Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Налоксон спасает жизни — хроники Московского аутрич. Ноябрь 2013.

outreachВыход 03.11.2013. Тимур и Арсений Л.

Народу было не много. Обозначу этот печальный момент сразу, чтобы он не обременял собой дальнейшее повествование.

Выход скрасили Илюха, Дредлок и их товарищ, с которыми мы долго и хорошо общались.

А так —  цапнули одного первичного с дипломатом, который принял в себя баянов и салфеток,  и захлопнулся. Далее дипломат проследовал в крепкой руке участника по своим делам. Участник был весьма благодарен. Говорит, у него с ногами проблемы (хотя его походка говорит это в унисон с его губами, даже с неким опережением). Дали ему наши контакты. Рассказали, чем можем помочь. Еще налоксон ему дал. Потом были еще ребята, которые быстро затарились и убежали.

Еще была Натуся. Переживает по поводу операции через 2 недели. С ней был парень. Хотя он был в таком состоянии, что с ней было скорее тело парня. Ментальная его составляющая пребывала в вязкой тропикамидовой дремоте и лишь изредка обозначала себя. Еще была пара — парень и девушка. Им дали что было. Ну и налоксону. Налоксон хорошо идет. Нужен он людям. Вот как-то так.

Выход 07.11.2013. Соня, Лена Г., Илья

Выход прошел довольно быстро, т.к. участники бойко разобрали материалы. А у меня совсем не было двушек-трешек, хнык.

Налоксон берут очень охотно. Прозвучало сообщение об одном человеке, спасенном налоксоном (по-видимому, нашим). Единственное, что я запомнила из этого сообщения, — что укол был в попу.

Хотели сделать тест на ВИЧ, но у меня оказалась только коробочка из-под теста ((

Всего 11 или 12 контактов было. Удивительно, но первичных контактов довольно много — правда, большинство из этих людей слышало про нас от своих знакомых. Один чел такое удивление выражал при общении с нами, что он либо совсем первичный, либо даже не наркопотребитель.

Выход 10.11.2013. Тимур и Соня

Вышли мы поздновато. Около 21.20. Встали такие. Первым подошел парень кавказской наружности и просил 20 рублей. Сообщили ему, что 20 руб. нет, но есть баяны. Он сказал, что и они ему подойдут и взял одну пятерку и брошюрку о нас. От большего отказался.

Потом были ребята, которые нас вроде как знают. Подошли, и мы их одарили хорошо. Налоксона дали. Один не понимал кто мы и зачем это нам, но когда узнал, что нам важно отношение к потребителю как к человеку, — обрадовался очень и вообще был душевен очень!

Потом был еще парень высокий, глухонемой. Показали ему на пальцах. Он показал свою инсулинку, и мы ему дали еще их штук 30. Он улыбнулся,  показал большой палец вверх и умчался.

Запомнился еще парень, который с другим парнем убегать должен был, но мы его перехватили. Спросили его — надо ли чего, и он выдал: «Да. Надо всего. Я наркоман и я колюсь», — от чего мы немного опешили. Каминг аут такой. Нечасто такое откровение услышишь!!! От него веяло чем-то добрым и хорошим. Короче, он душевный и был нам очень благодарен.

В общем выход был хоть и не очень богатый на людей (6 контактов), но очень душевный!

Еще стоит отметить, что мы всем давали брошюрки о нас, чтобы люди на районе читали и делились с другими участниками.

Фото 2013-02-27 11.11.18 до полудняВыход 12.11.2013. Лена Р., Женя, Кащей, Паша

Из-за того, что я, до конца не разобравшись с графиком, настроила всяких планов, выход был растянут по времени и из-за этого, как ни удивительно, вышел на редкость удачным.

Начался он с того, что Кащей вышел к аптеке вместе с Пашей в начале 9-го (я их заранее предупредила, что успею только к 9). В течение часа общение у них было очень активным, они раздали коробку инсулинок и коробку двушек. А потом, до моего появления, у них наступило затишье. Из особенностей этого времени было то, что к ним подошла девушка, которая попросила помочь с ночлегом, рассказав, что она уже 4ый день на улице. Ребята объяснили, что именно наша организация этим не занимается, но посоветовали ей подойти позже, к моему приходу (она в результате так и не пришла, но телефон ФАР у нее есть, она может позвонить). В общем, затишье продлилось до закрытия аптеки. Кащею надо было уехать ненадолго, и мы договорились его подождать, чтобы вместе ехать к девочкам. Женя захватил с собой и раздал там 5-ки и 3-ки.

