Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Пирожки, менты, передозы и другие прелести нашей уличной социальной работы.

IMG_9250

Выход Кайя, Лена П. 03.03.

Выход был супер. Кайя опоздала (но предупредила, что опоздает), так что начали в восемь. Вначале был Алеха со своим товарищем и еще парочкой ребят. Я было забеспокоилась, потому что у Кайи и Алехи был на моей памяти конфликт, но в этот раз все прошло хорошо.

Потом вообще прикол — прибежала наша участница, спросила, можно ли придет ее подруга-нарколог с нами поговорить. Мы ей сказали, мол, конечно можно, и через две минуты она привела эту подругу. В общем какая-то дремучая тетка, занимается частной практикой (дала визитку, я сейчас погуглила и ничего не нашла). Она очень скептически и с большим недоверием отнеслась к нашей работе, какие-то у нее удивительные были идеи, что нас финансирует производитель налоксона/метадона (у нее такое впечатление осталось после изучения сайта), и что вообще мы агенты мирового сионизма и все вытекающее из этого. Задавала много вопросов с целью выяснить, какой мы имеем профит с аутричей и деятельности Фонда в целом. Когда поняла, что профита особо нет, конечно, сказать что она охуела — ничего не сказать.

Но расстались мы вроде друзьями, беседа вышла очень тактичная, она даже попросила нашей макулатуры «в кабинете положить» и я ей дала штук десять брошюр СВ.

Был еще смешной случай: подошел к нам пьяный мужик и говорит: «Продайте мне скорости, девчонки». Ну мы ему стали объяснять, что занимаемся профилактикой ВИЧ и вирусных гепатитов, ничего не продаем, лалала, снижение вреда…», а он так печально перебил меня: «Ну вот и продайте мне снизить этот вред!»

Выход Серега на автобусе, Никсон, Маша. 04.03.

Пер-ка меня всегда радует — в частности, вечер начался с появления не очень юного, прилично одетого чела, у которого я даже и спрашивать ничего не собиралась, но увидела, как он фурик тропика в карман засовывает, поэтому заговорила про профилактику. Человек меланхолично поблагодарил, но от баянов отказался, сказав: «Где ж вы были шесть лет назад, когда у меня ВИЧ и гепатита еще не было?»

Потом, к моему удивлению (редко я тут в последнее время вижу первичных) подошли два первичных чувака, которые живут в Подмосковье, а работают в Москве, и в аптеку эту иногда заглядывают после работы. У чуваков, кстати, был запрос на сопровождение для лечения, однако они так и не позвонили, хоть телефон и взяли.

Приходил Фома, которого я давно не видела, рассказал, как отъехала девушка и после того, как они ее откачали нашим налоксоном, два часа не могла вспомнить вообще ничего — вплоть до собственного имени, но потом отошла.

Приходил Тиша, поздравлял всех сотрудниц ФАРа с наступающим восьмым марта.

Те самые пироги

Те самые пироги

Выход Аня, Макс, Лена П. 11.03.

Выход был хороший, хотя на автобусе вообще всегда супер. Всего, кажется, 22 участника, почти все вторичные. Были две первичные девушки, которых я сначала приметила как «вроде наших», но замешкалась — они были с мужчиной и с ребенком в довесок. Всю дорогу они с любопытством поглядывали на автобус и на нас (видно, Гол-во полнится слухами о нашем нарко-автобусе), ну в итоге одна подошла и спросила, мол, че это вы тут, наркологичка? Мы объяснили, что профилактика ВИЧ-инфекции, все дела, сначала предложили презервативов — она взяла, потом подозвала подругу, и та осторожно согласилась взять шприцев.

Еще мы хотели чаю намутить, я испекла пирожков, но чая не вышло — с электричеством какая-то беда, воды вскипятить не удалось, поэтому просто пирожки раздавали. Мне кажется, надо почаще приносить (хотя бы на выходах с автобусом) всякие плюшки для участников, потому что они все очень радуются и как-то это сразу сближает.

Был мужчина с тубиком лимфоузлов и не получающий АРВТ уже третий месяц, но запроса у него вроде не было, не знаю (с ним Макс говорил).

Было насколько историй о спасенных налоксоном жизнях, а еще одна девушка сказала, что собирается написать что-нибудь для Шляпы и Баяна.

Выход Кайя, Маша, волонтер Дима. 14.03.

Участники, и вторичные, и первичные (было их 50/50) — были очень словоохотливы и контактны (лишь один раз участник так торопился, что и парой слов не обмолвился и код свой не дал). Правда, нельзя сказать, что все были приветливы, но все обошлось, в том числе и благодаря Диме, который, очень спокойно, уверенно и успокоительно перекинулся парой слов с одним нетрезвым участником, который готов был уже или полезть в драку со своим другом, потому что тот хотел баяны взять «у ментовских провокаторов», или врезать кому-нибудь из нас. Конфликта не получилось, а работа продолжилась. К счастью, этот несостоявшийся конфликт был единственным минусом, а так, выход был душевным и урожайным на консультации, рассказы участников о себе и задушевные разговоры.

