Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Ольга с Первомайки

собянин 2

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице. После того, как наша соцработница пыталась ей помочь, добиться того, чтобы пациентке оказывалась адекватная помощь, сотрудники больницы угрожали вызвать ФСКН, а также предлагали нашей соцработнице самой купить героин и привезти его в больницу. В итоге, в качестве «наказания» за присутствие социального работника пациентку всю ночь в реанимации держали привязанной к кровати, не давали ей ходить в туалет, и говорили «скажи спасибо своей соцработнице. Не приходила бы она было бы все хорошо». 

Ниже приводится сокращенный лог наших действий и коммуникаций по кейсу, вы можете прочитать подробности об общении с сотрудниками ГКБ 57. Честно говоря, даже для нас, которые привыкли к хамству со стороны государственного «здравоохранения», эта история и поведение так называемых врачей, стали шоком. Имя пациентки изменено. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь. И любые другие советы с Вашей стороны очень приветствуются, может быть у кого есть опыт или идеи по разрешению подобных ситуаций.

С уважением,

Команда проекта «Снижение вреда – Москва» Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова

Анна Алимова  25 May 2016 at 02:20

Тут такая ситуация, мне написала сегодня Ольга, у нее тромбоз похоже жесткий. Уже неделю нога сильно отекшая и горячая, цвет кожных покровов не изменен, из ранки от инъекций постоянно течет сукровица, гноя нет, очень сильные боли, ходить совсем не может, температура поднимается до 41, неделю почти не ест. У Ольги нет документов и она совсем одна. Знакомые девчонки, которые ее раскумаривают, один раз вызвали ей скорую, врачи со скоряка сказали следующее: «ну и что ты от нас хочешь, наркоманка? Что бы мы тебе вены новые вставили? Торчи и валяйся дальше!» И уехали. Естественно, письменный отказ девочки не взяли, растерялись. Я проконсультировалась с Катей, она, как я и думала, сказала скоряк опять вызывать.

Ольга просила помочь, завтра к ней поеду. Может кто из КМ присоединится? Очень переживаю….Территориально — это Щелковская.

Анна Алимова  26 May 2016 at 04:33

Короче, сегодня я и Лена П съездили к Ольге, и в результате Ольга в больнице на 11 Парковой. Но геморрой это был пипец, зла не хватает. Скорую нам пришлось вызывать трижды и один раз неотложку, куда нас старательно отсылала скорая. Спустя три часа примерно с первого нашего вызова приехала врач из неотложки, осмотрела Ольгу и слегка убила меня вопросом, а хули мы сразу скорую не вызвали? Впрочем, доктор оказалась вполне приятной, дала советы по общению со скорой и вызвала бригаду, оставила на бумажке заключение и уехала. Минут через 15-20 приехала скорая (и тоже удивилась, почему нас на неотложку переадресовали. Кстати, врачи сказали, что эффективней говорить, об инъекционном употреблении наркотиков, типа так сразу скоряк присылают без сомнений), долго осматривали Ольгу (к тому моменту температура у нее опять была 39), и в итоге получили наряд в больницу на Парковую.

Я уже опаздывала на аутрич, поэтому в больницу с Ольгой поехала героическая Лена, за что ей респектище, ну смотрите сами:

Во-первых, из больницы Ольгу пытались слить, а Лена все же отстояла право Ольги на получение помощи в стационаре.

Во-вторых, Лена даже феназепам ей там выбила.

В-трьетьих, она сварила ей суп, пока я долбила скорую и развлекала Ольгу беседой.

В итоге мы с Леной встретились в полночь на Первомайке и вместе поехали домой.

P.S. скорую до этого, оказывается, вызывали не Ольге, а ее подруге Ире. В результате отказов Иру забрали в больницу в критическом состоянии и экстренно прооперировали. У Иры сгнило два позвонка, сейчас она на Соколинке, как я поняла…ну не очень хорошо все там, как понимаете….

