Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Хроники СВ-Москва. Октябрь 2013.

m4Выход 02.10.2013. Макс, Лена Р, Оксана (Серебряная роза)

Соскучилась я по любимому М-но! Выход был очень душевным и по-настоящему теплым: народу было довольно много, и была даже девушка, пришли все наши «старожилы», но новых контактов не было. Подходил Нога-без-вены и вид у него был не очень бодрый, говорит, что теперь заболела и вторая нога. Подходил Игорь и они с Максом договорились, что в четверг Макс принесет статьи, которые будут в газете. Игорь ознакомится и на их основе придумает разные виньетки и заставки для оформления газетного листа. Народ набегал на нас волнами и какое-то время мы все-таки померзли у аптеки, но потом подошла Оксана и мы, договорившись с Кобой, пошли в Сабвей. Перед поездкой к девочкам мы еще встретились с барышней, которая предварительно созванивалась с Максом. Она подошла с молодым человеком и мы их одарили всевозможными полезными штуками.

Поездка к девочкам была вполне успешной, правда, я не знаю, много ли вообще бывает девочек и мне не с чем пока сравнить. Встретили парня с палочкой на той же остановке, где мы с Аней и Максом его в первый наш выход видели. Судя по всему, около этой остановки и тусуют девочки-потребительницы, так как на других точках были уже обычные секс-работницы. Около этой остановки мы встретили девушку-блондинку, которая прихрамывала на одну ногу (скорее всего, она наш «клиент»), но поговорить с ней не получилось — ее тут же увезли на большом джипе, мы только презики успели ей на ходу выдать. И такая история повторилась не раз: только мы с Оксаной выйдем, как барышни садились в машины и уезжали — мы, похоже, приносили удачу девушкам.

В дополнение хочу отметить, что инсулинки опять стали пользоваться спросом, так что брать лучше весь ассортимент — 20-ки тоже спрашивали, как ни странно.

Выход 04.10.2013. Лена Г., Женя.

Вышли мы к нашей аптеке около 23.30. Народу было не очень много, зато почти все первичные (в прошлый раз почти все вторичные были), и несколько интересных запросов прозвучало.

Женщине с ВИЧ отказывают в протезировании зубов в поликлинике. То есть, лечить-то лечат, а в протезировании отказывают. Я так понимаю, это может быть обусловлено медицинскими причинами? Помню был случай, когда женщине отказались делать челюстной протез, именно по медицинским показаниям. Хотелось бы пока хотя бы поверхностно разобраться в вопросе: какие могут быть проблемы у ЛЖВ с протезированием зубов. Женщине этой мы оставили телефон.

Встретили мужчину 53 лет. У него рак пищевода с метастазами в печень. По его словам, жить ему осталось полгода. Он героин юзает, как обезболивающее. Говорит, трамал фигово обезболивает. Я-то думала, что это сильный препарат.  Интересно, применяются ли у нас вообще какие-нибудь обезболивающие получше? Еще он подумывает о хосписе, но съездил в 1-ый хоспис на Войковской и его испугало, что там лежит много людей, которые по сравнению с ним совсем умирающие. В общем, он оставил нам телефон, и поскольку я совсем не разбираюсь в сфере его запросов и не понимаю, реально ли вообще что-то предпринять (выбить обезболивающие препараты или подыскать подходящий хоспис), то сказала, что если у коллег будут идеи, как ему помочь, мы перезвоним.

Выход 07.10.2013. Макс, Лена Р.

