English
Помочь фонду!

Диман, которого я не помню.

Александр Дельфинов

Сейчас сел за комп, чтобы проверить письма и ответить нескольким хорошим людям, давно задолжал ответы им. Открыл почту и… В рассылке московского проекта снижения вреда читаю, пишет координатор аутрич-работы Максим Малышев: «Помните Димана, мы ему иногда посылки в лагерь отправляли. Так вот, позавчера он освободился, вчера был в гостях у N., сегодня хотел со мной встретиться. Но сегодня умер….передоз».

Я не помню Димана. Мы ни разу не встречались с ним — когда я перестал выходить на аутрич, он как раз появился на горизонте. А я перестал, потому что после каждого выхода (на этот раз мой уличный период продлился около двух лет) у меня горело и пеплом осыпалось сердце. От ощущения, что я ничем не могу помочь этим людям, и мои рассказы о том, как хорошо может быть, если бы да кабы, это просто бла-бла-бла. Глядя в глаза наркоману, с которым я одной крови, одних корней, несмотря на всю разницу между нами (я раздаю шприцы и салфетки, он забирает) — я стал ощущать, что вру.

Передоз опиатов — это то, с чем, на самом деле, легко справиться, был бы у человека налоксон и знал бы человек, как им пользоваться, но передоз в России — это по-прежнему — в отличие от многих других стран — одна из основных причин смертности среди наркопотребителей. И часто-часто бывает так, что человек отсидел свой срок «за кайф», выходит на свободу — а первое, о чём думает — поставиться надо! Но он отвык от вещества. Он отвык от кайфа. И он не рассчитывает силу. И умирает. А мог бы жить, но — господа из высоких кабинетов на Фарисейке, 12 поставили на нём — и на многих других — «жирный чёрный крест». Люди умирают, но господа из кабинетов чихать хотели на этих людей — да это и не люди для них, а «преступники», «контингент», «нарколыги», «конченные», «деграданты» и т.д.

А Димана я не видел. Он был одним из тысяч и тысяч московских юзеров, принимал участие в проекте «Моменты позитива», когда мы раздавали людям одноразовые фотоаппараты, чтобы они сняли счастливые моменты наркожизни, на языке снижения вреда это, наверное, звучит, как «арт-проект, направленный на изменение негативного имиджа наркопотребителей и преодоление стигматизации». То есть я не помню Димана, но я видел его фотографии, значит, где-то в глубине я — помню.

Помню. Помню. Помню. Помню. В огне горит моё сердце.

Фотографии Димы из проекта «Моменты позитива»:




Category Categories: in memoriam, Александр Дельфинов | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Видеоперформанс «Свободу Евгению Конышеву!»
Январь 14th, 2012

Свободу Евгению Конышеву! Слова поддержки сказали Аня Саранг, Дмитрий Врубель, Ирина Теплинская, Михаил Голиченко, Петя Горьев, Виктория Громова, Борис Шапиро, Людмила Винс, Дмитрий Полушкин, Лариса Соловьёва, Иван Аношкин, Александр Дельфинов, Артём Лоскутов, Вадим Левин.

Разрушить эти стены
Июнь 15th, 2013

В воскресенье, 9 июня, в Вильнюсе открылась 23-я Международная конференция по снижению вреда от наркотиков, собравшая рекордное количество участников. Более 600 человек съехалось со всего мира - от России и Афганистана до Канады и Латинской Америки. "Ценности снижения вреда" - такова тема форума, критикующего условно-традиционные тренды мировой наркополитики - репрессивное отношение к наркопотребителям и ханжескую двойную мораль...........

Афганский след в деле Чарыковой
Март 21st, 2013

11 марта российская Федеральная служба по контролю за наркотиками отпраздновала свое десятилетие - и в тот же день в Вене стартовала 56-я сессия Комиссии ООН по наркотическим средствам. Это главный орган регулирования международной наркополитики, и удивительно, что у нас о нем мало знают. Но, возможно, это как раз отражает реальное положение дел: ооновская бюрократия успешно тормозит любую инициативу, а Россия, США и Китай единодушно блокируют любые попытки продолжить дискуссии по реформе репрессивной наркополитики.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.