Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Проект «СВ — Москва» в действии. Хроники этого лета.

IMG_6991Выход 09.07. Аня, Катя.

Очень оживленный выход. Сразу, как только подошли, встретили вторичных. А всего было человек 11, из них целых пять первичных, которые сначала отнекивались, но против Кати не устоишь. Первичные активно интересовались деятельностью ФАР. Еще у одной вторичной девушки был запрос на хирурга, вроде трофические язвы у нее. Говорит, что когда последний раз звонила, у нас был только платный врач. Попросила ее позвонить еще раз. Всем объясняла про налоксон. А Катя рассказала такую тему, что у них на районе где-то чуваки стали употреблять менее осторожно, не боясь передозов, так как знают, что есть налоксон, и их откачают. Может шляпа это, не понимаю.

Выход 10.07. Илья, Лена Г., журналист Паскаль

Участники набегали преимущественно группами, со значительными временными интервалами. Быстрее всего разобрали пятерки. Опять встретила Надю с трофическими язвами, которая хочет, чтобы ее осмотрела Соня. Давайте, если никто не против, они встретятся.

Паскаль позиционирует себя как фотожурналист, поэтому ему важно было сделать побольше фоток. В этот раз, правда, он начал фоткать только ближе к концу выхода, и поскольку последние участники оказались несговорчивые, сфоткать ему удалось только аутрич-работников. Он сообщил, что понимает, что за один-два выхода не удастся наделать много хороших фоток (рассказал, что один его коллега из Канады снимает курильщиков крэка вот уже 10 лет!). Паскаль пробудет в Москве примерно до декабря и настроен выйти еще несколько раз.

Выход 15.07. Ежи, Лена Р., Ярик.

В этот дивный вечер мы с Яриком выдвинулись пораньше, ибо шняги у нас хватало, погода весьма располагала аутричить себе и аутричить, а  с Леной мы договорились, что она подтянется в процессе. К дневной аптеке мы вышли где-то в 20 минут восьмого, протусили там полчаса, совершенно тухло и безрезультатно. Покурив в неположенном месте и почесав наши горячие головы, мы решили идти к круглосутке и посмотреть, каков там движняк в это время. И не ошиблись! Движуха там — мама не горюй! Господа наркозависимые сновали туда-сюда и, несмотря на то, что вторичных контактов было всего 4, нас особо не шугались, были нам рады, некоторые говорили, что слышали о нас от друзей. Лена подтянулась в процессе, и мы втроем бодро и радостно раздавали шнягу. Налоксон уходил, как горячие пирожки, были особо жаркие отзывы от одной очень милой вторичной барышни и молодого человека. Когда налоксон кончился, запросы на него не прекращались, ребята расстраивались и просили привозить побольше. Чувак (очень похожий на деда, если кто его помнит, только выше раза в два) очень просил помочь ему с больничкой и рехабом. Дали ему контакты для связи. Короче с песнями, плясками и очень даже приятным общением мы протусили аж до 22.00.

P.S. Странного вида голубь с подозрительно хромым крылом и бешеным взглядом пытался зайти в аптеку, но шуганувшись нас, спрыгнул с крыльца и, недобро зыркнув в нашу сторону, стремительно исчез в дверях соседствующей с аптекой турфирмы. Голуби тоже долбят тропик???!!!

Выход 17.07. Соня, Маша.

