Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Ваня Аношкин

Иван Аношкин

Ваня бегал по притонам с газетой «Московский комсомолец», где была статья о том, что гражданка России Ирина Теплинская подала жалобу в  ООН на не предоставление в стране адекватного наркологического лечения. Которая сама является потребителем наркотиков.  И кричал всем — вы видите?? Я же говорил что мы люди, и у нас есть права!!

Знакомство….

Началось с того, что мы искали человека для реализации одного из адвокационных  проектов. Моя коллега, после нашей совместной поездки, предложила привлечь к участию ее брата, Ивана. Поначалу, я была полна скепсиса. Но при первой же встрече, с ним оказалось общаться легко, как будто вы были знакомы всегда. Иван открыто и полно говорил о себе, о наркотиках, о жизни. Я предложила ему поехать в Москву, на встречу рабочей группы по изменению стандартов наркологического лечения. Там он познакомился с Аней Саранг, Михаилом  Голиченко, и конечно, его героиней Ириной Теплинской. Эти люди сразу и насовсем стали его друзьями и единомышленниками.

Я тоже сделаю это

Вернувшись из поездки, Иван решил  –  еще одной жалобе быть!  И о ней тоже узнают, все кто возможно. Поэтому, без колебаний согласился выступить на пресс-конференции, посвященной его жалобе в ООН.  Пока готовилась пресс-конфереция, случилось ужасное – от последствий употребления кустарного дезоморфина Ваня чуть не умер. Друзья на руках выносили носилки к скорой помощи. А потом возили шесть часов по больницам всех районов города. И в каждой слышали  – не наш, не берем. В той больнице, куда Ивана взяли, родным сказали – прощайтесь. Но никто из нас не согласился с этим решением. И мы стали не прощаться, а спасать. Подключились все  –  друзья,  друзья друзей и друзья друзей друзей. Это были врачи из разных стран, юристы, социальные работники. Просто  неравнодушные. И мы его вытащили. ФАР собирал деньги на оплату платных медицинских услуг, устраивал интернет-консультации врачей, его сестра просто не вылезала из Департамента здравоохранения. Каждый взял на себя часть забот.

Пресс-конференция

Ваня сказал, что ему подарили жизнь. И стал готовиться к пресс-конференции.  Это оказалось, действительно событие. Пресс-конференция имела огромный резонанс.  Собрала рекордное количество журналистов. И получила освещение  в более чем  50 СМИ  области. Такого у нас еще не было. Потребитель наркотиков заявил о своих правах!

Трагедия

Спустя несколько месяцев, в семье Вани произошла трагедия. В автомобильной катастрофе погиб его единственный 16-летний племянник.  А его мать, сестра Вани, оказалась в коме, в больнице под Орлом, где случилась  автомобильная авария.

Иван, находясь в абстиненции,  делал возможное и невозможное. Поехал в Орел за гробом Илюши, не отходил от мамы. Фонд перечислил денег Ване, сколько смогли собрать….

Но вот что еще было ужасным  –  на похоронах, неплохие в общем-то люди считали своим долгом шепнуть видя меня рядом с Ваней –  ты что с ним якшаешься, он же наркоман. Никто не спешил подойти и выразить ему соболезнование. Он стоял чуть в стороне и открыто плакал. Об Илье, о себе. И о людях…

Реабилитация

Спустя недолгое время, Иван согласился на предложение ФАР поехать в реабилитацию. В Набережные Челны, в Фонд Тимура Исламова (фонды поделили расходы). Мама была в Орле, ухаживая за Наташей, и Ваня, зная как она переживает и за него, решил  отправиться туда,  не откладывая. Приехав в центр  в абстиненции, он отказывался от предлагаемых  послаблений. Сразу же включился в работу. И через полтора месяца уже вел малую группу.

Возвращение

Вернулся и было трудно сначала. Ходил на группу. Затем срыв. Ухудшение состояния здоровья. Но выровнялся и сохранил баланс.

Как мы ходили….

Иван стал собирать документы для подачи в Европейский суд по правам человека. Это была отдельная история. Так как документов надо собрать много и разных.  В одной из больниц, куда мы приехали за выпиской из архива, на него  орали :  ААА, это ты!! Пришел!! Жив!! Аношкин!!  Наркоман и жалобщик в здравоохранение!! Орали прямо при мне, как соцработнике. По версии врачей, Ваня должен был их тогда понять, простить, и умереть.  А если не умер, то подвел хороших людей… Все справки, выписки и копии мы собрали.

Письмо в минздрав – и отправили письмо в Минздрав, с просьбой предоставить Ване заместительную поддерживающую терапию.

И тут….

