Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Вести с полей московского аутрич

И еще одна сводка отчетов о работе нашего проекта «Снижение вреда — Москва» — за февраль и март этого года. С предыдущими хрониками московского аутрич можно ознакомиться здесь.

———

DSC02295Выход 01.02.14. Тимур и Соня.

Вышли мы не рано, к 9.20. где-то. Как мы и думали, в это время активность на районе уже затухает. Мы ждали, ждали и вдруг встретили Илью. Причем, Тимур его не узнал и пошел агитировать брать бесплатные баяны, но к счастью по пути одумался. Была еще пара контактов, но холод начал брать свое. И тогда мы решили пойти проверенным путем и отправились в вестибюль метро — греться и высматривать потребителей. Там мы встретили большую смешанную компанию, многие из которой были нам знакомы, и в тепле душевное общение расцвело. Была девушка, у которой уже неделю после инъекции в пах температура, болит и отекает нога — похоже на острый тромбоз глубоких вен. Поскольку это ситуация скоропомощная, я спросила, не хочет ли она лечь в больницу, на что она сказала, что уже давно об этом думает. Мы можем ей помочь? Это может быть кейс для женского проекта…

Выход 04.02.2014. Лена Р, Дредд, Илья.

Ура-ура! Выход наш, наконец-то, состоялся. Оказалось, что мы с Дредом не могли созвониться, т.к. у него изменился телефон. В этот раз я договаривалась с Ильей, но на выходе со мной стоял, в основном, Дредд. Я так давно не выходила, что немного отвыкла и совсем забыла взять пакеты для раздачи. Медицинских штук у меня было тоже маловато, а у Дредда с Ильей вообще ничего не было, но мы обошлись большим количеством шприцев, витаминками и налоксоном. Я появилась у аптеки чуть раньше и уже на подходе заметила группу людей явно что-то замышляющих. Я им рассказала, что представляю Фонд Андрея Рылькова, и могу им дать совершенно бесплатно шприцы различного размера, но вид у меня слишком приличный и люди отказались (девушка уже готова была принять от меня раздачу, но парень пошел в отказ). Подошел Паша и сокрушался, что нас давно не было. Я заверила, что теперь мы как штык будем. Он взял, как обычно, много всего и попросил, если будет возможность, захватить в следующий раз прокладки для девушки (вроде ежедневные). Еще был невысокий парень в татухах и он очень просил налоксон — отоварила. Подходили еще несколько раз ребята, видя, что я сижу у аптеки с рюкзаком. Илья с Дреддом еще не подошли, а сама я не подходила к целевым товарищам, т.к. первый мой опыт одиночного обращения в этот день был неудачным и, похоже, отпугивающим. Еще просили эластичный бинт на следующий выход захватить, если есть!

Выход 08.02.2014. Тимур и Соня

Короче, с нами была еще Анна, которая типа юрист с МГЮА. Вышли мы рано. Стоим такие. У аптеки тусня идет, но все какие-то цивилы. Есть и наши. Встретили глухонемого, который капец душевный. Инсулинок ему дали он был очень рад. Еще был мужик на палеве, который капец как афигевал с такого сервиса. И все повторял: «От души, от души нагрузили как Боинг-747». Еще была девушка на кумарах. Ну мы ей дали баянов и все такое. Постояли еще и встретили чувака из вестибюля метро. Он сказал, что лучше нам туда подойти. Подошли. Там все знакомые лица. Девушка с проблемами с ногами. Еще ребята. Компания смешанная. Алко-наркозависимость так сказать. Девушки рады были презикам. Да и парни рады. Весна не за горами. Одна даже сказала, то ли в шутку, то ли в серьез, что может забеременеть 3 раза в году. Смешно и страшно конечно. Ну что поделать. Тесты на беременность дали. Салфетки. Прокладки там просят дамы, но у нас нет. Потом там встретился Вова, друг Дредда и Илюхи кстати. Еще там подрулил чувак с разбитой головой. Бровь висит на коже. Говорит, топором его ударили. Ну, решили вызвать скорую ему. Дождались. В машину его посадили и что-то не уезжали. Мы стоим, смотрим. Они ему там руки подымают, пишут чего-то. Мы устали ждать. И чувак в машине раненный тоже видать устал и решил ускорить процесс. Короче, он там, простигосподи, стошнил. Процесс ускорился, и его увезли в 58 больницу зашивать. Такой вот был выход.

