Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Секс-работница

violenceАвтор: Вероника Белучи

В 2000 году у меня должен был состояться суд, и меня посадили бы в тюрьму. Конечно, садиться мне совсем не хотелось. Буквально за пару недель до суда я встретила своего давнего знакомого, он в то время занимался поставкой девочек для работы за границей проститутками. Я решила, что это мой шанс уехать из своего родного Калининграда в Санкт-Петербург. Именно там делали все документы, чтоб уехать за границу. Ехать я никуда не собиралась, но просто посчитала, что это подходящий вариант.

По приезде в Санкт-Петербург меня и ещё пятерых девушек встретили и отвезли на съёмную квартиру, где у нас взяли паспорта для оформления загранпаспортов и остальных необходимых документов. Еду нам привозили раз в три — четыре дня, ну и как бы старшей из нас давали деньги – ну, мало ли что понадобится купить.

Я в то время была в наркотической зависимости и, несмотря на то, что это был совсем чужой для меня город, я буквально в первый же день нашла канал для покупки героина. Когда у меня закончились собственные средства, я стала подворовывать – ну, то одеяло украду и пойду продам, потом я украла у одной из девушек телефон. Пропажу обнаружили сразу, и меня поставили перед фактом, что я должна вернуть деньги за этот телефон. Девушки забрали мои документы у наших, скажем так, работодателей, рассказав им всё, и те согласились, что мне ехать никуда не стоит. Когда в очередной раз я пришла на квартиру, девчонки сказали мне: мы нашли тебе работу, будешь работать девушкой по вызову, ведь ты собиралась ехать за границу работать, так что будешь работать в Питере. Сказали, что это лучший вариант из всех, что они находили. Жить буду прямо там, в съёмной квартире, вместе со всеми, кто работает в этой фирме.

И вот я пошла на встречу с работодателями. Меня привели на квартиру, где было 6 девчонок. Мне сразу понравилась атмосфера, все очень дружелюбные. В общем, уже в первую же ночь я начала работать. У нас был водитель и охранник. Хозяйка на свой телефон принимала заказы, звонила и говорила, сколько девчонок едут на заказ.

Заказы были часто в бани, ещё в гостиницы, на квартиры же реже, но тоже были. Когда нас привозили, то сначала заходил охранник и, если всё было в порядке и ничего не вызывало подозрений, то заводили нас. Меня взяли на первом же заказе, охранник сказал: «с почином!». И признаюсь честно, я получила огромное удовольствие от работы, хоть и говорят, что проститутки симулируют то, что им хорошо и что они испытывают оргазм.  Возможно, но у меня было всё взаправду. Пусть грех, пусть, но мне работа стала доставлять удовольствие. В первую ночь я была на 5 или 6 заказах, все в бане. На одном из заказов мужик снимал обёртки с пятисотых купюр и пачками бросал их в бассейн, мы же с одной из девчонок прыгали в бассейн и собирали мокрые купюры. Когда настало утро и нам выдали зарплату, я была приятно удивлена своему заработку. Ведь помимо заработанных денег у меня было 40 000 только чаевых. Конечно, могу сказать, что я просто полюбила эту работу.

За украденный мной телефон я расплатилась уже на третий день, и мне отдали мой паспорт. На второй день работы приехала хозяйка и сказала всем собираться, нас повезли в КВД (кожно-венерологический диспансер). Там мы сдали анализы и нас снова отвезли на квартиру. За пять месяцев, что я работала в этой фирме, нас возили в КВД раз пять, то есть раз в месяц. Ещё с нами проводили беседы по поводу использования презервативов, говорили, что ни при каких обстоятельствах не соглашаться работать без предохранения

Сложности у меня были с покупкой наркотиков. Мне приходилось раз в три дня отпрашиваться у хозяйки под разными предлогами: надо на рынок прикупить одежду, или в парикмахерскую. В неделю нам давали один выходной, всё остальное время мы должны были находиться на квартире, ведь в любой момент мог поступить заказ.