Наш совместный выход начался около семи часов, а я к аптеке пришла минут на десять пораньше и успела немножко оценить дислокацию. Там вчера какие-то странные движения были: хозяин аптеки вместе с кучей соплеменников торчал у входа в аптеку (я с ними уже как-то имела неприятную беседу на тему: «Вы, девочки, стойте, стойте, но чтоб не у моей аптеки, а то вы мне всех клиентов распугаете»), тут же сидел и охранник, который с нами всегда рад пообщаться, а тут даже и не смотрел в мою сторону, вроде как мы не знакомы. И еще какая-то странная троица курсировала туда-сюда: два парня и девица — все угашенные. Парни по большей части в сторонке, а девица в аптеку постоянно бегала. Забегая вперед, скажу, что общаться они совсем не желали, более того, дружно сделали круглые глаза и предложили нам шприцы в аптеку сдать. Тут же я своих знакомых потребителей встретила — мальчика и двух девочек. Они-то мне и посоветовали к этой тусовке не приставать. Ну, в общем, когда Соня подошла, я ей все это рассказала, и мы встали чуть поодаль. Мы с Соней первым делом встретили Кащея, который с девочкой (вообще, на первый взгляд, не торчащей) и мальчиком какими-то в fix price заходил. Эти трое у нас, конечно, тоже кое-чего набрали. В основном потребители шмыгали мимо нас, потому что мы уж слишком на отшибе оказались. На автобусной остановке сидели два совсем уж однозначных потребителя — парень и девушка, но рядом с ними какой-то слишком уж нормальный и аккуратный южный мужчина тусовался. В общем, посовещались мы и решили все же к ним подойти. Они все были нам, в общем-то, рады — однозначные торчки на остановке — из-за всякой шняги и возможности чего-нибудь аскануть, южный мужчина — потому что у него с ногой какая-то неприятность и он с Соней на эту тему пообщался. Он представился Аланом и подозвал еще какого-то человечка, который взял у нас довольно много всего «на тусовку». Этот самый Алан призвал нас не бояться хозяина аптеки и сотоварищи («если что, я помогу разобраться» — восточная щедрость на обещания) и говорил, что мы такое хорошее и большое дело делаем, что никого бояться не должны. Вот такой выход забавный вышел.

IMG_7039Выход 18.07. Даля и Маша. Разведка.

Вышли мы около 16.00 — встретились у метро, ибо у Дали была карта, на которой, как на карте Острова Сокровищ, были отмечены нужные нам аптеки.  Отмечено было три, в одной из них, как выяснилось, мы были с Веней. Решено было стоять у каждой некоторое время, а потом двигаться к следующей. Но ни одна из аптек (кроме уже известной, около метро, где тропик продается) нам не показалась подходящей и интересной: вторая расположена в супермаркете «Билла» на втором этаже, а значит, стоять там негде; третья оказалась между двумя станциями метро, а значит, дойти-доехать до нее может только тот, кто живет там рядом. Самое обидное было то, что Даля зашла туда и ей сказали, что никакого тропика нет и не бывает. Неподалеку от этой аптеки мы встретили чувака, видимо, не потребителя, но в теме, который показал нам еще две аптеки, где, по его словам, все должно быть. Надо ли говорить, что в этих двух тоже ничего не оказалось — в одной совсем, в другой медриацил по 500 рублей. У аптеки никаких движений не было, стало быть, не пользуется он успехом, да и цена, видимо, не радует. Наконец, около метро, в одной из двух аптек нам посчастливилось — аптекарша сказала, что тропик будет позднее к вечеру. Значит, он там не только есть, но и шифруют его не особенно сильно и, видимо, вопрос никого не удивляет.

Выход 18.07. Ася, Макс.

Вышли сразу к мусорской аптеке, у той, что рядом с метро, пытать счастья не стали. Обаянили пару коллег чем было, и было видно по разговорам, что у них замут намечается. Они попросили у меня телефон, чтобы позвонить девушке знакомой, потом парню какому-то. После того, как они встретились со своими на другом конце улицы, тут же подъехали бравые стражи порядка — вышли такие, фуражки торжественно нацепили и начали свою работу. Стали вытряхивать сумки, и беседовать. Парни кивали в нашу сторону (или так казалось), менты глянули в нашу сторону. Но дальше этого дело не пошло. Один парень, которого досматривали, выложил свое барахло им на багажник, и он еще не успел собрать все вещи, как они стали уезжать. А потом подали немного назад, и вещи разлетелись по сторонам. При выполнении этого маневра они едва не сбили с ног парня, но он сумел увернуться. Потом еще подходили люди, и даже первичные, которые совсем ничего про ФАР не знали, даже от знакомых.

