Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Угрозы, насилие, ВИЧ, передозы и многое другое из будней нашей уличной социальной работы

Выход  Никсон, Лена Г. 06.04.

Выход начинался бодрячком — примерно за час мы выдали баяны семи человекам, из них четверо дали коды. Было и несколько человек отказавшихся.

Практически с самого начала выхода рядом с аптекой стояло несколько человек, совместно распивавших алкогольные напитки. Через некоторое время их осталось двое — женщина и мужчина, обоим на вид лет по 40. Они начали расспрашивать нас о нашей работе, и в итоге мужчина напал на Никсона, а женщина вырвала у меня из рук пакет и порвала его. Свои действия они сопровождали комментариями с резко негативными оценками об используемых нашей организацией методах профилактики ВИЧ среди потребителей наркотиков, в том числе с применением нецензурной лексики в наш адрес и в адрес представителей соответствующей уязвимой группы. Когда мужчина напал на Никсона, я вызвала полицию. В итоге Никсона, меня и нападавшего мужчину увезли в ОВД Отрадное. В ОВД долго не отдавали мой паспорт. Полицейские, когда узнали о сути нашей работы, спрашивали: но почему вы делаете это у нас в Отрадном? Занимайтесь этим в других районах! Мужчина прямо в полицейском участке продолжил свои агрессивные действия в отношении Никсона — замахивался, хватал его за лицо. В итоге нападавшего полицейские заключили в ‘обезьяннник’. Я написала заяву, несколько сумбурно. Спасибо всем кто поддерживал нас по телефону.

Выход Катя и Костя. 08.04.

Стояли с 20.00 до 23.00. Первый час стояли спокойно, работали, собрали три контакта. А потом на нашем пути появился маньяк-мужчина невысокого роста, но здоровый и коренастый и его подруга — очень крупная девушка. Ему лет 35, ей 30 где-то. Подошли и попросили шприцев. Мы начали накладывать шприцы в пакет и тут он сказал, что, ребята, отдавайте все что есть. Мы сказали, что не можем, так и началось… Оказалось, что они пришли с нами разобраться, а шприцы хотели сжечь. Объяснили, что любое сопротивление закончится физической расправой, так же, как было с Никсоном, и тогда я поняла, что они не шутят. Уйти нам они тоже не дали, пришлось общаться. И его общение заключалась в угрозах и рассказах о том, какими способами он нас, наркоманов, бы бил и убивал, так как он служил в Чечне и является трех кратным чемпионом по боксу. А девушка девушка пыталась понять, зачем мы этим всем занимаемся. После длительной полемики мы стали понимать, что донести до них что-либо совершенно бесполезно и нам порядком надоело слушать оскорбления и угрозы в свой адрес. Подбухивая, он стал одновременно гордится за побои Никсона и злится за то, что отсидел почти сутки в отделении. Стал говорить о каждодневном поджидании нас здесь, после работы. Обещал, что парней вкатает в асфальт, а девушек не тронет. Считаю, что если мы отступим здесь, то дадим слабость и такие люди смогут создать целую коалицию по борьбе с нашим Фондом.

Выход Ася, Студент, Макс. 12.04.

Выход начался с того, что встретили ту женщину, о которой писала Лена в прошлом отчете.  Ее зовут Ника. Она совсем отчаявшаяся — ставилась в пах прямо на глазах у ментов (к счастью, им было пофиг). Но у нее не получилось все как хотелось, и она, роняя баян, встала около пятерочки, пугая народ шприцом в руках. Мы ей предлагали найти места поукромнее, но как-то это ей не удавалось. В какой-то момент появились реабилитанты из центра «Здоровая жизнь» и вступили с нами в спор, в том числе апеллируя к тому, что это ненормально, что люди прямо посреди улицы употребляют наркотики. Мы им ответили, что в России эпидемия ВИЧ, они были удивлены услышав о том, что уже официально зарегистрирован миллион инфицированных. Дальше сказали им, что данный вид профилактики рекомендован Роспотребнадзором (распечатаю эти рекомендации и положу в автомобиль) и ВОЗ. И что лучше бы они уходили отсюда и не мешали нам работать. Раздали им брошюры,  и, что удивительно, как-то они быстро свалили, не простояв с нами рядом и 10 минут. В целом, выход  был малолюдным, по сравнению с тем, как бывает на обычно — всего 12 контактов за полный аутрич. Студент встретил какую-то давнюю знакомую, которую он не узнал, а она его помнила. Один чувак рассказал, что он переломался на сухую, и вот уже 10 дней в трезвости. Поговорили, как ему удается сохранять трезвость, что помогает в этом, и  предупредили  о рисках передозировок после такого опыта. Он в ответ сказал, что у него дома есть налоксон, который мы даем, и что жена умеет пользоваться.

bus

Выход Ежи, Катя, Серега. 15.04.

Просто неделя чудесных выходов – весна должно быть тому виной! Нормальное такое количество людей и вторичных и первичных, всех хватало и все без кипеша. Из первичных был очаровательный азиат (правда он, похоже, слышал о нас). Взял шнягу на несколько человек, оставил коды тех, кого помнил, узнал, когда мы там бываем, и был крайне мил и вежлив. Встретили нашу старую знакомую Галю — я, кстати, все не могла до нее дозвониться. У нее все норм, только отеки конечностей мучают (троксерутин и гепаринка у нас уже кончились к тому моменту, так что, кто в понедельник поедет, постарайтесь зацепить, плиз, она подойти собиралась) и телефона у нее нет. Так вот, Галя рассказала убойную историю про пребывание в псевдо-религиозном рехабе в Тамбовской областе и в Воронеже, если я не путаю. Это ад! Мы объяснили ей, что стоило писать заяву, т.к. ее там и удерживали против ее воли, и избивали, склоняли к сексу — пиздец, короче. У меня, к сожалению, не было диктофона, а сама я так не смогу воспроизвести историю, как она.

