Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Люди говорят о проекте «Снижение вреда — Москва»

Мишель Казачкин и Максим Малышев во время проведения уличной социальной работы в Москве

Мишель Казачкин и Максим Малышев во время проведения уличной социальной работы в Москве

Мишель Казачкин, cпециальный посланник Генерального секретаря ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии

В первый день моего визита в Россию в прошлом месяце мы встретились с Максимом Малышевым и Настей Сосниной поздним вечером на улице возле мини-автобуса Фонда им. Андрея Рылькова (ФАР) в северо-восточном районе Москвы. Максим и Настя раздают бесплатные иглы, шприцы и презервативы в рамках программы ФАР по уличной социальной работе среди потребителей наркотиков.

Мини-автобус стоит на улице вблизи аптеки, известной среди наркопотребителей как одно из тех мест, где можно легко купить холинэргические капли для глаз (тропикамид — прим. пер.), которые они используют в качестве ингредиента наркококтейля для инъекционного употребления. Люди, выходящие из аптеки, останавливаются и заводят беседу с Максимом и Настей, или быстро берут пачки шприцев, или же проходят мимо, как будто не замечая команду Фонда, хотя о работе здесь мини-автобуса известно каждому наркопотребителю в этой части города.

Как и во многих других странах мира, программы обмена игл и шприцев являются не только эффективным способом предоставления доступа людям, употребляющим наркотики, к стерильному инъекционному инструментарию, но и начальной точкой для установления контакта наркопотребителей с аутрич-работниками или равными консультантами, которые могут дать советы по безопасным инъекциям, а также помочь получить доступ к услугам здравоохранения. Тем вечером молодая женщина из Беларуси  искала выход из своей плачевной ситуации и спрашивала совет насчет программ реабилитации, предоставляемыми наркологическими клиниками, цель которых – вызвать ремиссию. Небольшая группа молодых кавказцев интересовалась по по вопросам, связанным с гепатитами, и вступила в дискуссию по поводу защиты от ВИЧ при использовании презервативов.

Но такая программа не осуществляется в мире повсеместно. Данная программа нацелена на снижение рисков и вреда для людей, употребляющих инъекционные наркотики, в стране, где инъекционное употребление наркотиков является причиной 50% из 95 000 новых случаев ВИЧ, зарегистрированных в прошлом году. В стране, где эпидемия поддерживается маргинализацией и страхом ареста; в стране, где превалируют репрессивные подходы к наркопотреблению и наркополитике;  и где нет доступа к услугам снижения вреда за исключением тех немногих программ, как та, которой руководит Максим в Москве.

Максим и его коллеги осуществляют выдающуюся работу. Простые и доступные меры, включающие предоставление стерильного инструментария для инъекций и информации по профилактике, могут сделать очень многое даже при отсутствии опиоидной заместительной терапии. При этом программа не может вечно продолжать работать лишь за счет энтузиазма необычайно преданных своему делу людей, работающих в весьма неблагоприятных условиях. Снижение вреда и рисков для людей, употребляющих инъекционные наркотики, должно стать выходом для Российской Федерации  в сложившейся чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения.

Фото: Митя Алешковский / РИА Новости

Фото: Митя Алешковский / РИА Новости

Денис Синяков (фотожурналист)

Я фотожурналист, который решил исследовать проблему наркозависимсти прежде всего для устранения своей собственной безграмотности в этом вопросе. Пришел я к этому желанию после посещения прихода, в котором проходят реабилитацию наркозависимые. Я понял тогда, что ничего про это не знаю, и что я являюсь тем большинством, которое живет в условиях общепринятых стереотипов.

Посетив пару аутричей, а главное, пообщавшись с волонтерами и активистами ФАРа, это проблема открылась дл меня с еще одной стороны. Раньше я просто не замечал проблем зависимости вокруг себя, хотя и предполагал, что она есть. Ничего не знал про заместительную терапию и про программу уменьшения вреда. А главное ничего не знал про людей, которые без особой надежды навыздоровление хотя бы и десятой доли своих подопечных, исправно приходят к ночным аптекам, оказывая ту самую помощь, которая, возможно, уменьшит вред при употреблении вещества.

