Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Как меня приняли…

Хотим поделиться с вами историей одной из участниц нашего проекта «Снижение вреда — Москва», которая произошла буквально на днях. История эта про то, как полиция обращается с потребителями наркотиков, вне зависимости от их пола, нарушая все права и законы, которые только можно нарушить: от получения взяток до применения пыток. 

——

Иду я, никого не трогаю, примус починяю. Естественно, по предварительной договоренности. И пошла не через светофор, а через улицу без него — дура, там они частенько того, стоят…..

Ну  вот, примус, значит. И слышу неприятный окрик за спиной — девушка, дееевушка!!!! Я все скидываю, но, к сожалению, тут из-за моей спины вырастает огромный такой хрен, и понеслось: прав не зачитал, не представился, сразу давай орать — вон пачка, скинула, ждем оперов!

Я, естественно, попыталась пачечку примять, и тут-то меня в «букву зю» первый раз заломали. Я давай орать, мол — больно, сломаешь, не мое, отстань. А он -любая твоя попытка закончится плохо. Плечо болит, мордой в снег, а я орала: помогите, больно, пусти… Народ с большим интересом шол мимо, только двое сказали, что если б не форма…..

Короче, те, к кому я шла, увидели чо-как; Сашку, как вступившегося за меня, тоже увезли, телефон забрали, дали с ноги в ухо. Это пока я кочевряжилась там, на улице.

Ну, лады, привезли. Аж трое оперов мне в ненависти признавались! А я как пленный зверь — смотрю не туда, сижу не так, встаю! Ну, и вот от двоих — локти за спину, на спину колено, руки в ремень. Отлично….

А меж тем все свое поют — сдай, сдай, сдай….где живешь, скажи? А как я скажу, когда у нас тут… Ну, понятно. Двое оперов — и вот один и стал в ноги, в ухо меня кулаком. Пока были вдвоем — волосы, опять же плечо и все с пеной у рта: ненавижу вас, суки, торчки. Уххх….. Нас надо стрелять и сажать. Уже потом, когда денежки отдали, и я немножко освоилась — давай им толкать, что вот они больных ловят, а трафик то весь — под ними. А им пох, они ненавидят.

Пить не давали до вечера. Сидим с опером вдвоем — он говорит — а знаешь, что ты вообще полностью в моей власти? Хочу — киляк в трусы насыплю, хочу — отпущу, хочу — посажу…. Класс, говорю, ты Бог, наверное!




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


История Дмитрия Полушкина
Апрель 14th, 2014

Эта история не закончилась бы хеппи-эндом если бы не добросовестная и честная работа государственного адвоката, который был назначен Дмитрию Полушкину при задержании. А это, в свою очередь, стало возможным благодаря работе сотрудников ФАР с адвокатом. Мораль такова: если иметь возможность конструктивного общения с адвокатом по назначению, то его работа может быть не менее эффективна, чем работа адвоката по договору, а стоить намного дешевле.

Ирокез
Декабрь 21st, 2010

Сегодня 18 февраля 2007, Ирокеза нет с нами 133 дня. Он был не очень выпендрежным, simple героем, он появился в 2000 году в московском проекте Снижения вреда и заразившись идеей harmreduction просто пришел и остался, сказал – я буду работать, это мое, бросил свою типографию. Первые полгода он работал волонтером, и ему поверили. Он отказался ради помощи другим людям от многих благ потребительского мира и даже от собственной семьи, которой у него так и не появилось, хотя девушек было с ним рядом много…. Мы сидим дома на ковре, у его близкого друга Кости Фьючера, вокруг нас бегают малыши и горланят, кому-то из ребят начинают приходить в голову истории, пережитые вместе с Ирокезом….

Наркотики как инструмент репрессий
Октябрь 14th, 2011

18 августа 2011 года я возвращалась из Украины, где проходила трехмесячную реабилитацию от наркозависимости, потому что в России подобные качественные услуги бесплатно не предоставляются. При прохождении зоны таможенного контроля в калининградском аэропорту Храброво я была остановлена — якобы из-за того, что на меня по-особенному отреагировала служебная собака. Когда трехчасовой обыск моих вещей ничего не дал, […]







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.