Elena Plotnikova  26 May 2016 at 09:34

Ну, слить ее пытались, якобы, потому, что констатировали состояние, не угрожающее жизни — в левой ноге очень старый тромб, хорошо прикреплен к стенке сосуда, а опухла и покраснела она из-за лимфостаза. В правой ноге тромб новый, он Ольгу и беспокоил, но УЗИст счел его относительно безопасным, и лейкоциты у нее в норме, и все такое. Мне показалось, опасались, что она будет буянить на кумарах, поэтому не хотели брать, типа они ничем не смогут ей помочь потому что их обезболивающие ей как мертвому припарки.

Недавно созвонились, совсем ей хуево. Утром дали три таблетки феназепама, но толку от этого никакого, а больше не дают. Господа, как думаете, что-то еще можно сделать, чтобы облегчить ее участь?

Лена Ремнёва  26 May 2016 at 09:57

А я считаю, что есть 3й вариант — написать жалобу на имя главврача, что не предоставляется наркологическая помощь. Мы же так всегда предлагаем делать. Либо можно написать заявление о предоставлении наркологической помощи, две копии, сделать пометку о вручении, взять письменный ответ, а уже потом жалобу.  Но это дольше. Еще соцработник с удостоверением может съездить в больницу и пообщаться с лечащим врачом. Мне кажется что-то из этого обязательно надо сделать, а лучше все вместе.

Анастасия  26 May 2016 at 09:46

Обязанность врача — действовать в интересах здоровья пациента. И в данном случае — она в том, чтобы предоставить адекватную наркологическую помощь, а не феназепам. И врачи могут в т.ч. сообщать в органы здравоохранения о необходимости дополнительных лекарственных средств. Но, так как с их стороны нет инициативы — фиксация такой необходимости (то, что называется жалоба) — это то, что позволит изменить систему оказания помощи.

 

Elena Plotnikova  26 May 2016 at 20:31

В больнице, конечно, мрак. Высказано было предположение, что я притворяюсь соцработницей, чтобы отжать квартиру у одинокой девушки, которую я же и подсадила на наркотики десять лет назад. Еще мне предложили самой принести героин для Ольги, типа «а че, ты ж тоже наверное наркоманка, вот и помоги подружке». И еще завотделением почему-то грозился вместе с наркологом для Ольги вызвать ФСКН для меня.

По приезде в больницу первым делом подала жалобу на имя главврача о неоказании наркологической помощи с уточнением, что помощь необходимо предоставить в срочном порядке, т.к. состояние пациентки острое. Потом поднялась в отделение, куда меня от главврача перенаправили к ее заму по хирургии, обсудить возможность вызова нарколога. Сначала все безудержно хамили, тыкали, орали, а потом, когда я пригрозила, что на всех и каждого напишу по развернутой жалобе в депздрав, вдруг замглавврача пригласил меня на повторную аудиенцию (во время первой мы сидели втроем — завотделением, замглавврача и я, и они, вытаращив глаза, благим матом орали, что не бывать тому, чтобы наркоманов лечили наркотиками, и чтобы я молчала и не перебивала их, а когда я возмутилась хамством завотделения и рассказала, что он предложил мне принести наркотики для Ольги самой, тот просто озверел, покраснел, разорался еще пуще и вышел, хлопнув дверью, а замглавврача  обвинил меня в клевете и прогнал типа «уходите отсюда мне надо работать»). Но повторная беседа вышла в разы мягче, он был очень вежливый, типа «ну вы поймите, у нас нет нарколога, я вот все понимаю, и вы поймите, все же мы люди, войдите в положение» и вот это вот все. Правда начал с того, что «Вот вы — соцработник, а чего вы пришли? Не кормите девушку, не меняете ей постель (???), не помогаете ей никак, только ходите тут херню болтаете», на что я возразила, мол, а вы же врач, а чего это вы тоже не помогаете ей никак, а только сосуды лечите, когда ей комплексная помощь нужна. В общем хз зачем под конец он изобразил понимание и сочувствие ситуации.