Первый контакт — молодой человек (вторичный, хотя я его впервые видела) взял пяток баянов, но не уходил долго, потому что у него, видимо, была потребность и рассказать о себе, и послушать похожие истории, пожаловаться и посоветоваться про лечение-реабилиташку-ремиссию. Поговорили, обменялись рассказами про реально существующих людей, «которым удалось»; и про тех, кому не удалось и кто постоянно думает, бросает, перекумаривается, срывается, а сорвавшись думает, что: «это все — я безнадежен — придется торчать дальше»; про близких людей, которые не могут совместно ломаться и перекумариваться одновременно (потому что провоцируют друг друга сорваться из-за того, что себя не очень жалко, а вот видеть, как крутит любимого человека, невыносимо). У молодого человека двое детей и жена, которая тоже торчит — оба хотят лечиться, но детей нет возможности даже на время отправить к бабушкам-дедушкам, поэтому пока что все совместные попытки безуспешны. Но молодой человек, вроде, настроен очень решительно, но как себя вести не понимает, поэтому сказал, что позвонит, если они чего-нибудь с женой надумают и решат, что хотят проконсультироваться или спрашивать о возможности какой-то конкретной помощи; на сайт наш еще зайдет.

Потом подошла первичная девочка, а едва она ушла, появился первичный мальчик, который шифровался от всех, потому что на кармане у него было палево (о чем он доверительно сообщил), и он не стоял рядом с нами ни секунды, но все-таки ухитрился получить баяны и дать свой код.

Был первичный южанин, который долго думал, какой код дать, не из соображений паранои, а просто он от кого-то слышал, что лучше всего код выдумать. Впрочем, быстро сориентировался, сказал свои данные и ушел, довольный, пообещав присылать к нам своих знакомых потребителей.

Приходила Саша (та, у которой малолетний братец и которой пытались инкриминировать содержание притона), как всегда, была разговорчива и улыбчива; радовалась встрече и сетовала на то, что редко на нас попадает. Была Вета с оттопыренными ушами, была Надя — с вечными наушниками и в вечных кроссовках. Был погрустневший, побледневший, замученный какой-то студент-Тиша. Чуть позже подьехал Тишин друг Вася — они с Тишей разминулись, зато баянов получили на двоих (а то они почему-то всегда ближе к концу приходят и им приходится давать мало шняги).

А дальше народ повалил маленькими толпами и я только и успевала записывать и мысленно отмечать, что вижу много новых лиц, а Кайя и Дима раздавали профилактические материалы, не покладая рук.

Выход Серега, Костя, Ежи и Паша-журналист «Такие Дела». 17.03.

На мой взгляд, выход получился шикарный. Костя немного опаздал, но предупридил об этом заранее, за что респект ему и уважуха! Так что начали мы вдвоем с Серегой, а чуть позже подтянулись Костян и Паша-журналист. Местный народ подтягивался небольшими стайками, мы консультировали и затаривали шнягой. Было много наших старых знакомых, а меня тут не было давно, поэтому вдоволь наобнималась. Встретила Инну (участницу женкого и детского проектов), до которой не могла дозвониться несколько дней. Оказывается она прошляпила  мобильный. Короче, мы обе были обрадованны встречей, обо всем договорились, Инна оставила мне городской номер телефона.  А вот девочка Тася (мы ее племянника на НГ поздравляли) сейчас в психиатрической больнице. Еще видели Агату, Серегу, Азамата, Шмеля и Трамвая…ну и еще кучу народа. Часть выхода протуссили у аптеки. Правда они, аптека т.е., меняли вывеску и аптекарша, выходившая на улицу, была весьма недовольна нашим присутствием, что, кстати, возмутило Пашу-журналиста, но мы решили не бузить и просто чуть отошли в сторону от входа — собственно говоря, на этом конфликт был исчерпан.

Потом мы переместились в автобус и переодически выходили на улицу. Большинство участников сами подходили к автобусу за шнягой. Кстати, жалко, что с чаем вышел облом. Я притаранила печеньки, которые, правда, все равно были радостно сточены! Но сухомятка – не дело, черт побери!

Была забавная пара, м+ж, первичные. Парень зашел к нам в автобус и вел себя весьма по-свойски, а вот его девушка долго смущалась и опасалась заходить в автобус, подозревая, что «там точно камеры»! Впрочем, я ее вполне понимаю, это здоровая паранойя.

