем – на широкую ногу.

Вот и по отчетам ФАР в 2014 году 223 человека сообщили аутрич-работникам, что они откачали налоксоном передознувшегося человека.

И в это же время Вячеслав Давыдов рассказывает, что «число случаев гибели от передозировки в Москве выросло с 885 человек до 1208».

Причем, Евгений Брюн говорит, что лица, стоящие на наркоучете, составляют лишь 3% умерших. «Остальные 97% за помощью к медикам не обращались, на учете не числились», — сказал он. И добавил, что подавляющее большинство — 85-87% — умирают на месте до приезда «скорой.




Category Categories: Передозировки | Tag Tags: , , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


По итогам акции ФАР в поддержку доступа к налоксону
Сентябрь 1st, 2015

31 августа, в Международный день повышения осведомлённости о передозировках, активисты Фонда им. Андрея Рылькова и Евразийской  сети людей, употребляющих наркотики, провели пикетирование Министерства Здравоохранения РФ и МНПЦ Наркологии. Мы не понаслышке знаем, что передозировка — это одна из главных причин смертности среди потребителей инъекционных наркотиков, которую в большинстве случаев можно предотвратить, сохранив человеческую жизнь. Эффективным […]

Налоксон даёт шанс. Помогите собрать средства!
Март 2nd, 2016

Мы, команда Фонда им. Андрея Рылькова, покупаем налоксон как на собственные деньги, так и на пожертвования неравнодушных людей. И просим вас помочь нам с этим.

Передоз? Спасет налоксон!
Март 7th, 2014

Одна из причин того, что наши друзья уходят из жизни слишком рано - передозировка опиатами. Это наркотики, происходящие от опийного мака, например, морфин, героин, кодеин, метадон или дезоморфин (“крокодил”). Что бы спасти человеку жизнь, в случае передозировки необходимо немедленно сделать пострадавшему внутримышечный укол налоксона.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.