Выход 23.07. Маша, Даля.

Мы с Далей вышли «попозже», как сказала ей аптекарша на прошлой неделе во время разведки. Первым делом проверили, есть ли в аптеке искомое. Проверили. Есть. Есть постоянно. Притом, по Далиным словам, по весьма приемлемой цене. Однако, не тропик, а мидриацил, в котором, в отличие от тропика, 15 мл, а не 10, а действующее вещество — то же. Не знаю, что сыграло роль: то ли то, что нас там никто никогда не видел, то ли то, что место там довольно бойкое, но слишком, на мой взгляд, открытое, то ли, что не тропик, а мидриацил, но народ (который, в принципе, был) шугался и на контакт не шел. Первые стопудовые контакты стали нам видны еще издалека — когда они дорогу приготовились переходить — два парня и две девушки. Долго они чего-то там мутили (очень уж явно «наши» были, потому и заметили их), а потом разделились — два парня и девушка пошли к аптеке, а еще одна девушка осталась в скверике. Где, вообще говоря, все время какая-то туса была. На той стороне, где аптека, троица опять разделилась — девушка осталась за ларьками, а парни направились в аптеку. Тут мы с ними и пообщались — к полному удовольствию обеих сторон. Через какое-то время подошла и та девушка — не одна, а с подругой. Был еще парень, который очень удивился тому, что все бесплатно. И еще один дядечка, который запомнился мне только своим возрастом, ибо торчки тут какие-то все очень-очень молодые. И малочисленные, кстати.

Выход 31.07. Катя, Маша.

Район, как обычно, не перестает радовать многолюдностью и совершенной отвязностью местных потребителей. Чуть больше, чем за полчаса, мы успели осчастливить 17 человек и осчастливили бы раза в три больше, если бы у нас не закончились баяны. Преобладали представители мужской части населения, дам же было всего три. Причем, дамы с радостью взяли не только презервативы (что неудивительно, конечно), но и тесты на беременность (последние несколько раз все, что я  приносила, забирала обратно домой — не требовалось). Особенно порадовал один чел, который в то время как я клала баяны в наш пакетик для его спутника, пытался достать побольше баянов прямо у меня из открытого рюкзака, бормоча себе под нос: «Я же не себе, я же на всех, я же на братву». Азартен был, короче. Налоксона у меня было только полпачки, а вот просили его буквально все. Вроде бы все.

IMG_7069Выход 04.08. Аня, Маша.

Вышли в 20.00. Я опоздала на пять минут и Аня сказала, что был уже один человек, и еще один (явно наш) крутится возле аптеки, но не подходит к ней (впрочем, как и к нам). Он, кстати, и дальше так и крутился и расшифровался только довольно много времени спустя — когда мы уже начали общаться с другими. Он, кстати, на наших глазах долго уламывал провизоршу, которая вышла покурить, чем-то там ему помочь — думаю, продать тропик подешевле. Результативно или нет, так и не поняла, так как в конце-концов он, кажется, упал кому-то на хвост. Запомнился первый позитивный контакт — молодой человек со свежим фингалом под глазом, который попросил баянов для жены, которая сидит дома и баяны ей пригодятся, а ему самому мази бы пригодились, чтобы фингал мазать. Запомнились еще двое людей, которые обрадовались нам как-то даже преувеличенно сильно, набрали всего понемножку и махали нам руками с противоположной стороны дороги. Запомнился человек, который предложил нам взять тропика на  троих, но несколько скис оттого, что мы отказались и предложили ему баянов. Однако ж баяны потом все-таки взял. Запомнилась еще девушка неопределенного возраста (единственная представительница женского пола в этот вечер), которая взяла у нас баянов и шняги на шестерых человек, которые ждут ее где-то там. И еще как-то неожиданно много сегодня было контактов, которые не состоялись — то ли потому, что люди нас первый раз видели и стремались, то ли еще почему. Состоявшихся контактов было 14.