Из важного: был парень, Антоха, с язвой на ноге и огнестрелом. По язве мы ему конечно все выдали и посмотрели, а вот по огнестрелу он обещал позвонить либо мне, либо на наркофон в ближайшие дни. У него, как он выразился, выведена кишка и надо делать операцию, но там проблемы с наркологической помощью, что-то из серии классического медицинского футбола: из наркологии отправляют в хирургию, из хирургии — в наркологию и т.д. При этом Антоха, мальчик с необычайно выразительными глазами, общается с кем-то из врачей из хирургии и говорит, что врач на его стороне. Рассказали ему про возможность оказания наркологической помощи в хирургии и договорились, что он наберет. К сожалению Антоха тоже без телефона (а не пора ли нам телефоны для участников по знакомым пособирать?)…. как-то так….

Выход  Студент, Лема. 19.04.

Мы сегодня с Лемой должны были работать на М-но на дальней аптеке, т.к. на Б-ой аптека закрылась. И тут выясняется, что она не закрылась, а просто переехала. И мы решили провести разведку боем, если так можно сказать. Ну да, все верно, переехала — тропик и лирика. Но, то ли время не удачное, то ли еще не все знают, но народу было очень мало — за полтара часа три или четыре контакта, и те на бегу. Зато местные даги обвинили нас (в шутку или нет), что мы раздаем зараженные шприцы. Правда потом все таки удалось пообщаться, но в один момент было так, что я думал, что щас по щам выхвачу. Но все норм. Да, еще нам рассказали про аптеку на П-кой, даже объяснили, как идти. Там, типа, есть все и для всех… Короче, т.к. народу было мало, то в 22.30 мы решили ехать на М-но. И народ пошел. Подходили те, кто знают нас, но были и новые. Просили тесты на ВИЧ и бинты — это я про то, чего у нас не было. А так норма. Долго говорили с челом, он, типа, сам с Луганска, рассказал про войну, поговорили о том, что при Януковиче было заебца…  Ему уже лет под 40, он очень переживал, что много молодежи на тропике и все пах открывают, потом ноги отрезают, но капли не бросают. Была пара неадекватов, но они быстро слились обратно в свой неадекват. Некоторые путают нас с рехабами — типа вы заманухой занимаетесь, а потом отвезете куда-нибудь, паспорт отберете и работать заставите. Объясняем, что мы нет, у нас другая тема. Один вроде бы поверил, а другой остался при своем. До 00.00 мы постояли, народу охватили в разы больше, чем на Б-кой, но это не значит, что ту аптеку надо бросать, её надо просто проработать.

Выход Катя, Лена Г. 22.04.

В этот дождливый промозглый вечер состоялось довольно много контактов, набралось 17 кодов. Из примечательного — за вторичкой приходила Маня из Б-во, которая впечатлила меня сообщением, что по последним анализам у нее всего 16 клеток CD4, а с терапией, либо госпитализацией она всё тянет…

Еще разговорились с участницей по имени Наташа, у нее непростая ситуация с ребенком и уголовным преследованием по 158 ст. на фоне имеющейся судимости. Несколько человек спрашивали медшнягу, но я почти всё отдала Мане. Было сообщение об откачке нашим налоксоном — участник спас подругу, успел рассказать только, что препарат вводился внутримышечно в количестве одной ампулы. Совсем чуть-чуть побычил охранник, попросил передвинуться, ну мы передвинулись от аптеки на несколько метров, в сторону кафе.

Выход Студент, Маша. 25.04.

К вечеру начался мерзкий дождь. Но мы стойко, частями под крышей, работали. Народ шёл, т.к. шо торчкам дождь снег или революция, их первая цель — много важнее…  Кажется около 20 контактов было, все вторичные. По запросам — двушки, трешки, пятерки. Одному для работы были нужны десятки. Спрашивали налоксон и тесты на ВИЧ. Но из-за дождя долгих разговоров не получалось, все больше на бегу. Говорили с одной девочкой о том, стоит ли знать свой ВИЧ статус, даже если страшно. Рассказали о том, что если принимать терапию можно родить здорового ребенка. Она, конечно, осталась при своем мнении, но лиха беда начало, главное — зерно посажано, а вот в какую почву…  А так, в принципе, т.к. дождь, то все быстро. Уже в метро встретили еще девочку, как она говорит я с ней знаком по нулевым годам. Ментам не понравилось, как она себя ведет, подошли проверить документы, её вроди бы сначала приняли. А потом отпустили очень быстро, кстати…вот вроде бы и все.




Category Categories: Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Ольга с Первомайки
Май 27th, 2016

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице для излечения гнойных осложнений. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь.

Ира, Маруся и сто кабинетов
Май 27th, 2016

Настя Кузина написала для сайта Радио Свобода про нашего социального работника - Машу Преображенскую и ее нелегкую работу в ФАР.

Налоксон спасает жизни — хроники Московского аутрич. Ноябрь 2013.
Январь 5th, 2014

В ноябрьских хрониках часто фигурирует налоксон, его востребованность и то, что он реально спасает жизни участников нашего проекта. Читайте очередную подборку отчетов наших аутрич!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.