Журналист Паша тоже порадовал, вел себя весьма корректно, простоял с нами весь выход, никому не досаждал и вполне органично влился в туссовку. В автобусе взял у нас интервью да и просто довольно мило пообщались. Кстати, у нас с ним родилась идея замутить концерт в поддержку сбора денег на налоксон в следующий раз!

Запросов особых не было. Еще нашла новую  барышню для детского проекта. В целом, выход прошел на весьма позитивной волне, практически без грустных новостей, с объятиями и поцелуями, под хруст печенья и дружный смех местных потребителей, аутрич-работников и Паши-журналиста…

Выход Лена Р, Лема, Дима-волонтер. 22.03.

Выход удался — 16 контактов, из которых человек 5 новые. На Бр-лавке становится всё душевнее, все больше людей сами подходят, и обшаются дольше. Много было медицинских вопросов, про язвы и задувы, сами рассказывали и отправляли на семинар в четверг. Была пара людей, которые сами не употребляют или проссто «лирикой балуются», но высказывавшие респект нашей работе и сочувствие потребителям. Пока остаются загадкой те люди, которые явно наши участники, но отказываются от всего. Правда один парень намекнул, что не хочет подходить, потому что один раз его прямо от нас забрали мусора. Мусора по-прежнему смотрят, но вчера при нас никого не забрали.

outreachcar

Выход Макс-автобус, Лена Г., две представительницы AFEW из Нидерландов. 23.03.

В течение первого часа было довольно мало людей, и нам даже стало неловко перед визитерами из Голландии. Зато потом людей стало набегать больше. Некоторых мы обаянивали в машине, некоторых на улице.

Было три сообщения об откачке нашим налоксоном. Одно из них Макс записал на диктофон. Про еще одно сообщение я запомнила вполне обычные детали: к мужчине, обладавшему несколькими ампулами нашего налоксона, обратились живущие неподалеку знакомые, у которых отъехал друг; налоксон вводился внутримышечно и пострадавшему хватило одной ампулы. Случай произошел буквально за пару дней до аутрич-выхода.

Представительницы AFEW вели себя очень заинтересованно — задавали много вопросов, беседовали с участниками, а в конце своего визита подарили сувениры из Голландии.

Приходил Василий из Биб-ово за специально собранным для их компании пакетом — оказалось, что он в начале 2000-х работал в снижении вреда, даже показал нам свой сертификат.

Выход Ярик, Лена П, Студент. 29.03.

Обычный выход, все вторичные, со всеми участниками удалось хорошо поговорить. Студент, понятное дело, прекрасно вписался. Всех девушек мы активно приглашали на завтрашнюю своп-вечеринку, ну и в целом освещали появление офиса. Одна участница, Аня, даже собралась завтра привезти одежду для раздачи, было очень приятно, что она с такой инициативой выступила. А еще она грязных баянов принесла, потому что в какой-то из выходов с кем-то договорилась, что можно сдать нам и мы отвезем на утилизацию. Очень классная девушка!

Еще к нам менты в конце выхода подъехали (я так поняла, их жильцы вызвали. Потом, когда мы с ментами этими разбирались, какая-то бабка со второго этажа высунулась в окно и орала на нас, мол, уебывайте, че орете, кушать невозможно). Они, кстати, ужасно наглые попались, поначалу чуть не в глаза фонариком светили, унесли куда-то мои документы, требовали позвонить «главному»! Я в итоге только до Ани дозвонилась, и это было очень эффективно — мент, как только с ней поговорил, сразу стал мышкой-няшкой, шутки стал шутить, презервативов попросил типа невзначай, нежно разулыбался. Я говорю: ок, супер, только код давайте! А он такой: я вам могу и документы показать, зовут меня так-то и так-то. Второй мент был такой тупой бычара, демонстративно стал выдумывать код, смеяться над несовершенством нашей системы, типа «хаха наркоманы же могут ВЫДУМАТЬ код, вот вы лохи конечно мдааа». Ну, в общем расстались мы мирно.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Хроники СВ-Москва. Сентябрь
Октябрь 5th, 2013

Продолжаем публиковать отчеты наших аутрич работников об их выходах и работе! Сегодня это хроники сентября!

Хроники московского аутрич 97ого года. Часть 2.
Ноябрь 11th, 2013

Продолжаем публикацию записей о работе проекта снижения вреда в Москве в 1997 году.

Проект «Снижение вреда — Москва» в действии…
Август 17th, 2013

Мы решили начать публиковать на сайте отчеты наших аутрич работников об их выходах и работе, что бы помочь всем лучше понять, чем же мы занимаемся и зачем все это нужно. И сегодня представляем вам первую публикацию – подборка наиболее интересных отчетов за последний месяц. Надеемся, что вам будет интересно.........







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.