Выход 06.08. Женя Г., Лена Г.

Вышли в 11, контактов было довольно много, примерно 15. Встретили Веру – участницу, которую мы видим у аптеки почти каждый выход. Говорит, что на прошлой неделе ее избили у этой аптеки какие-то антинаркотические активисты, которые ранее проявляли себя у аптеки на Старом Гае. На лице у нее были действительно серьезные следы побоев. Посоветовали ей накатать заяву, но она не хочет. Больше подробностей про этих ЗОЖ-активистов мне выяснить не удалось, т.к. Верины объяснения были довольно путаными.

Продолжительное время прямо около окошка аптеки стояла большая красная иномарка, в которой сидели два мордастых чувака. Я подумала, что это мусора; нам так и не удалось выяснить, так ли это. Они никого не досматривали, только пару раз прямо из машины разговаривали с посетителями аптеки. С нами они тоже пытались войти в контакт: спрашивали, что это мы раздаем, попросили презиков. Но я сказала, что презики у нас только для целевой группы, а чувакам в иномарке мы дали брошюры и попытались разъяснить им изъяны отечественной наркополитики.

Было одно сообщение об откаченном нашим налоксоном.

Выход 08.08. Маша, Даля, журналисты Times.

Выход, честно говоря, заставил меня сперва немного поволноваться — аптека-то новая, были в ней всего-то разок (изначально мы с Далей пробивали другую — прямо возле метро), народ там нас стремается: а ну как вообще никого не будет? У Дали сразу же появилась замечательная мысль — на прошлом выходе Даля и Аня познакомились с девушкой, которая просила поставить ее в известность, как только снова будем на районе. Пока шли к аптеке, развлекали журналистку и фотокора разными разговорами — переходили с английского на русский, с русского на французский (фотокор канадец из Квебека). У Дали был только телефон мужа потребительницы Оксаны, которая просила с ней связаться. С мужем Даля категорически не пожелала общаться, ибо, видать, тот еще он персонаж. В общем, нашли мы телефон Оксаны. Позвонили. Она подошла минут через пятнадцать (за которые пару человек из целевой аудитории было, но общаться они не пожелали). Надо сказать, Оксана для журналистов заменила десяток потребителей, потому что у нее огромная язва на ноге, опухшие ступни, нет одной руки и еще она секс-услуги оказывает, будучи, при этом, формально замужем и с ребенком. Оксана, кстати, очень хочет лечиться, но из-за многочисленных болезней и увечий ее в 17-ю не берут. Ее историей журналисты так прониклись (особенно фотокор), что стали просить информировать о ходе событий (будет ли наш кейс-менеджер с ней связываться, положат ли ее в семнашку, если положат, то на каких условиях, можно ли при этом присутствовать, дабы поснимать и т.д.). Оксана же привлекала к нам своим видом потребителей, которые после этого появились: сперва четыре девушки — по виду тоже простецкие такие потребительницы — секс-работницы, пожелавшие тестов на ВИЧ, три парня, которым нужны были баяны, два человека, по виду совсем не похожие на потребителей, которые интересовались, в основном, мазями. Еще была парочка, обрадовавшаяся тому, что «теперь и здесь — мы про вас слышали»!

Выход 10.08. Катя, Маша.

Выход получился достаточно насыщенным и забавным — едва только мы подошли, на нас налетели две группки. Группки состояли из трех и из двух человек, соответственно. Потом некоторое время (с полчаса, наверное) стояли без толку — не было никого. А потом опять шквал — успевай только раздавать. Так, например, появлялась моя любимая девица с грустными глазами, которая всегда берет баянов «на тусовку». Потом вышли покурить кавказские аптекарши, и через несколько минут к нам (не было ли между этим связи?) подвалили три южных мальчика, один из которых рассказывал, как он сидит на лирике (это у них общий рассказ такой что ли – уже не первый раз слышу), второй — как он в молодости нюхал кокаин «горстями», а третий достал откуда-то небольшой травматический пистолетик. При этом мальчики интересовались тем, как мы собираемся спасти и вылечить наркоманов, раздавая им шприцы и, тем самым, «распространяя наркоманию», платят ли нам за это, нет ли у нас, случаем, тропика и т.д. В общем, сперва меня все это особо не раздражало, но минут через десять, когда к нам перестали подходить вообще любые люди, а шняги почти не осталось, мы решили, что надо сваливать. И свалили, так и не поняв, зачем эти ребята у нас на ушах висели так долго и сколько бы еще могли провисеть. Помимо них (один из мальчиков взял пакет инсулинок зачем-то, — видимо, для лирики или для кокаина…) было у нас 14 контактов.

