Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Спасенные налоксоном жизни, 37 человек за выход и много журналистов

Выход Серега, Лена П. 04.07.

Душевнейший выхоид, было тридцать участников! Много консультаций по разным вопросам, один тест на ВИЧ сделали.

Наш загадочный бегунок Паша, который от нас бегал целый год (баяны брал, код не давал) уже второй раз с нами надолго зависает побеседовать по душам. Мы с Серегой его обучаем, медленно, но верно, толерантности (наезжает постоянно на азербайджанцев и наркоманов), он нам травит байки про своего кота, сегодня подарил нам конфет и бананов!

Еще две девочки, которые приходят к нам постоянно, подарили нам дыню (я ее, конечно, забрала себе, воспользовавшись служебным положением).

Одна девушка прикатила за тропиком на велике,  в полной спортивной амуниции, выглядела она как человек, готовый к тур де франс, то есть прямо очень круто. И она была такая здоровая, бодрая и веселая, с таким живым славным взглядом, как будто всю жизнь торчала в Голландии где-нибудь, а не в России.

Еще один наш постоянный участник тоже приехал на велике, к которому привязал на длинной веревке самокат, на котором катился его сын, это тоже было здорово.

Даша, старая участница, принесла нам котят! Пока она с товарищем ходила вмазаться, разрешила нам с Серегой их потискать — котята очень смешные, очень разные: один черный и вертлявый, как будто на скоростях, а другой белый и тупой, как будто обхмурился. У Даши с ногами беда — большие кровоточащие язвы, все ноги темно-фиолетовые, в общем, херово все.

Было четыре истории о спасенных нашим налоксоном жизнях.

Выход Макс, Ася. 07.07.

Вышли с журналистами с BBC и встретили чувака первичного, который рассказ, что он бывший врач-травмотолог, и что потерял работу из-за гепатита. А потом понеслось – и в итоге окпзался в местах лишения свободы. Так что пока безработный. Он сказал на камеру со спины, что очено нужное дело мы делаем, социально полезное. Потом пришел Ваня и с открытым лицом рассказал о своем опыте. Женя, жена Вани, принесла сдать использованные шприцы, и пока шел дождь и не было участников, я ей рассказал о том, что важно знать волонтерам. Мы рассказывли участникам о том, что ФАР признали иноагентом, и спрашивали их мнения. Они отвечали, что им пофиг, и они знают, что мы хорошие! Приходила девушка, у которой нет никаких документов, у нее очень болел зуб — опухла щека. Просила помочь ей. Я стала звонить в скорую, узнала телефон круглосуточной стоматологической помощи, позвонила им. Они сначала сказали, что обязательно нужны докумены, но потом, выслушав мои аргументы про то, что это угроза жизни и т.п., сказали «приезжайте». Но, увы — девушка к этому времени уже куда-то исчезла :(

8Y8A06182_Large

Выход Ярик, Лема, журналист и фотограф из Хельсинки. 08.07.

Выход хороший, человек 20 было. Одна девушка сказала, что бахаться налоксоном хреново, ну мы разъяснили ей, что кайфа она не получит и что это средство от передозировки. Еще один участник присоединился к нашим обсуждения и прям очень крутая равная консультация получилась! Вообще много на тему налоксона общались с участниками и много его раздали. Услышали одну историю о спасении нашим налоксоном жизни. Были девонки-участницы, которые передавали привет Ежи и спрашивали про встречи группы по воскресеньям.

Журналисты поспрашивали, а мы рассказали про ФАР — что мы делаем и зачем. Мы как успели про все боле или менее рассказали. Журналист записывал в блокнот. Фотограф пофоткал нас и участников, которые дали согласие, взяли пару интервью.

Выход Макс, Аня и куча журналистов. 12.07.

Вышли в 18:00, планируя простоять 4 часа, но с этими журналистами даже перестояли закрытие аптеки в 10 вечера.

Выход по летнему хороший и достаточно многолюдный — чуть менее 30 человек. Некоторым рассказывали о том, что мы теперь иностранные агенты и отпечатывали печатью брошюрки. Всем насрать.