Да, конечно, были и субботники, когда нас сразу предупреждали, что это на всю ночь и бесплатно. Когда кто-нибудь из девчонок начинал возмущаться, то хозяйка говорила: «Вы хотите работать спокойно? Да? Тогда езжайте и работайте». И нас возили не к рядовым ППСникам, а к полковникам и майорам тогда ещё милиции. И отдыхали они красиво и дорого, всегда давали чаевые. Ну, короче, не обижали. Были случаи, когда, отдохнув ночь, кого-то из девчонок забирали с собой на квартиру, просто позвонив хозяйке.

Когда заказывали на квартиру, это, как правило, на всю ночь. Мне очень нравилось, ведь там отдаешься одному человеку и представляешь себя его женой. Не знаю как другие, а я получала настоящее удовлетворение. Я считала, что создана для этой работы, ну осознала это.

Так началась моя трудовая деятельность в сфере секс-работы города Санкт-Петербурга.

Когда моя хозяйка узнала о том, что я употребляю наркотики, она дала мне неделю, чтобы я перекумарилась. И сказала, что если я не согласна, то, как бы ей не было жаль, но придётся меня выгнать. А ведь она меня даже ставила в пример, говоря: посмотрите, как выглядит Вероника, всегда чистенькая, юбочка, чулочки. Там были просто девушки, приезжающие из области чисто на 2-3 ночи, которые, заработав денег, уезжали домой.

Я, глупая, подумала, что не пропаду. К тому же у меня были телефоны моих клиентов, позвонив которым я могла заработать себе денег. И я ушла из этой фирмы. На вторую неделю свободного плавания я стала по газете искать себе контору для работы. Перепробовала контор десять, но такой, как та моя первая, так и не нашла. Где-то коллектив не очень, где-то работают одни наркоманки, которые сдают друг друга по разным пустякам, где охрана ни к чёрту. Ну, в общем, в последней из контор я поехала на заказ, украла у клиента 5000 долларов и решила больше не работать проституткой.

Когда вернулась домой, в Калининград, у меня не было паспорта, я его потеряла в Питере. К тому же я находилась в розыске. То есть ни на работу устроиться, ни спокойно по городу походить. Моя одноклассница и подруга работала на дороге проституткой. Я решила, что и я буду работать, ведь в Питере мне это ремесло пришлось по вкусу. Но я даже не представляла, какая это огромная разница — стоять на дороге и работать в конторе.

Да, конечно, были и хорошие, денежные заказы, но были и просто шокирующие. А эти субботники с грязными, вонючими ППСниками! Куда везут тех, кого поймают, и мало того, что имеют и избивают, так ещё и карманы вывернут и заберут всё до копеечки. Не так встала, не то сказала. Короче, если попалась, то просто помалкивай и молись, чтоб это скорее закончилось. А ещё у полицейских был такой прикол — привезти в отдел и заставить мыть полы. Кто быстрее помоет, тот быстрее пойдёт работать.

Были случаи, когда подъезжает красивая, дорогая машина, из неё выскакивает молодой человек и пытается втащить девушку силой внутрь, при этом избивая, как мужика. Меня лично пытался такой молодой и очень сильный парень втащить, усадить в машину, но так как я упиралась, он бил меня просто как боксёр на ринге. Моя подруга, наблюдая всё это, бегала вокруг и орала. Когда парень понял, что я не дам себя посадить в машину, он отшвырнул меня со всей силы, так, что я улетела на другой край тротуара, прыгнул в машину и уехал. Я же сидела на асфальте, так как у меня было разбито всё лицо, лилась кровь из носа, были разбиты губы. Короче, внешний вид был подпорчен.

Ещё был случай, когда меня снял один мужчина и привёз на шиномонтаж, где было мужиков человек пятнадцать, которые пьянствовали. Я, поняв, куда меня ведут, попыталась убежать. Меня догнали и разбили мне нос, кровь просто хлынула, а меня как щенка потащили за шкирку в помещение. Они подходили по очереди. Конечно, были у них мысли и по двое меня иметь, но я только тихо просила: «Пожалуйста, только без анала, я вас очень прошу». Не знаю почему, но они больше не били, просто подходили по очереди, кто-то за минетом, кто-то просто отыметь. А когда под утро они уснули, я вылезла в окно, украв у работника этой самой шиномонтажки кассу, посчитав, что это за мои труды.