IMG_7089Выход 19.08. Катя, Маша.

Выход начался около 19.00 и не был каким-то особенно примечательным. Особенно сначала. Сначала вообще редкие одиночки первичные были. Потом, правда, как-то разгулялось — стали приходить небольшие компании (по двое-трое) вторичных. Нам радовались, несколько раз присылали к нам кого-то еще — так и говорили: «Нам сказали, что вы здесь стоите…». Правда, пара человек, мальчик с девочкой — явных потребителей — с негодованием отказались общаться, потому что им какой-то подвох почудился. Через некоторое время показался Толя без ноги (кстати, он выглядит весьма так себе и зубов у него очень мало осталось). За то время, что мы стояли с Толей, к нам подошли лишь дважды. Толя был в лирическом настроении — рассказывал про свое детство, старшую сестру и свою девушку, которая не дает ему перекумариться, потому что, на его взгляд, «перекумариваться вдвоем нельзя». Вообще Толя ни с того ни с сего (мне он всегда неразговорчивым и неконтактным казался) стал говорить о том, что, несмотря на отсутствие ноги, он по-прежнему работает, хочет строить нормальные отношения с девушками и подвязать с тропиком. Под конец купил нам по мороженому, сказав: «Хоть мороженое-то возьмите — от чистого сердца!»- И, оставив свой телефон, уехал на скутере, лишенном некоторых значимых (таких как зеркало) частей.

Выход 25.08. Саша, Маша.

У аптеки мы были около 7 часов, Саня ни разу у нее не был и интересовался, как тут с пассажиропотоком. Не знаю, разочаровался он или не очень, но к его идеалу «как в М-но», мы вчера по количеству контактов приблизились. То есть, сперва все было очень тухло — за полчаса всего три контакта, причем, два из них «на колесах». В смысле, один чувак на мопеде — очень быстро схватил пакетик инсулинок и десяток трешек и был таков. Второй — молодой человек на велосипеде. Выглядел парень совсем не типично и вычислен был по тому, как долго парковал свой велосипед у аптеки. Я решила все ж-таки поинтересоваться у него, не нуждается ли он в каких-либо профилактических вещах, и к моему удивлению вопрос страшно обрадовал его — он нахватал разных баянов, пластырей, бинтов, мирамистина, брошюр. Особенно интересовался мазями. Закатывая штанину, показывая неприятного вида язвы, комментировал: «У меня ВИЧ, очень бы хотел лечиться и даже в наркологичку бы сначала пошел. Вы не сможете мне подсказать?» Что-то из общих пунктов подсказать — подсказали, а насчет подробностей договорились, что будет чувак звонить. Надеюсь, что позвонит. Третья была девушка с волосами, выкрашенными в радикально-морковный цвет, которая нас узнала и сама подошла, как к старым знакомым. С этого момента все было очень быстро и интенсивно — за час у нас случилось еще четырнадцать контактов, часть которых, разумеется, была вторичными. Люди подходили, в основном, группами — по двое, по трое. Последний парень был один и запомнился тем, что поздоровался с нами так: «А я-то думал, тут вы или не тут?»
Итого, контактов было 17. Из них 9 было вторичных. Девиц было всего 4.

Выход 27.06. Аня, Даля.