Приходили люди за тестами. Приходила девочка с соседнего дома и сокрушалась по поводу того, что ШиБ нечасто выходит и грозилась принести свои стихи для следущего номера. Для меня вообще радостно слышать на выходах, что люди сами спрашивают и ждут новые выпуски ШиБ. Значит не зря мы его делаем и люди любят нашу газету.

Приезжала Кира на новой крутой коляске (на районе подогнали) и огорчалось, что мы не взяли с собой секонда. Медшняги как обычно всем не хватило, и Даня «нога без вены» остался без пластырей и бранолинда, столь необходимых ему.

Внесение нас в реестр иностранных агентов, конечно, послужило хорошим инфоповодом для СМИ, и в этот выход было аж два набега журналистов. Первые были американцы с ABC и они, конечно, сильно осложняли работу. Было их четверо, с камерой и огромным мохнатым микрофоном на палке. Несмотря на то, что мы их гоняли в таком количестве, они все равно терлись рядом и пугали не только участников, но и всех прохожих. Особенно мне запомнились оператор — ему говришь не снимай, а он все равно пытается сниманть, и еще пытается торговатся, типа «ну может я чуть-чуть, и вот типа мы в Питере снимали автобус, и там не нужно было разрешения у участников спрашивать». Второй интересный чел из этой сьемочной группы — сам корреспондент. На корреспондента он не был похож, а выглядел как наш типичный потрепанный улицей участник, находящийся в героиновой ремиссии, но постоянно курящий дудку. Думаю, что по поводу его отношений с дудкой я точно прав.

Второй журналисткой была женщина из немецкой газеты дир велт (или как-то так). Вот с ней было приятно работать. Одна, сидела тихо в автобусе, спрашивала и фотографировала тех, кто хотел разговаривать. Все же есть разница между журналистами из бумажных и интеренет изданий и теми, кто дает «картинку».

Выход Макс, Ася, журналисты. 18.07.

Журналисты из Le Monde (фотографом был Паскаль). Бенуа — очень корректный и профессионально делающий свою работу, совершенно не мешал. Общался «от сердца к сердцу» с участниками, и они охотно с ним говорили. Из запомнившегося — 2 случая откачки нашим налоксоном: один раз сразу после аутрича девушка поехала на мутки, и там откачала человека, и была очень рада, что налоксон оказался с собой; другой случай — подошли 2 участницы, и одна из них была выжившая благодаря налоксону. Рассказала, что она поставилась и почувствовала, что переборщила, но рядом была подруга с налоксоном. Один парень рассказал печальную историю, когда налоксон не сработал (возможно, что нужно было 2 ампулы — участники рассказывали, что при методоновом передозе 1 ампулы недостаточно), а может, слишком поздно его применили. Но парень взял налоксон еще — этот опыт не подорвал доверие к препарату.

Встретили парня с девушкой, освободившихся недавно из МЛС. Они ВИЧ+ и туберкулез у них. У парня чистый паспорт без прописки (бывшая жена выписала его по доверенности, квартиру продала,  потом умерла, так никуда и не вписав). И он теперь без терапии вот уже месяц. Договорились, что созвонимся, он готов составлять письма в Минздрав и т.д.

В этот вечер нам дарили шоколадки, леденцы холс и передаривали киви (Бенуа подарил киви участнику, а он угостил ими нас).

Еще была просветработа на тему ВИЧ среди кавказских парней, не относящихся к целевой группе, но имевшим много вопросов о нашей деятельности. Получилось душевно.

8Y8A0696_Large

Выход Студент, Лена П, стажерки и Паскаль. 19.07.

Очень странный выход! Сначала к нам неожиданно подошел мужик — весь в кровище, с окровавленными по локоть руками и c рассеченной башкой, и спросил очень спокойным, но несколько озадаченным голосом, не найдется ли у нас «водички умыться». Сказал, что споткнулся о бордюр и упал. В больницу напрочь отказался, типа, «хуйня». Мы его умыли, хлоргексидином промыли ему рану (здоровенная была, швов на восемь, пожалуй), сделали типа компресс из бинта и он быстренько ушел. Такую лужищу крови за собой оставил!