Честно говоря, я в это мало верю, хотя бы потому что программа уменьшения вреда не занимает умы чиновников, большинства сограждан и не является признанной в России. Но я верю в людей, желающих помочь другим. Понаблюдаю еще, если позволите.

GERD_Portrait-FriedkinCopyГерд Людвиг, фотограф-фрилансер

Мне представляется очень важной миссия Фонда способствовать развитию наркополитики, основанной на гуманности, терпимости, защите здоровья, достоинства и прав человека, и тот факт, что сотрудники Фонда имени Андрея Рылькова осуществляют различную помощь наркозависимым. Социальные работники делают очень нужное дело, оказывая поддержку и пропагандируя среди потребителей наркотиков возможность лечения.

f

f

.

fowlerЛорд Норман Фаулер (британский политик, входя в состав кабинета министров при Тэтчер в 1979-1990, отвечал за первую информационную кампанию в Соединенном Королевстве о СПИДе)

Я без каких-либо сомений поддерживаю работу Фонда им. Андрея Рылькова. Очень важно, что есть такая организация как эта, работающая в Москве по профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков, которые в России всегда находятся в очень сложной жизненной ситуации. ФАР помогает людям, которые действительно нужнаются в этом и рассчитывают на них. Очень важно, что бы их работа, которую я видел во время своего посещения России, продолжалась и развивалась

nikulinПавел Никулин (журналист)

Вообще поход на аутричи у меня вызывает раздражение. Не в том смысле, что меня раздражают сотрудники фонда, волонтеры или наркопотребители, с которыми у меня как раз все в порядке. А в том смысле, что меня раздражают условия, в которых вынуждены находится российские потребители инъекционных наркотиков. Они приходят в аптеки по ночам, они скрывают свою зависимость, потому что боятся осуждения, они боятся пойти к врачам. Поэтому я злюсь на наше общество, которые не принимает наркозависимых и считают их людьми второго сорта. Помочь им без их доверия невозможно, а заслужить доверие употребляющих людей, которые страдают и которым нужна помощь очень трудно и круто, что это легко дается ребятам из фонда. Мне показалось, что у них нет какого-то особого подхода к наркоманам. Просто общайся с тем, кто приходит к тебе за чистым шприцем так же, как ты общаешься со своими приятелями. И это работает.

iorshАлексей Иорш (художник)

Я, в общем, увидел примерно, что ожидал. Темное дно города, люди в крайней степени деградации, но изо всех сил пытающиеся остаться людьми. Бывших наркоманов, которые помогают без сантиментов. Волонтеры делают круги по точкам, и мне, человеку со стороны, кажется, что на каждой остановке нас ждут одни и те же люди. Скорее всего так оно и есть ­ они перемещаются за аутричерами, как за единственными людьми, для которых они еще живые, имеющие имена и проблемы. Общество давно уже отвернулось от них, но вы ­- это как бы последний луч гуманизма, который проникает на самое дно жизни.

Alec Luhn1Alec Luhn (журналист)

Я выходил с активистами Фонда им. Андрея Рылькова два раза, в мае 2015 и феврале 2016. Активисты показались мне очень опытными и знающими свое дело. Вместо того, чтобы привлекать внимание или навязывать свои услуги, они быстро и без лишнего шума передавали бинты, мазы, шприцы, налоксон и литературу всем, кто проявлял интерес. Часто они и клиенты уже узнавали друг друга из предыдущих встреч. Также я увидел как одна девушка могла бесплатно советоваться с врачом из Фонда. Важно то, что у Фонда был грузовая машина, в которой эта встреча могла пройти, так как было холодно на улице в феврале. Активисты добросовестно относились к своей работе, и даже когда люди на них обиделись (в феврале один прохожий был возмущен когда его спрашивали, нужна ли помощь) они их успокаивали и объясняли их цели. Замечательные активисты делают очень важную работу!

