Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Подборка отчетов о лучших аутрич выходах проекта «Снижение вреда — Москва» за январь 2015

outreach2Выход 02.01. Ден Дред, Лена Г.

Более-менее сходили, было 6 контактов и много ледяного, промозглого дождя.

Мне кажется, что для такой ужасной погоды и этот результат неплохой, но Дред говорит, что у аптеки на Б-ской движуха намного интенсивнее, а в нашей старой аптеке у М-но тропик продают исключительно знакомым. Только на Б-ской надо, говорит, обязательно учитывать время выхода — вроде бы самый хороший промежуток с 8 до 10 часов.

Активно разбирали налоксон. Один мужчина упомянул, что налоксоном много людей откачал, но он сильно спешил, расспросить его о подробностях не удалось.

Левомеколь тоже разбирали хорошо. Всего было трое человек, которые сообщали о постинъекционных осложнениях, из них одна женщина.

 

Выход 10.01.2015. Ежи, Ярик, Илья

Вышли мы с Яриком в М-но в восемь часов. Наркопотребитель в этот дивный зимний и, что решительно приятно, не особенно холодный вечер попер на нас минут через пять после нашего появления (за это время мы успели лицезреть марьинскай салют и слегка пошвыряться снежками). Илюха чуть задерживался, и к моменту его появления с нами уже приключилось пять вторичных контактов. Далее под приятную беседу мы законнектились еще с шестерыми и один чувак подошел к нам повторно, так как, врезавшись тропиком где-то, забыл всю нашу шнягу. Мы дали ему еще дэцл. Была одна первичная барышня, которую я консультировала довольно долго и, что называется, от сердца к сердцу, практически по всем вопросам, по каким могла. Она обещала нам позвонить, т.к. были моменты, которые ее очень заинтересовали! Выражала огромнейший респект ФАРу, и расстались мы весьма довольные друг другом! А пока я чесала языком с умным видом, мальчики в четыре руки еле успевали раздавать мешочки со шнягой. В итоге последние наши на сегодня клиенты делили между собой остатки раздатки, так-как к их приходу практически ничего не осталось. Все расстраивались из-за отсутствия мазей и вкусняшек (типа гематоген и аскорбинка). Короче, очень даже чудесный выход получился, весьма чудесный!

 

Мини-выход 14.01. Женя Г., Лена Г.

Мы снова решили делать спонтанные мини-выходы для более интенсивной работы с местным сообществом. И вот, мы выбрались в этот вечер, и встретили пяток наркопотребителей. Из них 1 девушка, шла с мужчиной.

Был один совсем первичный контакт, Саша, с которым мы разговорились. О налоксоне он знал смутно и был очень рад этому препарату. Рассказал, что хочет искать наркологической помощи, но прописка у него в Подмосковье (Серпухов), в 17шку и 19шку его не берут. Мы объяснили, что можно попробовать в ННЦ. Его жена, москвичка, тоже, по словам Саши, хочет лечь в наркологичку. Но у Саши и его жены нет паспортов: они оставили их в залог в местном кафе. Деньги администраторам кафе Саша пока возвращать не собирается, т.к. их нет. Есть ли у него какие-то законные способы попробовать вернуть паспорта, или стоит восстанавливать? Мы с Сашей обговорили вариант обращения к участковому, чтобы он зашел в это кафе; вроде бы Паша не против попробовать действовать через участкового — но я не уверена, во-первых, что участковый за это возьмется; во-вторых, что это будет безопасно для Паши и его жены в плане обращения на них внимания со стороны полиции; в-третьих, что это сработает и им паспорта отдатдут.

 

Выход 15.01. Ежи, Ярослав, Лема

Вначале выхода было тухловато. Но всё скоро поменялось… Стали подходить наши участники, и парни и девушки, много. Даже Савва, мой знакомый, был, который давно хотел баянов взять. В общем, душевно и от сердца к сердцу. Под конец выхода к аптеке подъехало жёлтое такси, и мы признали в сидящих там парнях — наших наркопотребителей. Стали с ними общаться, и в момент, когда мы передали им пакет в окно машины — подбежали трое оперов в штатском  и резво и достаточно грубо стали их задерживать. Мы, понятное дело, остались и объясняли ментам — чем мы занимается. Они о нас знали, оказывается, но относятся плохо — типа мы даём бесплатно шприцы и из-за этого у нарков больше бабла на наркотики. И вообще, из-за того, что мы здесь стоим, все потребители толпятся здесь и пугают граждан. Ежи и Ярик рассказывали оперу (а может и не оперу) Евгению о снижении вреда, а я связывалась с Аней на тему — что мы можем сделать для ребят. Этот вопрос возник потому, что 1) менты очень грубо себя вели и было подозрение, что в ОВД они будут вести себя ещё хуже 2) возможно, этим парням может понадобиться юридическая помощь. Но, к сожалению, фамилий ни полицейских, ни этих парней нам узнать не удалось. Арсений дозвонился в ОВД Измайлово. А потом я, как социальный работник звонила. В первый раз со мной хорошо и вежливо поговорил дежурный, сказал, что ребят проверяют на причастность к преступлению, и если их нет в базе, то отпустят скоро. Договорились, что перезвоню через 3 часа. И в этот второй раз другой мент меня «послал», хоть и не прямым текстом. Сказал, что сегодня вообще никого не задерживали и их ОВД на ремонте, и типа делать нам, социальным работникам, больше нечего, кроме как звонить по ночам в ментовку. Возможно, это был один из задерживавших, очень похож был по манере общения. Надеюсь, ребят отпустили, и может мы встретимся с ними на Первомайке. А пакет с баянами водитель такси отдал нам обратно и мы вручили его девушке, когда уже уходили.