Пока мы его ждали, встретили парня, который прихрамывает и ходит с палочкой (он никогда не берет у нас ничего, но почти всегда готов пообщаться). Он сказал, что три недели пролежал в больнице с панкреатитом, что ему делали какую-то операцию и показал три дырки в левом боку. Я ему посочувствовала и выдала пластырь и метилурацил. Он так проникся помощью и поддержкой, что решил нам активно помогать. Мы с Пашей стояли в переходе, прямо перед выходом, который ведет к нашей аптеке, расположив сумки на подоконнике. И к нам повалил народ! Отчасти потому, что мы своим видом были похожи на что-то замышляющих людей, но во многом потому, что парень с палочкой стал к нам направлять клиентов. В результате, даже дождавшись Кащея, мы уже никуда не поехали, а так и стояли в переходе и раздавали шприцы и прочую шнягу аж до 12 ночи!  Народ был разный, но очень много было винтовых, как ни странно. Они вовсю рассказывали, что у них на районе появился винт на солутане. Между собой мы, обсудив этот факт, решили, что это гон. Тем не менее, шприцы расходились очень бойко, а вместе с ними и презики. Я раздала целую упаковку, из тех, что Макс на собрание приносил. Та как Магомет не пошел к горе, то гора сама пришла к Магомету: к нам подошла милая барышня, которая сказала, что она секс-работница, что давно о нас слышала и все никак не могла встретить. У нее тоже проблемы с жильем и одеждой-обувью. Если есть секонд на 44 размер одежды и 39 размер обуви, то она с радостью его примет. Она собиралась подойти в четверг. Зовут ее Лера. Она набрала у нас шприцев и презиков.

В общем, основной удивительный для меня вывод из нашего выхода был в том, что после закрытия аптеки движение не прекращается, а идет с новой силой. Мы подумали, что может, стоять в переходе (это и теплее, и бутылки на голову не прилетят), но Кащей сказал, что это стремно, т.к. мы будем привлекать внимание, и к тому же тут чаще ходит полиция.

Выход 20.11.2013. Илья, Лена Ильи, Лена Г.

Оказалось, что аптека находится не на Ю., как сообщали первоначально, а на ул. Ш.

Но сначала меня направили на Ю., и там я некоторое время простояла — какое совпадение — тоже у круглосуточной аптеки, и там тоже явно продавали что-то тематическое. Когда я заходила в аптеку погреться, молодой человек покупал терпинкод. Но я не успела  подойти, т.к. одна этого делать не стала, следуя нашим правилам безопасности.

На Ш. народ есть. Первые трое отказались от контакта, зато последующие потребители были более общительны. Мы успели одарить шнягой всего 5 человек, когда обратились с нашими стандартными предложениями  еще к двум мужчинам — я отметила про себя, что эта пара отиралась ранее у аптеки на Ю. и что от среднестатистического клиента они отличаются некоторым недостатком субтильности. В ответ один из них предъявил удостоверение. Я не вгляделась, а Илья не поленился и прочел, что это не районные опера, а сотрудники ФСКН. Мы объяснили, чем занимаемся, я показала письмо поддержки, и бычку они включать не стали. «Ну что, много их здесь, да?» — понимающе спросил мусор. К сожалению, осмотревшись, они сцапали одного из участников с нашим пакетом.

Когда мусора уехали, ребята предложили на сим выход завершить, что в принципе было разумно. У Лены и Ильи возник вопрос, какие последствия от общения с правоохранителями во время выходов могут возникнуть у аутричей — активных потребителей. Могут ли направить на продувку? Насколько я понимаю, это незаконно или как?

Было одно сообщение о спасении нашим налоксоном: пара м & ж, сами первичные, рассказали, что недели 3-4 назад мужчина был откачан компанией, в которой они также находились, и у кого-то оказалась розданная нашими аутричами ампула. Мужчина пришел в себя через несколько минут.

Выход 21.11.2013. Макс, Лена, Маша П.

Вышли мы в обычное время и быстро вкусили наступающие холода. Я прям стоял, поражался тому, как мы ходили все эти годы туда зимой, поражался нашему героизму и самоотвержености. В общем снимаю шляпу перед самим собой и всеми аутричами, кто ходил туда все эти годы.