21.02.2014.  Вторичная раздача Вета

У Веты уже не были почти месяц, она очень просила налоксон. Теперь, когда он появился, съездил к ней на тачке. Привез баяны, бинты, броналинд, налоксон. Трофическая язва на ноге у нее почти затянулась, правда говорит, что пару дней назад у нее температура поднялась и рана увеличилась на пару сантиметров. Говорит, что болит рана. Очень жалуется на рану на руке, говорит, что внезапно появились две язвы, хотя туда не колола. Из них выдавливает гной ежедневно. Если получится — было бы здорово привезти туда Соню, чтобы она посмотрела. Попробуем в субботу, если успеем.

Выход с автобусом, 23.02.2014. Женя, Соня, Аня (юрист, вышла как фотограф)

Выход-выезд оправдал все ожидания! В районе 7.20. Женя припарковался прямо напротив аптеки — и около нас начал собираться народ. Многие подходили сами. На автобус все реагировали позитивно — можно было погреться. А пока мы с Аней раздавали шприцы и прочее около аптеки, Женя протестировал в нем на ВИЧ девушку. Подходили и какие-то хипстеры с вопросом, что это у нас за акция такая. Много было контактов с женщинами — с первичными, в том числе. Были вопросы про наркологическое лечение, медицинские консультации, народ демонстрировал желание помогать вторичной раздачей и творческим участием в выпуске Шляпы и Баяна — не знаю, придавал ли нам такой солидности автобус. К сожалению, не осуществилась идея с первой медицинской помощью в автобусе — доблестная полиция разогнала потребителей, которым нужны были перевязки, из вестибюля метро, и мы их не нашли.

Выход 27.02.2014. Кащей и Маша.

Встретились с Кащеем прямо у аптеки. Почти сразу же подошел человек, которому нужны были только баяны — но разные. Потом сразу четыре человека появились — двое зашли в аптеку, двое — остались на улице. Пообщались с теми, что на улице остались. Они сперва немного стреманулись и почему-то решили, что мы им баяны решили продать. Но потом успокоились, разговорились и взяли кроме баянов мази, пластыри, налоксон. Потом вышли из аптеки двое их приятелей и тоже попросили всего-всего. В том числе, проспекты взяли (особенно просили), газеты — «почитать потом» и наклейки — «они веселые». Через некоторое время появилась еще двое — они взяли «трешки», «пятерки», «инсулинки», налоксон и мази, салфетки и презервативы. Когда у нас уже совсем мало чего осталось, пришло еще трое — два парня и девушка. Они смели все, что было, причем один из них особенно сетовал из-за того, что не осталось налоксона. Он рассказал, как на днях откачал четырех человек сразу, и у него осталась только одна ампула из пачки.

Выход 11.03.2014. Женя и Маша

Встретились у метро и решили сперва съездить в аптеку на 15 парковую, где раньше была движуха. Движухи там не оказалось (Женя зашел в аптеку и спросил), зато ему позвонила девушка по поводу вторичной раздачи. Мы с ней встретились, дали ей пять пачек инсулинок, десяток трешек, десять пятерок, три десятки, пол пачки налоксона, спиртовых салфеток и аскорбинок — она на марафоне. Вместе с ней (Женя на машине был) мы поехали в демпинговую аптеку, где и расстались. За полтора часа (может, даже и меньше) у нас было 16 контактов (из них два вторичных) и раздала ВСЕ, что у меня было. Последним уже даже нечего давать было. Женя тоже почти все раздал — причем, все хотели инсулинок, а у нас под конец только съемные остались, которые не пользуются большим успехом. Двум девушкам Женя оставил контакты, так как они хотели сделать тесты на ВИЧ, но на месте засомневались. Три человека рассказали нам, как им приходилось пользоваться налоксоном.

DSC02280Выход 12.03.2014. Женя Г., Лена Г.

Начали выход в 11 часов и опасались, что вышли слишком поздно, но получилось весьма продуктивно: 13 контактов за менее чем полтора часа.  Причем гендерный баланс качнулся-таки в сторону Ж — девушек было почти половина.

