English
Помочь фонду!

Вспоминая Алену Асаеву….

2ого мая умерла Алена Асаева – активистка, правозащитница, наш любимый друг и незаменимый член Форума людей, употребляющих наркотики (ЛУН) России. Алена много сделала для того, чтобы мы сегодня стали настоящим сообществом, способным бороться за свои жизни и права. Мы решили поделиться своей памятью о ней, своей любовью и благодарностью. От сердца к сердцу. Ведь человек живет до тех пор, пока жива память о нем.

В данный момент ведется сбор средств для Aлены Асаевой. Ваши щедрые взносы будут использоваться в организации похорон и расходов на кремацию, а также для финансовой поддержки ее пожилой матери и содержания ее любимой собаки.

Алексей (Ашкелон):

Мне очень больно потерять Алёну. Она была по настоящему преданной подругой. И конечно всегда была готова помочь.  Пусто внутри. Я не вижу ЕСЛУН без Алены.

Ольга (Москва):

Мы не так много успели пообщаться с Аленой, но этого хватило, чтобы понять, какой она активный, добрый и душевный человек. У нее были большие планы как можно помогать людям в их не легких обстоятельствах, хотя ей самой было достаточно не просто. И это для меня про ее силу, про то, что она была человеком, который хотел и умел делиться теплом. Мне очень жаль, что все так случилось.

Иван (Тольятти):

Для мена новость об потере Алёны вызвала шок, боль и утрату, и каждый раз, когда я вижу пасты, мэйлы касаемо её ухода, я раз за разам проживаю эти чувства, с каждым напоминанием о ней чувствую утрату и боль. Не умею проживать этих чувств и не хочу, но из песни слов не выкинешь. Нужно жить дальше и жить эту жизнь, встречая вызовы судьбы в упор. И среди этой утраты и боли где-то также внутри есть что-то, что греет сердце — это чувства любви и благодарности Алёне за то, что была с нами и делилась, и заряжала своей энергией. Спи спокойно Алёнушка, ты навсегда в моём сердце

Иван (Екатеринбург):

К смерти нельзя привыкнуть. Новость о том, что Алена умерла, сильно резанула по сердцу.

Аленка была бесконечно преданна сообществу ЛУН! Столько она делала! Такая трудяга! Для меня всегда было, что Алена — это ЕСЛУН. Она как солдатик такая была…. Всегда готовая прийти на помощь людям, всегда отзывалась и шла навстречу делу!  Помню познакомился с ней в больнице в Москве в 2010 году. Эта хрупкая девочка, была очень сильная, я тогда это понял, в больнице. Прошло девять лет…очень жаль…к смерти нельзя привыкнуть. Мы потеряли, друга, соратника, бойца с большим и открытым сердцем! Жаль при жизни мы говорим мало добрых, теплых и таких важных слов. Спи спокойно, Алена. Ты навсегда останешься в наших сердцах!

Александр (Москва):

Я Алену знаю с начала двухтысячных, когда она работала в проекте «Новая наркополитика» с Львом Левинсоном. У них был небольшой офис на Белорусской в какой-то квартире или типа того. Ребята тогда смогли реформировать Уголовный кодекс по 228, это казалось фантастикой. Из тюрем тогда вышли сотни людей, а тысячи не сели.

Мы познакомились, когда шли вместе до метро. Нас была толпа, и мы шли поесть, позвали Алену с собой, но она отказалась, сказала, что предпочитает есть дома. Маленькая, худая. Она так ответила, что было понятно, что каждое ее слово и действие в этой жизни — это позиция. Даже в том, где нужно есть. Наверное, это может показаться странным, но дело в том, что нельзя быть принципиальным в одном и беспринципным во всем остальном. Даже в том, где нужно есть. Это и есть цельность характера.

Ведь такой она всю жизнь и была.