Выход у нас был адреналиновый. Встретились мы, как обычно в 8. Подхватили репортера из Радио Свобода и в хорошем настроении подошли к аптеке, где нас уже ждали ребята. В основном, это были уже знакомые с нашей работой. Общение проходило в оптимистичном ключе, спрашивали двушки и инсулинки, особых запросов не было. Люди были настроены на общение и даже интервью давали охотно. Подошел Игорь, он общался с Максом и обсуждал вопрос возможной работы у нас вместе с Леной. У них еще были вопросы о Полтаве, обсуждали оформление газеты и прочие мирные дела. И в самый разгар наших разговоров к нам подъехала патрульная машина. Я поначалу подумала, что проедет мимо, но оказалось, что она приехала по наши души. Выяснилось, что жильцы дома, в котором находится аптека, позвонили в 02 и сообщили, что у них под окнами происходит незаконная торговля шприцами. К моменту появления патрульной машины у аптеки были мы с Максом, Лена с Игорем и репортер брал интервью у участника. В общих чертах: патрульные начали на нас наезжать, мы отбрыкиваться — мы социальные работники, занимаемся профилактикой, бесплатно раздаем шприцы и брошюры. Вопросы у полицейских были абсурдными, но агрессивными: почему сидите здесь, почему ночами ходите, зачем шприцы таскаете с собой да еще в таком количестве, кому раздаете и прочее. Мы избегали упоминания таких слов, как «наркоманы», «потребители» и пр., напирали на профилактику. И тут выяснилась одна любопытная вещь: Макс предъявил им наше удостоверение, но оно оказалось ПРОСРОЧЕННЫМ! Это полицейских возбудило, и они решили нас везти в отделение. Причем, машина у них была обычная, легковая, и там, кажется кто-то еще сидел (полицейских было двое), а всех, кто был на момент их появления они не отпускали. У меня тоже с собой было удостоверение и оно оказалось до декабря этого года и это их вполне устроило (правда, дату рождения они зачем-то спросили), удостоверение репортера их вообще повеселило — они не поверили, что он гражданин другой страны. Лену они стали досматривать и заставили показать содержимое сумочки (у нее оказались с собой антибиотики в ампулах), а у участника отобрали пакеты с нашей раздачей. Все это время с верхних этажей кто-то активно подавал признаки жизни и кричал полицейским, что мы — исчадие ада. Что сломило натиск полиции — до конца мне не понятно, но после звонка Макса Тимуру они просто сказали нам покинуть это место и не досаждать местным жителям, что мы и сделали. Кстати, они не представились сразу, но по требованию показали свои ксивы. Фамилия полицейского была неудобоваримой и мы ее не запомнили. Еще они посоветовали заявить о нашей деятельности в их отделение, чтобы они были в курсе, что на их территории ничего противоправного не делается. Это, наверное, не лишено смысла, но, непонятно как это сделать, чтобы не вступать с ними в конфликт, может какое-то письмо им официальное настрочить….

Потом мы еще поехали на ближайшую точку, где работают девочки-потребительницы, но там никого не оказалось.

Выход 09.10.2013. Макс, Лена Г.

К платформе добрались около 21.30. Попыток сконтактировать мы осуществили не менее 10, но успешных было только три. Очень неконтактные люди — думаю, из-за страха ментовскаго.

Первой откликнулась женщина, о себе она рассказала, что ВИЧ+ и на терапии. Она стояла у аптеки в целях обменять то ли тропик на героин, то ли наоборот. Была довольно общительная.

Затем была еще девушка, ей мы успели только инсулинок дать. Думаю, с ней бы могло получиться интересно поговорить, но, к сожалению, нашему общению помешала мусарская тачка, проехавшая прямо у аптеки.

И еще успели одарить боянами одного мужчину, который бегом убегал из аптеки. Выход пришлось завершить из-за прибытия к аптеке мусарской тачки. Она остановилась у аптеки, и вылезший из нее служитель правопорядка задержал посетителя аптеки и стал его шмонать. Мы минут на 15 зашли в магазин, и когда вышли из него, у аптеки стояло даже две мусорские тачки и опять кого-то шмонали.

m3Выход 11.10.2013. Тимур, Соня.

Около аптеки мы были где-то в полвосьмого. Сразу подошли двое, похожих на вторичных, но нам незнакомых парня. Мы надавали им всякого разного, налоксона и брошюрок, как им пользоваться, в том числе, и они торжественно обещали все раздавать знакомым и спасать народ от передозов. Потом встретили знакомую девушку, которая тоже запаслась для себя и для того парня, мы и ее одарили упаковкой налоксона. У всех мы спрашивали, почему так тухло и пусто, но внятных ответов не получали. На улице почти никого не было, и мы уже начали терять бодрость духа, как подошла девушка с двумя парнями, которые набрали всего и рассказали нам, что недалеко от второго выхода из метро есть аптека, где тропик стоит 200 р., и, возможно, весь народ там. Решив не терять времени зря, мы двинулись на разведку. Честно говоря, месторасположение аптеки мы так толком и не поняли, поэтому под описание подошли две, около которых мы безрезультатно протусили минут по 20. Дабы не завершать так грустно вечер, мы вернулись обратно и наладили контакт с девушкой и парнем, которые, правда очень торопились и на разговор настроены не были.

Выход 10.10.2013. Лена Г., Женя, Саня У.

Вышли опять около 23.30. С нами пошел еще Саня У.