Выход 21.01. Даля, Маша.

Вышли около половины восьмого и простояли минут сорок пять, ибо за это время произошло 15 контактов и у нас не осталось ничего. Причем, любопытная подробность: из пятнадцати человек, с которыми мы, так или иначе, общались, была лишь одна девушка. Девушка была очень молодая, веселая, ярко накрашенная и общительная. Впрочем, кажется, мы с ней уже как-то виделись. Запомнился еще молодой грузин, который попросил у нас пачку инсулинок, пообещав вернуться минут через десять. Вернулся, набрал еще всякого, рассказал про не то друга, не то брата, которого только что приняли и с которым не получается связаться, продиктовал мне зачем-то какой-то номер, по которому нужно было выяснить что-то у самого этого не то друга, не то брата (у грузина на телефоне денег не было); впрочем, номер был стабильно недоступен. Тот факт, что грузин не особо расстроился по этому поводу, да и вообще забыл о том, что пятнадцать минут назад ему казалось, что срочно надо кому-то звонить, я отнесла на счет изменения состояния и, соответственно, сознания. После девочки, грузина и еще одного, малопримечательного чела, народ стал подходить группами. В рюкзаки оборзело к нам не лезли, а вежливо спрашивали кто мы такие, бесплатно ли, что у нас есть, с кем можно связываться по поводу всяких реабилитационно-медицинских и юридических проблем. Думаю, понятно, что кроме той единственной девочки, все были первичными. Вот такой вот шикарный выход вышел!

Выход 22.01. Лема, Илья.

Пошли на Б-скую, а не в М-но — потому что встретились поздно, а в М-но обе аптеки до 22.00 Движуха там нормальная. Много парней приезжали на машинах, но мы не успевали им ничего предложить, так как они быстро убегали. И первые минут 20-30 прошли просто в наблюдении за этими рейдами. Где-то в пол-одиннадцатого мы наконец-то заговорили с парой — парнем и девушкой. Они спросили «Что за праздник?» Мы рассказали о снижении вреда, дали им баянов, литературы и сказали что по разным вопросам нам можно звонить. От сердца к сердцу получился разговор, мне показалось, девушка не хотела уходить. Потом было ещё трое людей, одна девушка о нас уже знала, остальные были первичные. Когда возле нас собралось трое человек, вышла аптекарша. Сказала, что не нужно привлекать внимание. Но так она, по-доброму сказала. И говорит, вы можете мне отдать чего вы там даёте, я сама раздам. Мы баяны не стали ей, конечно, давать, а вот материалы дали — про снижение вреда, ВИЧ, гепатит и «Найди свой путь». Вроде как она поставила их в окошке возле кассы. Мне кажется, стоит в следующий раз, если она будет, стоит ещё раз к ней заглянуть и может чего ещё ей дать, чтобы она поставила у себя — чтоб люди могли брать. Ещё она сказал, что мы хорошее дело делаем (мы сказали, что раздаём средство от передозировок и занимаемся профилактикой ВИЧ).




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Nelson Mandela

    норм ! ))


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Акция «Подснежник» 2017
Май 29th, 2017

Вот уже четвертый год подряд Фонд им. Андрея Рылькова проводит весеннюю акцию по сбору использованных шприцев в разных районах Москвы.

Ольга с Первомайки
Май 27th, 2016

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице для излечения гнойных осложнений. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь.

Налоксон спасает жизни — хроники Московского аутрич. Ноябрь 2013.
Январь 5th, 2014

В ноябрьских хрониках часто фигурирует налоксон, его востребованность и то, что он реально спасает жизни участников нашего проекта. Читайте очередную подборку отчетов наших аутрич!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.