nicolas cantauНиколя Канто

Региональны менеджер по Восточной Европе и Центральной Азии

Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией

Накануне открытия Московской конференции по ВИЧ Максим повез меня и Елену из ОИЗ (организация — основной реципиент гранта Глобального фонда в РФ) посмотреть на уличную социальную работу, которую проводит ФАР при помощи их нового мобильного пункта, закупленного при поддержке Глобального фонда. Было очень радостно наконец увидеть, как одна из давних мечт сотрудников Фонда – приобретение микроавтобуса для проведения работы по снижению вреда на улицах Москвы — воплотилась в реальность. Также для меня очень важно было увидеть практическую уличную работу, которая имеет такое большое значение для участников программы снижения вреда, перед участием в конференции с ее множеством разговоров, обещаний и призывов к действиям…

У нас ушло примерно полтора часа на то, что бы доехать из центра до района Царицино, и пока Максим вез нас он рассказывал о том, как организована работа их проекта. В качестве забавной предистории он рассказал о том, как они повстречали первого участника на той точке, на которую мы ехали, который делал себе инъекцю в ногу прямо перед входом в аптеку и не мог надеть штаны обратно, т.к. наркотик уже подействовал. При этом он знал о программах обмена шприцев в Амстердаме, где он жил какое-то время, и был очень рад тому, что такая программа будет теперь доступна у него на районе. Когда мы спросили о том, какие наркотики люди в основном колют, Макс объяснил, что обычно начинают с дозы героина, который тем или иным образом можно достать в Москве, и догоняются потом в течение дня тропикамидом (глазные капли), для того, что бы продлить эффект от героина.

Микроавтобус остановился прямо напротив входа в аптеку, в которой полулегально продавался тропикамид, и в течение следующих двух часов, которые я там находился, я видел около дюжины клиентов проекта, в основном мужчин, но и женщин. К Максиму присоединилась его коллега Елена и они начали общаться с клиентами, обеспечивая их необходимыми профилактическими материалами, включая разные типы игл и шприцев, презервативы, информационные брошюры, но, что самое главное – они оказывали им всем моральную поддержку, общаясь с ними по-человечески и с хорошей дозой юмора. И клиенты это действительно ценили и были благодарны им. Они приглашали всех людей прийти завтра, когда к выходу аутрич команды присоединиться врач. Все клиенты были очень разные, кто-то спрашивал про заместительную метадоновую терапию, другие притворялись, что они больше не употребляют, но что им нужны шприцы, что бы кормить при помощи них свою кошку, которая больна и кусается. В начале своей работы на этой точке сотруднии ФАР посетили местное отделение полиции, что бы рассказать о своей работе. В полиции вроде как поняли чем они знимаются, и разрешили им работать на этом месте.

Сотрудники ФАР пытаются реагировать на многие актуальные потребности сообщества, такие как профилактика передозировок и предоставление налоксона, проведение экспресс тестирования на ВИЧ и т.д. Я был действительно очень воодушевлен и поражен героической работой Максима и Елены и их коммуникацией с клиентами. Я желаю команде ФАР продолжать в том же духе и надеюсь, что рано или поздно, польза от их работы для людей и общества в целом будет по достоинству оценена чиновниками и политиками в стране.




Category Categories: Люди говорят о проекте | Tag Tags: | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Сумка
Июнь 30th, 2016

Журналист Алексей Ковалев, узнав о том, что нас включили в список иноагентов, написал у себя на стене в Фейсбуке вот такой вот пост по этому случаю. Хотим выразить Алексею благодарность за него и за поддержку!

Люди говорят о проекте «Снижение вреда — Москва»
Июль 19th, 2016

За время работы нашего проекта «Снижение вреда — Москва» у нас накопилось некоторое количество отзывов разных людей о проекте и нашей работе, которыми мы хотели бы здесь поделиться с вами.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.