После той встречи много было событий. Очень много. И очень разных. Самоорганизация Колодец, ВССВ, ФронтЭйдс, какие-то стрелки на Савеловской, подъезды, квартиры. Потом она уехала в Орск. Потом больница, Пироговка, прямо рядом с моим домом, я ходил ее навещать, относил какие-то бананы или типа того. И снова во всех ситуациях эта принципиальность.

Я был очень рад, когда мы встретились в ЕСЛУН. Мы проработали последние два года очень близко. Постоянно были на связи, списывались во всем месенджерах и созванивались во всех социальных сетях.

Принципиальность во всем. Это иногда напрягало и злило. Но с честными и принципиальными людьми всегда так, с ними не просто. Но без таких людей мир становится неустойчивым, а люди теряют веру в себя. Алена была нужна нам всем. Поэтому столько слов любви в ее адрес сейчас, именно поэтому так много людей потеряны и расстроены. Алена прожила путь праведника — она защищала и служила тому, во что верила, испытала много боли, заплатила за это всем, чем могла.

И ее смерть. Это странная история. Высшей наградой для актера является смерть на сцене. Высшая награда для Алены — умереть на конференции снижения вреда. Это знак избранности и признания того, что она делала и кем была.

Спи спокойно, Алена!

Никита (Тольятти):

Для меня новость о её смерти оказалась слишком неожиданной. Совсем недавно я беседовал с ней на Форуме ЛУН. Я знаю её как несгибаемую, чуткую девушку, иногда нуждающуюся во внимании. Работа, которую делала Алёна вдохновляла и вдохновляет меня не отворачиваться и продолжать держаться за связь с сообществом. Работа, которую она делала не исчезнет просто так. Я рад тому, что могу сказать, что был знаком с таким человеком как она. Алёна в моей памяти.

Михаил (Торонто):

Алена была всем сердцем предана идее работы для общества. Она была настоящей правозащитницей, очень остро чувствовала несправедливость, много знала и умела работать. Для меня Алена — пример профессионального взросления и глубокой приверженности идеи свободы для всех. Алена должна оставаться в нашей памяти.

Фархад (Альметьевск):

Для меня Алена была искрой, она не давала огню в моих глазах тухнуть и когда хотелось бросить всё, опустить руки, Алена приходила на помощь. Её пример и опыт вдохновлял, в последний нашей беседе мы говорили как важна поддержка друг друга для нас и только мы можем помочь друг другу. Алена останется в моей памяти. Помню, скорблю.

Юля (Набережные Челны):

Алена для меня была немного сумасшедшей, как и я. Наверное поэтому мы понимали и чувствовали друг друга. За последние полгода мы очень сблизились с ней, хотя знакомы более 8 лет. Мы познакомились на тренинге по передозировкам в Твери, тогда ещё была ВССВ. Мы гуляли вечером после мероприятия, и она заняла у меня 100 рублей, сказала, что обязательно отдаст, а я подумала – кинет. Торчки — они такие, тем более мы в первый раз видимся, а может и в последний. Но через неделю ко мне на телефон поступил платёж, и она написала, что это от нее. Это было неожиданно честно! Вот такая неожиданность укрепила ещё раз мою веру в людей и духовные ценности. Было ещё много ситуаций и разговоров, и в моей памяти Алена останется для меня примером преданности, активизма, безусловной любви к сообществу и идеи равенства. С теплом в сердце буду помнить ее….

Лариса (Берлин):

Алена из тех редких людей, кто умел дружить, на кого можно было положиться, знать, что она не подведет, бросится на помощь, со всей иногда наивной верой в хорошее, и будет рядом, будет спасать, забывая о себе. Я обязана ей спасением в Литве, когда она чудесным образом пришла ко мне в номер, а я уже пребывала почти в анабиозе от суботекса, сделанного на метадон. В этот момент сложились еще и препараты от гепатита, я разучилась дышать и уже уставала сопротивляться. При этом, работающая где -то на периферии часть мозга не выключалась, я помню Алену, которая сначала опешила, потом спросила, что делать. Я ответила — помоги дышать, и она сделала налоксон, стала звонить, вызвала скорую, подняла всех на ноги. Они, дорогие девчонки, всю ночь не давали мне уйти, просто дежурили, заставляя, напоминая, что надо дышать — Алена, Оля, Саша Волгина…

Алена, мой бессменный попутчик во всех командировках, в поездках, мой оппонент в спорах, человек, который не любил говорить и обсуждать, ранимая, сомневающаяся, сильная и просто классная! Прощай, дорогой мне человек, спасибо, что ты была!