Мне звонит мама Ивана и спрашивает, давно ли я видела Ваню. Опуская все подробности скажу, что Ваня в этот момент сидел в районном отделе полиции. Его скрутили на улице,  подбросили наркотики , и били с целью получения признательных показаний. Когда ночью мы приехали с мамой в отдел, отдать лекарства и еду, к нам вышел мужик полукриминального вида, который почему-то озирался, говорил шепотом, забыл представиться, забыл спросить наши документы. И только твердил  —  что вы так волнуетесь, заведем на него дело и утром отпустим. Я сказала, что утром мы приедем с адвокатом. На что он ответил, зачем адвокат? Вот вы его защищаете, а вы знаете что он НАРКОМАН??!! И взял пафосную паузу.  Вероятно, он думал что я при этих словах начну ему руки целовать и благодарить за то, что он просветил меня относительно диагнозов Вани. Я ушам не поверила  –  а при чем тут заболевания? Оказалось, что это и был человек, который сфальсифицировал дело. Участковый Ивана, который и наркотики подбросил и бил. Ноу коммент..

На пресс конференции

Круги на воде

Дознаватель спросила Ивана — ты наркоман? Ваня ответил — да. Она говорит:  а чем ты колешься? Ваня отвечает — да всем! Но это не значит, что меня можно бить и подбрасывать наркотики. В таком ключе шло каждый раз общение с полицией и прокуратурой. Они удивлялись, откуда ты такой упертый взялся?? Ваня им терпеливо пояснял, что он свою жизнь не на помойке нашел. И подал на полицейских, которые его били и подбросили наркотики  заявление в следственный отдел, на заведение уголовного дела на сотрудников, которые его били.  А заодно дал пресс-конференцию по этому делу. С приглашением пресс-служб суда, прокуратуры и МВД. Ни одна из служб не пришла. Но пресс-конференция состоялась. Помимо выступающих на месте Ивана, адвоката и социального работника, комментарии давал юрист Михаил Голиченко, посредством скайп-связи. Подготовкой и осуществлением занимался ФАР и  АНО СПН «Проект Апрель», а также волонтеры от журналистики.

Кстати, о людях

Те люди,  которым он помогал проходить комиссию для госпитализации в наркологию, положить их без очереди по состоянию. Это они потом дали показания против него для суда. Их обоих увозили в ОБНОН. Что там с ними делали — никто не знает. Но они после этого дали обвинительные показания. И теперь отказываются встречаться с ним. Ваня недоумевает – почему? Ведь я защищаю своими действиями всех, и вас тоже. Но люди уже далеко ушли от точки возврата —  и говорили ему:  Да ладно, брось – помурыжыли бы тебя и отпустили. Но Ваня не хочет, чтобы его мурыжили. Он хочет сохранить в себе и сообществе потребителей наркотиков человеческеое начало. И он сказал – что ж….с вами или без, Я все равно буду идти до конца.

Сегодня

Ваня имеет обвинительный приговор, один год на год отсрочки, несмотря на всю несостоятельность уголовного дела (понятые путались в показаниях, экспертиза не была проведена и тд..); подал кассацию первой инстанции (см. так же приложение к кассационной жалобе — замечания на заключение эксперта экспертно-криминалистического отдела); отправил обращение в районный суд на отказ Минздрава предоставить ему заместительную поддерживающую терапию; адвокатом была отправлена жалоба прокурору г. Тольятти. Готовится подавать в Европейский суд, так как заведомо знает, что внутренние рассмотрения  –  это формальность. И каждый день сражается за свое Право иметь Гражданские Права. Мы рядом, друг!

Татьяна Кочеткова

Волонтер ФАР. Август 2012 г.

Р.S. от автора: История Вани здесь представлена очень сжато, справочно. Чтобы  представить самую суть ежедневной жизни потребителя наркотиков. Жизни, которая состоит из сплошных выпутываний из клубка проблем и экстренных ситуаций. Без передышки и выходных. Никакой лирики. И сострадания. Обыватели часто говорят – да ну их, этих наркоманов, они сами не хотят лечиться. Если Вы прочли историю, Вы увидели, что возможностей лечиться у человека, в данном случае нет, практически никаких. Ты либо прячешься, либо умираешь, либо сражаешься за свои права. Здесь вы не найдете эпизодов с безусловно счастливым концом. Это ли не наводит на размышления?

Потребители наркотиков в нашей стране похожи на неродного ребенка пьяной мачехи. Которая хлещет его по лицу мокрым полотенцем. И требует в ответ почитания, лояльности и любви. Наркополитика — это мачеха. А полотенце – это правовая система по отношению к людям, употребляющим наркотики. Заметьте – больным людям. Но об этом у нас как-то не принято говорить.