А потом они зашевелились. Начали выяснять, существует ли бесплатная скорая нарколожка, решили откатить Ольгу в реанимацию, увеличить дозу феназепама, и потом в коридоре краем уха услышала, что они обсуждали реланиум. Еще удалось вытребовать невролога, который в историю вписал абстинентный синдром, чтобы было чем апеллировать при вызове нарколога. Посоветовала Ольге не смущаться и орать/корчиться чтобы ускорить процесс вызова психиатра-нарколога, которого они вызывают только в случае острого психоза. Поговорила с бабушками в палате чтобы не третировали Ольгу, они все глубоко ей сочувствуют.

Ася, спасибо большое, что подсказывала мне всякие штуки по телефону!

Завтра утром с Ежи собираемся снова съездить в больницу, я подам жалобу от себя на действия персонала, еще одну от Ольги, с описанием симптомов, о неоказании медпомощи. Насчет восстановления документов для нее я вроде выяснила — нужно обращаться в суд с иском об отмене решения о пропаже без вести, а потом с решением суда идти в паспортный стол.  Осталось выяснить, есть ли маза положить ее в семнашку без документов, Ольга очень хочет в больницу и решительно настроена перекумариться. Лирику, конечно, у меня выпрашивает, угрожает, что в окно выбросится, но это болтовня пустая, самое главное, что на самом-то деле она очень стойко держится.

Elena Plotnikova  26 May 2016 at 21:01

Ой, а насчет разговора у меня были какие-то радужные фантазии, что никто не будет против вызова скорой наркологической помощи, которую рекламировал Брюн, а оказалось что ее вообще не существует 🙁

 

Анна Алимова  27 May 2016 at 13:55
Погнали к Ольге) пожелайте нам удачи.
Анастасия Соснина  27 May 2016 at 14:07
Звонили с места событий. Там жесть. В реанимации Ольгу привязали на всю ночь к кровати, она не могла выйти в туалет и т.п. И потом сказали «скажи спасибо своей соцработнице. Не приходила бы она было бы все хорошо».




Category Categories: Личные свидетельства, Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Михаил Голиченко

    На всякий случай, кратко о том, что видится в действиях врачей с точки зрения УК РФ. Врачи часто думают, что УК на них не распространяется.
    1. пункт д, з, часть 2, ст. 117 УК РФ — истязания с применением пытки по мотиву ненависти к определенной социальной группе.
    2. ст. 132 УК РФ — нарушение равенства прав и свобод человека — здесь вопиющий случай дикриминации, когда врачи используют свое служебное положение чтобы умышленно не оказывать помощь и причинять боль, несмотря на особую уязвимость человека к боли, страданиям и ухудшению состояния здоровья. То есть здесь случай дискриминации, когда очевидная разница в положении человека (наркозависимость) не принимается во внимание и ему продолжают «помогать» как всем.
    3. потенциально — ч. 1 ст. 124 УК РФ, если в результате неоказания помощи возникнут осложнения с причинением средней тяжести вреда здоровью.


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



«Хорошо, что у меня был мой использованный шприц»
Март 24th, 2016

С недавнего времени наркозависимые могут получить на улице чистые шприцы и презервативы. Корреспондент ТД провел один вечер с сотрудниками фонда имени Андрея Рылькова и узнал, зачем спасать жизнь и здоровье тем, от кого отвернулось общество.

Ира, Маруся и сто кабинетов
Май 27th, 2016

Настя Кузина написала для сайта Радио Свобода про нашего социального работника - Машу Преображенскую и ее нелегкую работу в ФАР.

Проект «СВ — Москва» в действии. Хроники этого лета.
Октябрь 15th, 2014

Лучшие отчеты наших социальных работников проекта "Снижение вреда - Москва" за июль и август. Увлекательного чтения!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.