Один мужчина пожелал пройти тест на ВИЧ и на гепатит. Последний оказался положительным, и он очень хотел узнать, как можно бесплатно или недорого пройти элементы диагностики гепатита, достаточные для того, чтобы хотя бы убедиться в диагнозе. При том, что у него регистрация временная; полис есть, но не ОМС. Телефон свой оставил.

Еще один чел тоже хотел провериться на ВИЧ, но у него были такие холодные пальцы, что забор крови не удался (хорошо бы тесты на слюну заполучить, эх).

От мужчины прозвучал запрос на наркологическое лечение — детокс, в первую очередь. Регистрация у него тоже временная.

В этот раз женщин не было.

Надо сказать, что в нашей аптеке продают не только тропик, но и ферейновский спирт, так что вчера аккомпанементом к нашему выходу служили звуки, издаваемые тусой алконавтов, разбивших свой лагерь неподалеку от аптеки. Они заметили нашу деятельность и поняли, что мы раздаем бояны. Один из них подошел к нам и сказал: «я пью, но это лучше, чем быть наркоманом». Вот такая трансляция народной мудрости.

Выход 16.10.2013. Lena G, Delphin

Вышли примерно в 20.45 на точку. Перед этим видели, как менты ведут по платформе окровавленных арестантов. Оказывается, большая драка была, бился народ у Текстилей за неизвестную терку. Вообще сегодня день был нервный, я на пути к Текстилям сначала попал в адскую пробку на трамвае, а когда трам наконец поехал, в него тут же впилился джип! Короче, кармически все складывалось именно так, как сложилось. И вот мы у аптеки, и народ пошел. Мы одаривали коллег шнягой (ай пад, на котором пишу, предлагает заменить «шнягой» на «шляпой»). Подошел некий седативно обсаженный вайнах и с чеченским акцентом попросил «просто один бинтик», потому что он не наркоман, но поранился. Потом он щупал шприцы в Ленином мешке и говорил: «А срок годности какой у них?»

Еще сегодня был алкозавр, он хотел общаться, сначала в его коктейльчиком умащенный мозг пришла хитрая мысль, которой он немедленно с нами поделился: «Давай ты, парень, пойдешь походишь, а я пока с девушкой поговорю?» Но мы с Леной на такой план не согласились, сославшись, что мы тут работаем. Алкозавр отполз, но вскоре приполз, и еще долго донимал нас, говорил мне: «Что ты наркоманам все даешь, а мне хоть что-то дай! Хоть один бинтик!» Тема бинтика странная была. Я отдал ему в результате свой собственный лейкопластырь и антисептик для рук. «Ты в бога веришь?»- спросил алкозавр. «Да!»- ответил я. «Буддист?»- строго уточнил он. «Христианин»,- сухо сказал я. «Ну, хорошо, брат, я пойду тогда»,- и действительно, отошел.

Пришла девушка, похожа на бурятку, или тывинку, она тоже говорила о религии и как раз призналась, что буддистка, а еще, что ее сегодня избили армянин и русский, потому что она не украла у них ничего, а они думали, что украла, и один приставил травмо-пистолет ей к голове, а другой ее бил. Лена сделала ей ВИЧ-тест, но он не сработал. Была еще одна девушка, отказавшаяся брать шнягу и делать тесты. «Все равно все умрем, верно?»- со смехом спросила нас она. Девушки хором пели песню: «Я объявляю протест, я объявляю войну!», а бурятка извинялась, что слегка пьяна. Третья девушка Оля — сделан был гепатитовый тест, он сработал не сразу, мы уж думали все, не работает, но он в итоге дал положительный результат, Лена делала ей консультацию, я болтался рядом, а Оля выступала со скептицизмом, отрицая эффект налоксона например, утверждая, что кто-то отъехал от метадона, а они «хуярили ампулу за ампулой, но все зря». За полтора часа мы раздали все что у нас было и отправились восвояси, успев обсудить, что, кажется, пора и вправду задуматься о собственном рехабе.

Выход 18.10.2013. Тимур, Соня и Мария

19.30. Мы в центре зала стоим.

19.40. Мы у аптеки.

19 с чем-то. Мы у аптеки. С нами Алена. Она на метадоне. Героин не юзала. Хочет лечь в больничку. Много она рассказывала и материлась много. Но не на нас, а на подругу свою по телефону. Потом они купили с прибывшей подругой тропика и отбыли на экипаже. Метадон – 6000 р за грамм. Героин — 1500 за грамм.