Первым контактом была молодая женщина. Предложили баяны, она радушно взяла баян и стала о нас расспрашивать. В преизбытке чувств она настойчиво уговаривала взять эклеры. Внезапно с угрожающим видом подошел высокий плотный мужчина, ее муж. Видимо он решил, что мы попрошайки. Когда она ему сказала, что отдает нам его эклеры, мне стало страшно, тем более что я совсем не хотел принимать ее подарок, и даже параноил, а не подкидывают ли нам палево. Суровость лица ее мужа пропала, когда он немного прочухал о нашей деятельности. Вскоре подошло еще два их приятеля, получили баяны. Взяли и налоксон, о котором они уже все знали, брошюры, салфетки и пр. Перед прощанием они заставили взять батон колбасы, и женщина умилительно несколько раз обняла каждого из нас.

Еще было трое молодых людей, но они быстро убежали.

Затем подошел мужчина средних лет, и в ответ на наше предложение сперва сказал, что ему ничего не нужно. За ним в очередь стал другой мужчина, согласившийся взять баяны, и в итоге тот, первый, сам попросил инсулинок. Затем минут двадцать никого не было, и ощущалась полная безлюдность. Но она прервалась несколькими первичными контактами с женщинами, разных возрастов.

Наконец, подошла группа из двух мужчин и девушки. Помимо шняги, мы предложили им пройти тесты на ВИЧ. Сделали два теста. В ходе тестирования мы с ними хорошо пообщались. Как оказалось, один из мужчин уже как-то тестировался у нас. Они оставили свои телефоны, причем девушка обнадежила помощью в организации женского семинара и рассказала о том, что ее подруга имеет пост инъекционные проблемы с ногами.

Во время тестирования, прямо когда мы капали буферный раствор, к нам со спины подкрались с фонариками сотрудники полиции (среди них была одна женщина). Мы с невозмутимым видом продолжили манипуляции и общение с участниками, в нескольких словах кинув через плечо полицаям объяснение того, что происходит. Как ни странно они удовлетворились и удалились (но, как выяснилось, не навсегда). Пока тесты проявлялись, ребята отошли поставиться куда-то.

Пока их не было, пришел к нам наш старый участник, чернокожий Валерий. Он был весь в слезах, говорил, что его кинули на очень крупную сумму. Взял инсулинок. Предложили ему также подаренную первой участницей колбасу, которую он также унес с собой. После подошли и ушли пару неконтактных девушек.

Наконец вернулись ребята, которых мы тестировали. Некоторое время ушло на послетестовую консультацию. Решили завтра встретиться с одним из участников и провести повторное тестирование.

К этому времени у нас закончились инсулинки и почти всё, кроме пятерок. Даже литература. Много мазей раздали. Ребята удалились. Мы постояли еще минут пять, и двинулись в сторону дома. И обнаружили, что эту группу шмонают трое ментов. Когда мы поравнялись с полицейской машиной, один из ребят сказал, что мы их тестировали на ВИЧ. Они обратились к нам, мы представились, что мы действуем от Фонда. Лена предъявила удостоверение, полицейский его взял и не отдавал. Вскоре подъехала вторая машина (те же, что подкрадывались сзади с фонариком, но вместо женщины-полицейской был мужчина). Среди полицейских, кстати, были и те, которые в одном из прошлых аутричей досматривали автомобиль. Дальнейшие события отняли у нас почти полчаса. Лена позвонила, посоветовалась с Тимуром. Мне сказали, что я свободен, притом у меня даже документы не спросили. А Лене предлагали проехать на профилактическую беседу, проверить ее удостоверение. Убеждали, что наша деятельность не имеет смысла, что баяны, которые мы раздаем, должны быть сертифицированы, и что если после нашего баяна нарк заболел и умер, то мы должны сесть в тюрьму.  Одно время мент спросил было наличие у Лены паспорта, она уже было достала документ, но мы его не предъявили, поскольку нам пока что не было предъявлено удостоверение сотрудником и нет в принципе оснований для проверки документов. Это была серьезная вербальная схватка, против нас стояли шесть ментов, и мы испытали на себе разные их техники. То один вдруг, разыгрывает карту, мол, отказываемся ехать в отделение, оказываем сопротивление; то другой отзывает меня в сторону, вспоминая историю того, как он как-то раз ночью, когда я попал  рядом с домом в ДТП, с ребенком в автомобиле, не стал лишать меня родительских прав, а просто отпустил восвояси. Угрожает, что, мол, я такой нехороший, теперь он остановит мой автомобиль после девяти часов вечера, если он обнаружит в нем ребенка, то лишит меня родительских прав.