А также, как Вы читали, у нас не принято и не гуманно лечить людей адекватными методами. Зато очень даже принято, и вероятно гуманно,  отправлять их пачками в места лишения свободы. Где к их основному диагнозу добавляется еще два-три (с татуировками, незащищенным сексом и скученностью на квадратный метр). Часто с полным отсутствием доступа к медицине. И здесь уже получается, что человеку ограничили не только свободу передвижения, но и право на здоровье, а часто и  на жизнь.

Ну и чтоб уж совсем им жизнь малиной не казалась, создано общее информационное пространство тотального непринятия в обществе. Не наркотиков, а именно потребителей наркотиков. Не продукта, но людей. Когда уже совершенно  некуда деться.

И тогда люди идут за помощью вовне. Но и тут мы тут как тут. С репликами – «Аааа! Сливаете страну. Западу на нас клевещете!» Как кейс-менеджер слышала это неоднократно. И в свой адрес. Дескать, вас купили за полгроша, чтобы вы родину  порочили. Ну, вот просто стоишь, смотришь на людей и дивишься. То есть человек должен бессловесно сгнить в тюрьме, часто по сфальсифицированному делу,  но не защитить свое право на жизнь. Данное ему мамой и конституцией. Но никак не чиновниками, которые преследуют свои интересы. И они в данном случае, мне кажется, далеки от реальной  заботы о  гражданах. А напомню, что наркомания это все-таки в первую очередь заболевание. И людям нужен не суд, как единственная мера. А доступная и эффективная медицинская помощь! Профилактика! Достоверная информация! И свобода – как выбор все это иметь!

Вот такие мысли размышления населяют  человека, помогающего непопулярным группам населения..




Category Categories: Два дела Ивана Аношкина, Личные свидетельства, Татьяна Кочеткова | Tag Tags: , , , , , , | Comments

  • Виктория Линцова

    От таких историй у меня, гражданки Украины, наркозависимой, также как и Ваня, и получающей по благотворительной программе заместительное лечение бупренорфином (недоступное в России!) — просто мороз по коже. Слова поддержки и восхищения Ване, хвала всем, кто ему помогает. И ребята, соратники и коллеги — помоги вам всем Бог в вашей нелёгкой работе для жизни и блага больных людей…

  • Сергей Тетёркин

    Может кому то покажеться,что легко в тихой,ЗПТешной Украине сидеть за компом и коментировать…Пока читал,чуть «мышка» не хрустнула в кулаке…так представил эти беспредельные рожи,сломаных людей,казалось бы безнадёгу…Но есть надежда,и главное для человека в лихую годину личное понимание — прав он или нет.Оно помагает выживать и пхнуть вперёд!Силы тебе!И ещё раз силы!!!

  • юлия черновцы

    Читаю уже не первую статью, огромная симпатия к вам как к единомышленникам,и уважение как к людям, понимающим проблему, не боящимся отстаивать свою позицию! Вы заряжаете энергией! Страшно представить, оказаться в России, где настолько тупиковая ситуация просто с ЗПТ,где люди обречены жить в системе,рисковать,постоянно чувствовать абстиненцию! Желаю Ване победы! Возможно нам с Украины необходимо написать тоже письмо с подписями с регионов о необходимости внедрения ЗПТ! И Президенту,и вашему докладчику в ООН! Жесть! У вас два человека осмелилось написать жалобу на государство! И как сразу этих людей преследуют! Типлинской Ирине хотели навесить контрабанду,Ваню тоже коршуны сразу окружили! В любом случае,дело ваше правое, надо продолжать,и подымать резонанс!! Я помню,мы писали в поддержку ФАР письмо,после закрытия сайта,и как получили в ответ письмо,в которм холодным ,непробиваемым слогом было написано,что сайт закрыт вследствие распространения информации,популяризирующей программы ЗПТ, которые есть зло и гос-вом не приемлемы,и тп. Какая стена ……


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Дело Оксаны Шпагиной — апдейт
Январь 28th, 2017

В 2013 году мы писали про историю Оксаны Шпагиной из Самарской области. Вот сделали апдейт - к сожалению, все довольно печально.

Ваня Аношкин
Август 25th, 2012

Ваня бегал по притонам с газетой «Московский комсомолец», где была статья о том, что гражданка России Ирина Теплинская подала жалобу в ООН на не предоставление в стране адекватного наркологического лечения. Которая сама является потребителем наркотиков. И кричал всем - вы видите?? Я же говорил что мы люди, и у нас есть права!!

Надерганное……На вынос
Август 17th, 2013

Размышления социального работника, оказывающего помощь непопулярным группам населения. И тоже стоящего под ударом общественного мнения……







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.