Илья (Санкт-Петеребург):

Несмотря на то, что последнее время мы с Аленой были не в лучших отношениях, я могу точно сказать, что мне ее будет не хватать. Благодаря ей, я смотрел на многие вещи с иной стороны, она позволяла мне помнить, что есть разные мнения и разные стили жизни и работы. Мне жаль ее маму, мне жаль ее.

Лена (Москва):

Когда думаю про Алёну, мне почему-то вспоминается, как она прошлым летом приезжала к нам в ФАР на стажировку. До этого мы с ней так плотно не общались. Я помню, что Алена очень много вопросов задавала — а как у вас аутрич, а как защита в судах, рассказывала про своё уголовное дело. В общем, много активности проявляла. Я даже помню она нас заставила сделать расписание красивое! А ещё я помню, как она с удовольствием бралась за разную работу, например помогала нам расшифровывать интервью. Мне казалось, что это скучная работа, а вот Алёну она вдохновила. Она реально во время расшифровки слушала истории людей. А ещё помню, что Алена, кажется, не пропустила ни одного скайпа, который мы по Форуму ЛУН проводили. Мне кажется, для Алёны было важно жить по полной, везде участвовать, не пропускать моментов, где она могла бы быть полезной. А ещё она, конечно, была настоящей наркоактивисткой, и за это прям отдельный ей респект! Мне жаль, что Алена так рано умерла. Кажется в последнее время ее жизнь была наполнена общением с друзьями, и теплом, а ещё кучей разных дел и проектов. И я надеюсь именно это она унесла с собой.

Герман (Калининград):

Для нас с Викторией Осипенко случившееся стало шоком и ту внутреннюю боль тяжело описать. Мы сидели у камина далеко от цивилизации и вспоминали тебя, Алена. Я думаю ты всё видела и была где то рядом, ты хотела к нам приехать. Ты, Алёна, с нами. Алёна вечная память тебе. Светлый, Добрый, Отзывчивый, Ранимый, Сильный, Душевный человек.

Евгений (Евпатория):

Скорблю, нет так много слов. Алёна достойный человек.

Наталья (Томск):

Все дни после ухода Алёны я пытаюсь вспомнить, когда именно мы познакомились. И не могу. У меня ощущение, что мы были знакомы всегда. И ещё встретимся обязательно.

Макс (Москва):

Только когда Алёны не стало я понял, насколько много она делала для сообщества людей, употребляющих наркотики. Спасибо тебе, Алена.

Дима (Лесосибирск):

Алена … умерла. Даже не верится… Знаком с ней больше десяти лет, познакомился ещё на первой встрече Форума ЛУН в Твери, но только последний год мы начали с ней общаться и я узнал её не только как активиста, а как человека! Она поддерживала меня, когда я был в Альметьевске, в чужом для меня городе. Я всегда знал, что могу ей позвонить и она поможет, поддержит. Сама тоже частенько изливала мне душу и это греет. Конечно, с уходом Алёны мы все потеряли преданного соратника, хорошего друга … Помню, скорблю.

Тимур (Москва):

Алена была примером гражданского активиста и последовательного сторонника принципов гуманизма и Прав Человека.