Были ещё такие случаи, когда клиенты сами снимали презерватив, сказав «я хочу без резины, ты же ничем не болеешь»? А кто сознается? Нет, конечно, ничем не болею. В другой ситуации я бы сказала, но тут страх, что тебя изобьют. Или чего хуже — вообще убьют. Был случай — подъехал микроавтобус, мы договорились. Сажусь и боковым зрением замечаю, что в грузовой части автобуса ещё люди. Не подав виду, спокойно говорю: «Давай остановимся, я куплю презервативы». Выскочив из машины, забегаю в магазин и просто жду пока они уедут. А от страха аж трясёт. Ведь совсем не известно, что бы произошло.

А ещё однажды нас с моей подругой увезли далеко в область. Отдохнув с нами, её избили и высадили нас далеко за городом, нам пришлось очень долго идти пешком. А всё из-за того, что посчитали, что моя подруга слишком много разговаривает.

Конечно, работают в основном те, кто употребляет наркотики, а значит ВИЧ-положительные. И заразиться может любой человек, обратившийся за услугами. Никто не занимается профилактикой, проверкой их на венерические заболевания, а ведь там может быть целый букет. А мужчины поражают своей простотой: «Ты же ничем не болеешь?». Да кто скажет правду?!? А он потом в семью, к жене, и вот ещё одна ячейка общества с положительным статусом.

А когда избивают и насилуют, кому жаловаться? Ведь зная, что ты секс-работница, никто тебе не поможет, скажут, что так и надо. А вот если тебя поймают на краже — все шишки на тебя. Нет, мужчина не виноват, что решил воспользоваться услугами, а вот ты виновата, что, воспользовавшись подвернувшимся случаем, украла.

То, что я рассказала — лишь малая толика того, что мне пришлось пережить, работая проституткой. Просто идя на работу — каждый раз страх, а вернусь ли я сегодня. Ладно, работая в Питере, мне это действительно нравилось. Но в Калининграде у меня была просто безвыходная ситуация, мне пришлось работать. И я работала, испытывая постоянный страх, а не изобьют ли, а не пустят ли по кругу.

Ведь если б это было бы легально, то всех девочек проверяли бы на заболевания, и не было бы такого количества заразившихся половым путём. А если б был в России доступ к заместительной терапии, то многим бы просто не пришлось бы работать, ведь работают в основном, чтоб заработать на наркотики. Видно кому-то выгодно, чтоб всё это было и было незаконно, что б можно было брать поборы, а нет-нет и пользоваться услугами секс- работниц по их молчаливому согласию. И плевать, что ей страшно. И плевать вообще на её чувства, кто она, она же проститутка, а проститутка разве может чувствовать, это же не человек, это падшая женщина, у которой нет ни сердца, ни души, ни чувств.




Category Categories: Вероника Белучи, Здоровье женщин, употребляющих наркотики, Личные свидетельства | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Полтора года спустя. «Завтра ты их оттуда заберешь» пока не наступило.
Апрель 14th, 2014

История Лены. Против Лены и ее гражданского мужа Артура было возбуждено уголовное дело и параллельно с этим органы опеки забрали Лениных детей, а ее саму лишили родительских прав. Артур в это время был в тюрьме, Лена - в наркологической больнице…теперь ФАР пытается помочь Лене пройти реабилитацию и вернуть детей.

Ольга с Первомайки
Май 27th, 2016

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице для излечения гнойных осложнений. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь.

Леша Горев. Лечение ВИЧ, доступ к обезболивающим в Калининграде
Апрель 20th, 2010

Леша Горев умер 15 января 2009 года, от ВИЧ-ассоциированной лимфомы. Все последние месяцы его жизни он провел в страшных условиях второй инфекционной больницы города Калининграда, мучаясь не только от нечеловеческого отношения врачей и медперсонала, отсутствия какого либо желания проводить диагностику и лечение его внезапно развившегося состояния, но и от страшной непереносимой боли, которую врачи лечили анальгином и просроченным альмагелем. В истории рассказывается о последних двух месяцах жизни Леши.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.