Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Кому выгодна агрессивно-репрессивная наркополитика, или Почему война с наркотиками проиграна.

Мнение обывателя из Первоуральска

В силу определенных жизненных обстоятельств, опыта, и обостренного чувства справедливости проблема наркотиков в нашей стране мне небезразлична. Размышляя на эту тему, к определенному выводу прийти трудно — с одной стороны, мы всюду слышим о том, что всех надо гнобить-сажать-стрелять-мочить, ну или по крайней мере принудительно лечить, и на первый обывательский взгляд это, возможно, не самое гуманное, но вроде как единственное решение. С другой стороны — доводы активистов за декриминализацию \ легализацию тоже вроде  не лишены смысла. Попробуем разобраться.

Кто не в курсе, поверьте на слово — ситуацию с наркотиками в нашей стране иначе как наркоэпидемией не назовешь, и в определенный момент мне стали предельно ясны все причины и следствия этого. Но обо всем по порядку. Не трудно заметить, что сколько бы наркополицейские и прочие силовики не боролись с наркопубликой — ни наркоманов, ни наркотиков меньше не становится, и вот почему. Всем известно, что весь героин идет к нам из Афганистана и Таджикистана, синтетика из Средней Азии, а кокаин из Южной Америки, и везде они производятся в промышленных масштабах. Занимаются этим не случайные люди, а хорошо организованные преступные группировки, имющие связи во всех внутренних органах всех нужных стран. Поэтому борьба с наркомафией эффективна только в полицейских отчетах, в реальности же она не приносит никаких результатов, кроме увеличения звезд на погонах и седых волос у матерей рядовых потребителей. Суровая правда жизни: борьба с наркотиками в России — это почти всегда борьба с наркоманами.

С начала 90-х в России при бездействии милиции формировался устойчивый рынок сбыта, который со временем только растет, потому что растет объем производства. Силовики же занимаются только тем, что изымают из этого рынка потребителей и мелких дилеров (что, по сути, одно и то же), при этом никак не ограничивая наркотрафик (редкие показательные операции не в счет, т.к. зачастую это «слив» конкурентов, и в любом случае лишь капля в море). Почему же тогда наркоманов не становится менше, а спрос на наркотики только растет? Ответ очевиден — за счет притока в наркосреду новых потребителей. Выражение — «спрос  рождает предложение» — в этом случае надо читать справа налево. О справедливости этого правила говорит тот факт, что, к примеру, в совке проблемы наркомании не было, потому что не было организоанного сбыта, а наркоманы хоть и были, но в таком колличестве, что бороться с ними, как с явлением, никому не приходило в голову. В итоге посаженные, т.е. изъятые из наркосреды потребители, рано или поздно освобождаются и вновь вливаются в наркопоток, потому что никакой реальной работы по реабилитации наркозависимых в местах лишения не ведется (одна показуха для отчетности). В результате количество потребителей становится еще больше. Отсюда эпидемии ВИЧ, гепатита и освободившегося из лагерей туберкулеза. В двух словах все выглядит так: одних сажают, на их место приходят другие, которые тянут за собой друзей, потом возвращаются посаженные, и все это растет как снежный ком. Сначала предложение родило спрос, а сейчас уже спрос увеличивает объемы производства, а также капиталы дельцов и показатели наркополицейских. Хорошо всем, кроме рядовых потребителей, которые реально страдают по 8-12 лет, потому что из них тупо сделали барыг, поймав с фитюлькой или пятисоткой «меченых» денег. Тут все как в физике, закон сообщающихся сосудов помните? Сколько не черпай из одного, в нем не убудет, зато если лить в другой, добавляется в оба.