20 с чем то. Были еще парень и его дама. Парень – тот, что с чашечкой и спицами. Там нога гниет и воспалена. Соня ему советовала, что пить, а жена запоминала.

20 с чем то. Был парень. Сначала на предложение баянов он спросил, какие есть. Я ему поведал, ибо тайны тут нет. Он потом сделал вид что пошутил и баяны ему не нужны. И ушел. Но потом вернулся. Смущаясь, спросил нас про наше предложение. Потом спросил что это и зачем. Мы ему рассказали. Он уехал с этим.

Потом были парни на палеве. Еле успели дать одному инсулинок. Они уехали оперативно. Приехал парень одноногий, с которым был контакт пару недель назад. Он таксует. Отдали ему добра. Он уехал.

Кстати, давали обильно налоксон. Алена рассказала, что ей давали его уже. Он уже многим в ее компании помог по ее словам. Да этого она откачивала сама механическими манипуляциями, о чем в красках (в основном синих тонов) нам рассказала.

Выход 22.10.2013. Макс, Лена Р, Илья, Оксана «Серебрянная роза»

Начало выхода было очень спокойным. Народа поначалу не было совсем. В нас опять что-то стали бросать из окон, и мы переместились к припаркованным напротив аптеки машинам. Никто к нам не подходил и мы уже стали думать, что аптека уже не та. Но почти к закрытию вдруг началось активное движение и наши наборы стали востребованы. Человек подошло в результате немало — нам даже не давали сесть в машину, чтобы ехать к КСР. Но это уже были наши старые знакомые, которые берут всего-всего и побольше, поэтому мы просто выдали им обычный набор и закрыли дверь автомобиля. Парни из этой последней, подошедшей к нам группы, пытались отобрать у девушки-потребительницы прокладки, которые мы ей выдали со словами «зачем они тебе-то нужны!» и еще требовали выдать им тампоны. Жесть.

В этот выход с нами (как я поняла, в первый раз) в качестве волонтера выходил Игорь. Он же и возил нас на машине к КСР. И еще с нами был его друг с дредами. В машине нас было немало.

Девочек было не очень много. Наша подопечная была только одна, но очень «красивая». Решили собирать информацию о точках (у Игоря есть какой-то друг в полиции, он может знать) и искать девочек по новым местам, тем более машина есть у Игоря и мы не ограничены такси.

Выход 29.10.2013. Лена Г., Оксана, Игорь, Дред.

Решили выйти попозже, чтобы основной фокус у нас был на поездке к КСР. Постояли у аптеки минут 40 до закрытия — состоялось три контакта — и поехали.

Поездили по Л-ой ул. В этом районе было всего около 7 контактов с КСР, из них 3 — наркопотребительницы. В одном месте встретили даже группу из африканок (человек 8).

Объездили Щ-ое шоссе. Встретили там только двух девушек, не потребительниц. К сожалению, в этот раз разведка новых мест КСР оказалась очень трудозатратной и фактически ничего не принесла.

В ходе поездки возникали у нас и проблемы, главная из которых — полиция. Один раз нас остановили, досмотрели машину и вещи. Мы объяснили, что шприцы у нас в рамках деятельности проекта, я показала ксиву соцработника. Второй раз машину остановили тогда, когда меня уже высадили у дома, а Игорь, Дред и Оксана выезжали на МКАД, чтобы подбросить домой Оксану. В машине ничего не нашли, кроме тропика. Илью забрали на освидетельствование, Оксана попросила меня подъехать с удостоверением, но поменять что-либо было уже поздно. Пассажиров никто не задерживал.

Сегодня Игорь не смог поговорить по телефону, поэтому сведения пока только от Оксаны. Она говорит, что результаты анализов Игоря будут известны через 10 дней, в зависимости от них у него могут возникнуть проблемы с правами.

Оксана хочет, чтобы ей оформили удостоверение и письмо поддержки.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , | Comments Нет комментариев »

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Аутрич ’97
Октябрь 22nd, 2013

Сегодня мы начинаем публиковать уникальные, каким-то чудом сохранившиеся записи о работе проекта снижения вреда в Москве в 1997 году!

Спасенные налоксоном жизни, 37 человек за выход и много журналистов
Август 14th, 2016

Рассказываем про будни нашей уличной социальной работы на улицах Москвы в июле 2016 года.....

Хроники московского аутрич 97ого года. Часть 3.
Декабрь 24th, 2013

Очередная часть записей о работе проекта снижения вреда в Москве в 1997 году.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.