Только он исчез, появился Паскаль, начал фоткать, очень тактично спрашивал у всех участников, согласны ли они, и даже когда они соглашались, скромно фоткал только руки в момент передачи баянов.  Одну девушку, нашу старую-престарую участницу, с ее охотного одобрения, проинтервьюировал и пофоткал основательно (она еще очень колоритно была одета, в толстовку с надписями RUSSIA повсюду — на рукавах, на спине, на груди).

В общем, пока Паскаль фоткал, вдруг неожиданно перед нами упало дерево. Даже немного зацепило тачку, которая под ним припаркована была.

Потом какие-то ребята на низкой-низкой шестерке резко вырулили из двора ментовки, внушительно дрифтанули на повороте и умчались вдаль по Измайловскому бульвару, а за ними в погоню устремилась еще одна шестерка.

И, видимо, проникшись гангстерской романтикой, которая витала после этой погони в воздухе, участник с рассеченной башкой вернулся к нам и начал крутиться вокруг Паскаля, потом Саше делал какие-то полунамеки на то, что ему приглянулась его камера. Мы решили, что небезопасно дальше стоять, и свалили.

Выход Макс, Лема и стажеры. 19.07.

Традиционно хороший м-ский выход. Народу было средне — чуть менее 30 человек. Пытались раздавать секонд и даже раздали небольшую часть. Кира-без-ноги как обычно ждала Машу. Арам тоже весь выход был по-близости.

Из интересного — поговорили с одним чуваком за имунный статус (который он не сдавал уже 2 года) и СПИД-центр и Лема неожиданно предложила ему свое сопровождение, а чувак неожиданно загорелся этой идеей и прям уверял, что оставит героина на раскумарку на утро четверга и доедет. Появился великовозрастный Валентин и тоже возжелал восстанавливать паспорт.

Стажеры были не в обузу. Когда мы были заняты, то они отлично наполняли пакеты по запросам участников и записывали коды. Огромное им спасибо за помощь.

Еще было несколько сообщений о спасенных налоксоном жизнях и реакция на новость о том, что мы теперь иностранные агенты в виде поддержки нас.

Выход Серега, Лена П. 22.07.

jМне кажется, у нас рекорд — 37 человек обаянили за выход! Раздали несколько тестов на ВИЧ, один сделали в автобусе и вместе с чуваком порадовались, что результат отрицательный. Поговорили с одной постоянной участницей, она с энтузиазмом рассказывала, какая она здоровая, несмотря на ВИЧ, гепатит, рак и пройденную химиотерапию, и какая у нее иммунка хорошая. Я спросила, какой статус был в последний раз, она с тихой гордостью ответила: «В прошлом году было 138 клеток». Думаю буду потихонечку ей на мозги капать, что пора идти в СПИД-центр, она вроде не против, но как-то прокрастинирует, и смущает ее вся эта морока.

Одному мужику предложили баянов, он обещал нас за это отпиздить («Я — правый, никогда не кололся, а то что кайфую — это мой кайф»), но через три минуты подарил нам шоколадки, а еще через час подошел, поинтересовался, чем мы занимаемся и рассказал свою историю, как служил на Северном Кавказе, и показал огромную дырищу от огнестрела в животе.

Два участника рассказали, что в ближайшее время ложатся в семнашку, один уповает на вивитрол — верит, что это супер средство.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Социальная помощь потребителям наркотиков в Москве — в действии
Декабрь 12th, 2013

Начинаем публиковать отчеты\описания работы наших социальных работников, которые помогают участникам проекта ФАР «Снижение вреда – Москва» справляться с теми или иными социальными или медицинскими проблемами, с которыми они сталкиваются и которые сами не могут решить. Зачастую эти проблемы связаны напрямую с стигматизацией и дискриминацией в связи с употреблением наркотиков. Суть их работы – находить такие «кейсы», […]

Наша служба и опасна и трудна…..
Май 27th, 2014

Иногда аутрич выходы несут не только тепло от сердца к сердцу, но и реально опасные ситуации. Вот, например, недавно был выход, похожий на коноэкшен. Публикуем рабочий отчет об этом выходе.

Ира, Маруся и сто кабинетов
Май 27th, 2016

Настя Кузина написала для сайта Радио Свобода про нашего социального работника - Машу Преображенскую и ее нелегкую работу в ФАР.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.