Народу было средненько: был Ваня, завсегдатай вторичной раздачи и герой рубрики «Правила жизни» в скором времени ожидаемой газеты «Шляпа и баян»; была знаменитая в нашей рассылке Валя из Л. Валя просила передать Лене, что если есть женский секонд, то она ему будет рада. Вообще народ подходит как-то волнами, что немного затрудняет работу и  общение «от сердца к сердцу», но ничего не поделаешь. В очередной раз убеждаюсь, что мы большие молодцы, что сделали пакеты с символикой фонда и теперь наркам есть куда совать шприцы, бинты, мази и т.п., а не использовать для этого рукава и карманы.

Гвоздем этого аутрича стала жительница второго этажа, расположенного в доме над аптекой. Я не нахожу слов этому перформансу с ее стороны. В общем, в один из моментов, когда был небольшой кипешь вокруг нас и много участников хотели взять то одно, то другое, эта женщина (курила она на балконе) взяла стоящую на ее балконе лыжу, направила ее на нас и стала орать, что у нее белый билет и что она нас щас всех тут нахуй перестреляет и ей ничего за это не будет. Это вызвало интерес даже у нарков, и они ей снизу стали орать, что она гонит, а мы на самом деле хорошие и помогаем людям. Но она не унималась и что-то там бубнила и поводила лыжей как ружьем и требовала свалить. Очень  ее хотелось послать, но меня удерживало то, что я представлял фонд и подход снижения вреда как такового в России и в Москве в частности. Из аптеки даже вышел охранник (в этот день это был какой-то старикан) и меланхолично наблюдал за происходящим. Через какое-то время он спросил нас с интересом — а откуда она патроны взяла? Пришлось огорчить его и сказать, что лыжи не стреляют патронами. В общем, мы немного отошли от балкона (вдруг кидаться лыжными ботинками начнет) и включили игнор.

Тем временем мы окончательно промерзли и решили пойти погреться в магазин. Потом дождались автобуса и поехали к проституткам — наркопотребительницам на трассу. Проституток-потребительниц не было, и мы не стали общаться с другими, так как это не наша целевая группа. В общем, мы поехали домой отогреваться и спать.

Такой вот вечер был у нас.

Выход 22.11.2013. Лена Г.,  Соня

Наш выход изначально предполагался последним (так как последние выходы мы просто стояли часа два, и у нас было 1-2 контакта), а оказался неожиданно продуктивным. Мы встретились около 8 и пошли сначала к аптеке на разведку. Там мы простояли 20 минут  без толку. Тогда мы отправились к старой точке, и там оказалась неожиданная движуха. Первой мы поймали женщину, которая вышла из мерса, что поначалу нас немного смутило. Но она меня узнала и рассказала, что народу очень много около 11-12 часов, и все ходят и спрашивают про нас. Спрашивали, где же Тимур)). Ищут нас еще и потому, что в аптеке почему-то нет шприцев. Потом мы встретили несколько первичных девушек, которые про нас слышали и говорили, что все надеялись нас встретить. Девушки просили визитки и брошюрки, так как многие знакомые слышали про нас и ищут наши контакты. Большей популярностью пользовался налоксон. Атмосфера, которая еще недели три назад была напряженной, сейчас совсем расслабленная, народ ставится прям возле аптеки. В итоге было 6 контактов, море душевного тепла, и домой мы ушли довольные.

Выход 29.11.2013. Тимур и Соня

Вышли мы поздновато, были в 20:30 где-то.

Темно. Холодно. Около кафе тусили парни. Четкие ребята, с Дагестана вроде. Вполне себе они прониклись снижением вреда. Потом другу своему рассказывал один: «Прикинь, активисты помогают наркоманам, чтоб не одним шприцем, чтоб СПИДа не было». Тот удивился и в удивлении ушел. Рассказчик еще стоял с нами, время от времени отходя. Потом звал в кафе греться.

Было несколько вторичных контактов и первичные были. Всего 5 контактов было. Один был, сказал, что у него у друга ноги гниют. Друга этого мы знаем. Говорит — приезжали к нему уже. Дали ему визитку. Сказал, что позвонит. Еще налоксон дали. И тут он рассказал нам, что откачал одного парня. Тот уже синий был почти, а он ему по вене поставил и, говорит, помогло.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Ольга с Первомайки
Май 27th, 2016

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице для излечения гнойных осложнений. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь.

Вести с полей московского аутрич
Апрель 21st, 2014

И еще одна сводка отчетов о работе нашего проекта "Снижение вреда - Москва" - за февраль и март этого года.

Налоксон спасает жизни — хроники Московского аутрич. Ноябрь 2013.
Январь 5th, 2014

В ноябрьских хрониках часто фигурирует налоксон, его востребованность и то, что он реально спасает жизни участников нашего проекта. Читайте очередную подборку отчетов наших аутрич!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.