Очень душевный был выход, особенно если бы  в конце его менты не подпортили, так как было много контактов — сразу, как только мы пришли. Особенно много первичных — ведь место до сих пор еще новое, и все такие радостные, благодарят, улыбаются, мы рассказываем про ФАР и вот такое все от сердца к сердцу. Хотя был один враждебный в духе «помогаете наркоманам колоться». У одной девушки был запрос на тест на ВИЧ, и пока я объясняла, как это можно осуществить, у Дали он оказался с собой, и они отошли, сделали все как надо. Потом еще вторичной девчонке сделали тест на ВИЧ и гепатит, тоже Даля. А где-то к концу аутрича с нами тусовались вторичные Далины знакомые. И к нам подошли менты из машины, попросили показать документы, на что все дружно отказались, после чего я попросила представиться и сфотографировала на память удостоверение и значок. В качестве основания назвали анонимный звонок, после чего попросили показать вещи и, несмотря на то, что оснований для досмотра не было, под угрозой задержания (оснований для которого тоже не было) ребята показали сумки. В общем, пока мы с ментом соревновались в юридических знаниях, я с умным видом звонила Арсению, а он в ОВД, вещи аккуратно досмотрели и поняв, что никакого хоть немного адекватного основания для задержания нет, менты свалили. Потом мне позвонили из ОВД, я описала ситуацию, но по сути, никаких фактических нарушений с их стороны не было.

Выход 27.08. Женя Г., Лена Г.

В этот раз у нас не было дефицита материалов, так что выход был очень хорошим по количеству контактов и количеству раздаваемого.

Практически в ходе всего нашего пребывания у аптеки с нами общался некий чел, который представился  бывшим наркоманом. Расспрашивал про нашу работу, а о себе рассказал, что дружит с главами реабилитационных центров типа «Преображения России». Много самостигматизирующей хуйни нес, вроде «вот если бы у нас, как в Тайланде, за наркотики расстреливали, было бы замечательно». Мы даже подумали, что он к аптеке пришел, чтобы агитировать народ в «реабилитационные» центры, но оказалось, что просто за тропиком.

Был один отзыв об откачивании нашим налоксоном.

Ближе к концу выхода к аптеке подъехала мусорская машина. Спросили наши документы, но когда мы в ответ попросили показать их удостоверения, они стали отшучиваться («ксерокопия подойдет?») и больше не настаивали на показе наших документов. Я-то полагала, после февральских инцидентов (нас тогда чуть не увезли в отдел, а у меня пытались отобрать удостоверение социального работника) патрулирующие менты нас знают и именно поэтому не обращают внимания на нас, когда мы стоим у аптеки. Однако в этот раз правоохранители к нам подошли и сказали, что первый раз нас видят и никогда про нашу работу не слышали. Когда мы рассказывали о том, что делаем, они транслировали много унижающих человеческое достоинство стереотипных установок по отношению к наркопотребителям. К сожалению, визитки и брошюры они не взяли.

Потом они наехали на женщину, хромающую на обе ноги, которая подошла к аптеке. Так печально это видеть — как объектом досмотра и ругательств четырех вооруженных автоматами мужиков становится женщина-инвалид, покупающая себе тропик. Нашли воплощение зла, блядь.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



«Хорошо, что у меня был мой использованный шприц»
Март 24th, 2016

С недавнего времени наркозависимые могут получить на улице чистые шприцы и презервативы. Корреспондент ТД провел один вечер с сотрудниками фонда имени Андрея Рылькова и узнал, зачем спасать жизнь и здоровье тем, от кого отвернулось общество.

Хроники СВ-Москва. Октябрь 2013.
Ноябрь 29th, 2013

Избранные отчеты наших соц. работников об их выходах и работе на улицах Москвы в октябре

Подборка отчетов о лучших аутрич выходах проекта «Снижение вреда — Москва» за январь 2015
Февраль 22nd, 2015

Давно не публиковали отчеты нашего проекта по уличной социальной работе среди потребителей наркотиков в Москве. Вот лучшее за январь!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.