 

Мария (Москва)

Алёна была забавной) Не всегда это нравилось) И в тоже время она была очень хорошим, добрым человеком, способным к самоанализу, сочувствующая, стесняющаяся… Помню, как она останавливалась у нас на время своей стажировки в Москве. Приехала такая на своей безумной 99ой (кажется, но я не уверена), на механике, под громогласно звучащий рок. Такая прям с трассы, уставшая… Музыка орет, она в маленьком дворе, уставшая, парится как припарковаться… И такая: «Офигеть! Сколько я проехала! А как сложно соблюдать скоростной режим после трассы в городе!» Радовалась сильно своему достижению. Помню, как-то ехали с ней в машине и обсуждали музыку. Классическую… Прелюдию к опере Верди «Травиата»… А ещё она делилась впечатлениями, как устроила себе и маме семейный поход в кинотеатр на «Богемскую рапсодию». Что как клево, что сама сходила и как рада была мама. Алёна любила музыку… так пусть там, куда Алёна ушла будет та музыка, которая ей нравится. И пусть будет спокойно… спасибо тем, кто помогал во всех вопросах, связанных с ее уходом… Ушёл хороший добрый человек. Алёна, покойся с миром.

Иван (Москва):

Так получилось, что я провел с Аленой несколько часов вместе в день накануне ее смерти. У нее была презентация на одной из сессий Международной конференции по снижению вреда в Порто, ей нужна была помощь с переводом презентации и переводом ее речи во время выступления на сессии. Все доделывалось в последний момент, мы носились между сессионным залом и комнатой спикеров, загружали презентацию, успели втиснутся в сессию буквально в последний момент. После выступления Алена просила дать честную обратную связь, по поводу того, как все прошло. Мне было некогда, надо было бежать по другим делам, сказал, что дам потом, как будет время. Она меня поймала еще раз, уже после церемонии закрытия конференции, на выходе из здания, и  еще раз попросила дать ей обратную связь. Она обязательно хотела услышать все как есть, понять все косяки и недоработки своего выступления, чтобы не повторять их в следующий раз. Мы поговорили, обнялись, и я побежал по делам. Через несколько часов Алены не стало….

 




Category Categories: in memoriam | Tag Tags: | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Памяти Дали Dalja Owtza
Ноябрь 23rd, 2015

Наша коллега, друг, замечательный человек и мать двоих детей Даля трагически ушла из жизни в ночь на 21 ноября.

Леша Горев. Лечение ВИЧ, доступ к обезболивающим в Калининграде
Апрель 20th, 2010

Леша Горев умер 15 января 2009 года, от ВИЧ-ассоциированной лимфомы. Все последние месяцы его жизни он провел в страшных условиях второй инфекционной больницы города Калининграда, мучаясь не только от нечеловеческого отношения врачей и медперсонала, отсутствия какого либо желания проводить диагностику и лечение его внезапно развившегося состояния, но и от страшной непереносимой боли, которую врачи лечили анальгином и просроченным альмагелем. В истории рассказывается о последних двух месяцах жизни Леши.

In memoriam: Карина
Апрель 7th, 2012

Вот только где оно - место жительства для больных людей, освобожденных из мест лишения свободы умирать? Да еще и с регистрацией? Карину сначала приютили подруги. Но потом, она стала часто уходить, чтобы достать себе дозу, уколоться и хоть как-то снять боль. Возвращалась поздно вечером, уставшая, загнанная и обколотая, чтобы утром снова встать и уйти… Кому такая квартирантка нужна? Кто из нас, бывших, не знает эту собачью жизнь? По несколько часов на морозе в ожиданьи, чтобы купить себе дозу подешевле. Подъезды, чужие люди – попутчики и товарищи по несчастью, связанные одной цепью, ждущие, как и ты. И каждый раз, придя в себя после спасительного укола ты решаешь, что завтра, ну непременно завтра ты бросишь! Потому что - нет больше сил и надоело жить так, что и жить то некогда: вечный бег в поисках денег, вечный зов «клеточного разума». Но приходит завтра и ты снова пасуешь – вот немного подлечусь, и уж точно брошу, но не сегодня! А от того, что ты сам ничего не в силах изменить живет в тебе неизбывное чувство вины – перед собой, перед всеми… Но это жизнь обычного российского наркомана. А если к этому прибавить боль от болезни, ту, что вкручивается тебе в мозг и не дает сделать ни шагу – что делать тогда?







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.