Но, в итоге на профилактическую беседу мы не пошли и удостоверение Лене вернули. Одного или двух из участников забрали, а также еще одну девушку, шедшую к аптеке, цапнули.

Выход 14.03.2014. Ежи и Василий.

Встретились с Ежи в 20.20. у метро. Встали у аптеки рядом с выходом из последнего вагона, думали постоять до 21 ч., потом пойти к аптеке, которая немного подальше от первого вагона из центра. Через 10 минут из аптеки вышла тетка и начала закрывать ставни. Оказалось, что они работают не до 21 ч., а до 20.30. Пошли ко второй аптеке. Работали там до 22.00. Немного замерзли. Контактов было 6. Из них 5 парней и одна девушка. Роздали много — процентов 70 шняги, которая  была у нас с Ежи: много инсулинок, троек, двоек, спиртовых салфеток, брошюр, презиков, газет, мазей. Ежи консультировала и раздавала налоксон. Его берут очень охотно и отзываются очень хорошо. Наркопотребители говорят, что часто спасают с его помощью многих своих друзей.

Итого роздано:

Инсулинок «красных шапок»: 24 пачки

Двоек: 2 коробки

Троек: 2 коробки

Спиртовых салфеток: 2 пачки

Брошюр: каждому клали в пакет ФАР — Вены, Гепатит С, профилактика ВИЧ, права задержанного.

Презервативов: примерно по 4 каждому

Газет: по 2 в пакет каждому, двое пацанов взяли еще для друзей + Ежи одарила их разноцветными наклейками ШиБ.

Налоксон: Ежи раздала пачку или две.

Мазей: Левомеколь, Троксевазин, Гепарин ушли по 1-2 тюбику. Всего штук 6.

Выход 19.03.2014. Макс и Маша.

Вышли в 19.30. Как всегда в М-но почему-то, было холодно и ветрено. Практически сразу же прибежал человек, который радостно улыбнулся и попросил спиртовые салфетки и одну пачку инсулинок. Те, которые приходили потом, не были так скромны — никто не ограничивался инсулинками и салфетками. Люди спрашивали и двушки (которых не было), и трешки, и пятерки, и инсулинки, и даже десятки пару раз спросили. Мази были нужны всем, а их у нас было совсем мало. Один раз меня попросили презервативов и очень сетовали, что нет какого-нибудь «контекса», а есть только нечто под названием «love». Впрочем, взяли и их. Три человека попросили налоксон, причем двое из них рассказали, как спасали при помощи него людей — за один раз трех человек. Просили наши координаты для того, чтобы проконсультироваться по поводу лечения, в том числе. Одна девушка долго рассказывала Максу о своих мытарствах с лечением и наркологичками — он дал ей кое-какие советы. В общем, несмотря на отвратительную погоду, выход получился неплохой.

Выход 27.03.2014. Макс, Даля, Стамбул.

Заметно теплеет и уже можно просто сидеть на оградке и не дрожать от холода через 20 минут. Теперь дрожишь через 1,5 часа, что есть заметный прогресс.

В этот вечер были постоянные наши участники, Ваня как всегда взял на вторичную раздачу, и еще несколько старых знакомых. Так же была девочка на автомобиле, которой я несколько выходов назад рассказывал про реабилитации и анонимных наркоманов. Она даже сходила на группу, но ничего не поняла, что там происходит. Договорились сходить еще разок вместе. Так же продолжают спрашивать налоксон и делится радостью воскрешения друзей. В это вечер нам поведали о 5-6 спасенных человеках нашим налоксоном. Раздача налоксона — это сила, и радует отклик и заинтересованность сообщества.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Ира, Маруся и сто кабинетов
Май 27th, 2016

Настя Кузина написала для сайта Радио Свобода про нашего социального работника - Машу Преображенскую и ее нелегкую работу в ФАР.

Вести с полей московского аутрич
Апрель 21st, 2014

И еще одна сводка отчетов о работе нашего проекта "Снижение вреда - Москва" - за февраль и март этого года.

Хроники СВ-Москва. Сентябрь
Октябрь 5th, 2013

Продолжаем публиковать отчеты наших аутрич работников об их выходах и работе! Сегодня это хроники сентября!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.