English
Помочь фонду!

Реабилитация под водой

Алексей Курманаевский

Алексей Курманаевский

Текст: Алексей Курманаевский

Приверженность правам человека является достижением всего человечества. Именно права человека определяют пределы власти тех, в чьих руках сосредоточена возможность подчинять себе человека. Врачи, работники реабилитационных центров в силу своей работы обладают значительной властью над своими пациентами, что создает возможность для нарушения их прав. Пациенты реабилитационных центров – это люди, употребляющие наркотики (ЛУН), которые и без того сталкиваются с многочисленными нарушениями своих свобод. Год за годом репрессий и нарушений прав людей, употребляющих наркотики, становиться все больше. Часто лечебные учреждения и реабилитационные организации не обращают внимание на права человека и сами становятся злостными их нарушителями. Само сообщество ЛУН может и, на мой взгляд, должно защищать свои права. Речь идет о каждом человеке в отдельности и о сообществе в целом. Здесь я расскажу о своем опыте защиты прав ЛУН.

Первый раз я столкнулся с упоминанием о реабилитационных центрах, в которые люди попадают против своего желания и в нарушении закона, весной 2014 года. До этого момента я считал, что подобный подход использовался только в Екатеринбурге фондом «Город без наркотиков» под руководством Евгения Ройзмана. Я считал, что в моем городе подобное не практикуется.

Я вернулся к этой проблеме спустя пол года, когда до меня стали доходить слухи о жестоком обращении с клиентами частных реабилитационных центров для зависимых. Проблема оказалась огромного масштаба. Настоящая торговля людьми под предлогом лечения наркотической и алкогольной зависимости. На лицо были деяния, подпадающие под множество статей УК РФ, среди прочих — «похищение человека», «незаконное лишение свободы», «умышленное применения тяжкого вреда здоровью», «доведение до самоубийства» и даже «убийство». Я понимал, что организации, практикующие эту деятельность, зарабатывают огромное деньги и управляются людьми без принципов, и что работа с этой проблемой сопряжена с большим риском. Найти человека, который готов был бы обратиться в полицию —  практически невозможно и мало эффективно. Так как очень сложно доказывать произошедшее спустя время, без свидетелей и к тому же если заявитель — сам наркозависимый, что безусловно сопряжено с недоверием со стороны правоохранителей, несмотря на долг их службы. Я принял решение начать документировать с помощью видео истории людей, которые раньше были пациентами таких реабилитациионных центров.

Поначалу я допускал ошибки, записывая интервью. Я задавал наводящие вопросы, перебивал, уточнял и перефразировал говорящего. Откровения людей содержали в себе ужасающие вещи, и это создавало сложности для меня. Я очень сильно эмоционально включался, и это мешало. Анализ помог мне исправить ошибки. Второй сложностью было получить согласие на использование интервью, даже с целью юридического анализа. Уровень страха у людей не позволял говорить на камеру то, что с ними происходило. Содержание часто носило унизительный оттенок. В буквальном смысле пытки, через которые проходили люди, носили унижающий человеческое достоинство характер и говорить об этом было сложно. Следующей сложностью был психологический механизм защиты. Люди нуждались в объяснении для самих себя, как и по каким причинам с ними так обошлись. Часто я встречал людей, кто совершенно уверено заявлял, что это правильно, что его били и насильно удерживали. Была одна девушка, которая прошла 9 месяцев «мотивационного» реабилитационного центра, где её принудил к сексу один из сотрудников, после чего она забеременела и на очередной утренней пробежке на дистанцию 5 км с диском от колеса машины на шее у нее произошел выкидыш. Я спросил её, понимает ли она весь ужас произошедшего — она ответила, что благодарна этим людям, что с наркоманами по другому нельзя, и что она сама «заслужила» подобное «лечение» своим «торчем» (употреблением наркотиков).

В течении шести месяцев я задокументировал 12 подобных историй. Двое ребят являлись свидетелями самоубийств, двое — нанесения побоев, приведших к смерти. И еще две — от бывшего сотрудника и стажера подобного центра.

Следующими шагами были обращения к уполномоченному по правам человека Республики Татарстан. В этом мне помогли мои коллеги. Была создана комиссия, в которую вошли правозащитники, наркологи, уполномоченная по правам, и представитель общественной палаты. Я представил свидетельства и поставил вопрос о необходимости создания системы контроля. Ведь прямых заявителей у меня пока не было. Были инициированы добровольные проверки РЦ которые, конечно, не дали результатов. Из 40 организаций, в которые были написаны письма, согласились на проверку только 6.

Нужен был следующий шаг. Заявителей так и не находилось. Я обратился к журналистам и было издано несколько статей в СМИ. Первый материал вышел в марте 2016 года.

Это дало свой эффект. Я опущу упоминание об угрозах в мой адрес от неизвестных мне лиц, хотя таковые продолжаются до сих пор. Эффектом оказалось активизация сообщества ЛУН в городе, и несколько человек рассказали о том, что подобное имело место в их жизни. Совместно с журналистами была проведена большая работа и выпущен еще один материал.   

Часть этих историй дошла еще до одной организации «Матери против наркотиков» и по совокупности свидетельств было написано обращение к Президенту Республики. В ответ на него последовало распоряжение прокуратуре провести массовую проверку. Прокуратура РТ проверила 35 частных наркологических реабилитационных центров в Казани, Набережных Челнах, Зеленодольске и других городах. Были найдены серьезные нарушения в области пожарной безопасности, градостроительного и санитарно-эпидемиологического законодательства. По результатам проверок внесено 12 представлений, возбуждено 18 дел об административных правонарушениях. 19 центрам прокуроры отправили в суды иски о запрете на работу центров до тех пор, пока они не устранят нарушения, так как их работа угрожает жизни и здоровью людей.

Мне так же удалось найти человека, который согласился с открытым лицом выступить в новостном сюжете на России 24 (Татарстан) и  телепередаче (с 1:43 мин по 11:28) и подтвердить факты насилия.

Самое главное, что активное обсуждение в СМИ этой темы произвело эффект — нашлись два человека, которые обратился ко мне с намерением обратиться с заявлениями в полицию и прокуратуру. В этих заявлениях мы подробно сообщили о фактах принудительного удержания, отказах в предоставлении доступа к врачебной помощи, что причинило вред их здоровью. А также многочисленные доказательства нарушения правил ведения коммерческой деятельности, и т.д.

Впереди ответы от полиции и прокуратуры, разбирательства. Я продолжаю собирать доказательства, документировать и продолжаю компанию в СМИ.

Хочу также сказать Спасибо волонтерам, друзьям и, в частности, коллегам Зарипову Альберту и Исламову Тимуру за поддержку и участие в этой работе.




Category Categories: Личные свидетельства, Право на здоровье, Реабилитация | Tag Tags: , , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





«Розовые талоны» стали черными
Ноябрь 1st, 2012

Москва больше не лечит иногородних наркозависимых?

Оловянные души
Декабрь 20th, 2011

"Выслать их всех на Аляску и огородить колючей проволокой… Поставить их всех к стенке и расстрелять, а не тратить деньги на их лечение… В тюрьму их всех надо…Да я лучше спущу свои деньги в канализацию, чем отдам на помощь этим тварям… Да какие они больные? Блажь все это… Как вы думаете, кому адресованы эти послания? Боюсь, что большинство из вас уже дгадались"......статья про стигматизацию наркопотребителей....

Нас ждет сопротивление наркологов
Август 20th, 2012

Татьяна Клименко, помощник министра Здравоохранения РФ: «Сегодня наркологический учет — это абсолютно неправильная, порочная система»







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.