Глупо было бы полагать, что те, кто делает политику и  наркополитику в частности, не понимают всего вышеописанного. Любому, не очарованному первоканальной пропагандой и псевдоидейной ройзмановщиной, ясно, что надо что-то менять, но ничего не меняется. Почему? По всем законам логики выходит, что это кому-то выгодно, вопрос: кому? Ответ: а) целой армии силовиков, от службы ППС до непосредственно наркоконтроля, т.к. это непрекращающийся поток «клиентуры», а следовательно, показателей, званий, зарплат, а для «оборотней» еще и прибыль б) огромному колличеству наркологов, поскольку обеспечивает стабильный приток пациентов, которых лечат далеко не бесплатно, плюс финансирование абсолютно туфтовой программы гос. реабилитации, которая как будто для того и создана, чтоб тырить бюджетные деньги в) индустрии по производству кодеиносодержащих таблеток, эфедриносодержащих сиропов и прочих наркополуфабрикатов, которые, не смотря на закон, ограничивающих их оборот, любой желающий может приобрести без всяких рецептов — надо только знать «правильную» аптеку или таксиста, который  привезет пачку таблеток + пузырек тропикамида прямо на дом, всего за 1000 рублей, ведь формально это почти законно, лекарство ведь.

Вывод: борьба с наркотиками — это грандиозный спектакль, где каждый играет свою роль и извлекает максимальную выгоду. Один потребитель не играет, а живет своей не самой легкой жизнью. Да его, в большинстве случаев, никто вроде как не заставлял. Да, он, возможно, в чем-то там виноват. Да! Да! Да! Но почему же тогда, привлекая его к ответственности (почти всегда несоизмеримой с совершенным преступлением), власть не чувствует ответственности своей? Ведь не наркоманы же везут через границу наркотики тоннами, не они и охраняют эту границу, не они берут взятки за этот трафик, а представители той самой власти, которая платит им зарплату из наших с вами, заметьте, налогов.

Почему же власть категорически против не то что легализации, куда там, а даже разумной гуманизации законадательства? Потому что в этом случае вся вышеописанная, окосевшая от власти публика, нежелающая и неумеющая работать, лишится дохода, а  кто-то и вовсе работы, не пойдут же они, в самом деле, гайки на завод крутить. Некого будет сажать, лечить, реабилитировать, незачем будет в три смены штамповать таблетки для дезоморфина и т.д. Наркомания, конечно же, никуда не денется, но количество  наркоманов будет стабильным и контролируемым, как и вся наркосреда. Нет, власти это не надо, ей надо постоянно пихать нам в уши тупые страшилки, чтобы потом убеждать нас же, что только она, эта власть, может со всеми этими, ею же созданными проблемами, бороться. И судя по прошедшим выборам, у нее это получается. И ничего тут не изменится, во всяком случае в ближайшие 6 лет..

P.S. К слову, о неспосбности полиции противостоять наркотрафику привожу фото стен домов только в моем родном Первоуральске, это буквально на каждом доме! И так по всей стране, любой школьник со смартфоном, в любое время может купить что угодно, «в любых количествах, каких хочется» (с), а они ловят всяких малолеток с 500 р. меченых денег, в то время как в Аргентине изымают полтонны кокаина в Российском посольстве.




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Юрий Бойко

    Блядство!! !

  • Юрий Бойко

    Погоны делают бабло на молодежи


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



В поиске помощи из лап наркопомощи!!!
Апрель 22nd, 2017

Прекрасная история от активиста сообщества людей, употребляющих наркотики, Вани Аношкина из Тольятти. Эта история осознания и отстаивании своих прав. Эта истории о боли и страдании. Эта история о любви и силе

Украина, заместительная терапия и туберкулез. Часть 2.
Ноябрь 27th, 2017

Публикуем вторую часть текста Руслана из Тольятти о том, как он был участником программы заместительной терапии в Полтаве (Украина).

«Этого на подвал и сразу в расход, чтобы никого не заражал»: пытки и насилие по отношению к потребителям наркотиков в Донецкой области
Июнь 30th, 2014

По свидетельствам очевидцев в г. Енакиево (Донецкая обл., Украина) представители самопровозглашенной "Донецкой народной республики" горловского гарнизона Народного ополчения Донбасса (группа Игоря Безлера, более известного как Бес) с 5 июня начали репрессивные действия в отношении наркопотребителей. Люди в масках и с оружием после силовых захватов административных зданий, отделений милиции и прокуратуры принялись за потребителей наркотиков.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.