Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Украина, заместительная терапия и туберкулез. Часть 2.

Публикуем вторую часть текста Руслана из Тольятти о том, как он был участником программы заместительной терапии в Полтаве (Украина). С первой частью текста можно ознакомиться здесь.

В общем, отношения с медсестрами на выдаче были хорошие, я бы сказал — дружеские. Не без эксцессов, конечно: бывает отказывают, если выпивший или опоздаешь…и кумары до завтра. Нужно сказать, что кумары с метадона страшные, они другие, чем с морфина — нет болей таких жутких и передвигаться можно, но психологически очень тяжело, хочется убить даже мимо проходящего человека, не то что близких или друзей. И такое состояние 28 дней на одном уровне примерно, без особых скачков. Плохо и плохо. Потом резко отпускает. Просыпаешься —  и все, чувствуешь, что жить хочется. Но вы попробуйте этот месяц выдержать! Это очень жестко, особенно если доза большая. Мне рассказывали, что люди в зонах с ума сходят в прямом смысле (в тюрьмах есть ЗТ, а вот перевели в лагерь и все, пиздец!). И ничем не переколешься, не кроет ничего, он как блокиратор опиоидных наркотиков идет, героином хорошим можно, но такой лошадиной дозой, что впору с самой гречки отъехать. Поэтому никто не колет практически никакого опия, винт только или трава (особенно трава, там такое сочетание четкое получается, просто сказка!). Слезть с него чрезвычайно сложно, но об этом после расскажу…

Мусоров на сайте нет никогда, им запрещено находиться на территории. Рядышком они да, труться, но только когда в розыске человек, даже вокруг не шманают никого! Ну, или с тюрьмы или с отдела возят задержанных подлечиться, так сказать, потом назад (тех, кто стоят на ЗТ. Если не стоял, то кумары, как и у нас). Метадон идет в таблетках по 5, 10, 25 и 40 единиц, начинают все с 30 единиц. Не важно, какая у тебя доза, хоть конская, в первый день больше не дадут. Зато потом можно дозу контролировать самому, поднимай сколько хочешь, но не больше, чем на 10 единиц за раз, раз в 3 дня (в неделю 20-25 единиц примерно). Снижать дозу сложнее, чем поднимать, нехватка даже 5 единиц серьезно ощущается, поэтому раз в 2 недели можно убавить 10 единиц всего. При средней дозе в 80-120 единиц, такая у большинства и была. После смысла нет прибавлять, он кроет первый месяц, потом ты перестаешь замечать переход до приема и после. Единственная разница, что курить и попиздеть сразу надо, а вот если один, то даже можно и не заметить, волны там нет, прихода тоже. Это один из плюсов ЗТ, нет предвкушения от употребления, ни эйфории, ничего, ходим как в больничку на процедуры — пришел, выпил и забыл. Утром нет желания ехать на сайт, облом такой надоедает очень сильно.

Персонал в больнице оказался хороший, как, наверное везде, в таких учереждениях. Есть вредные, привязчивые санитары и пара медсестер, а заведующая такая своя женщина. И пошутить, и матом наорать может на всю больницу, но больше по справедливости, и как-то зла на нее никто за резкость не держал. Больница делится на два корпуса: отноэтажный — чисто палаты и столовая (где я), и двухэтажный, метров 30, наверно, где главврач, кабинеты и приемный покой. И во дворе беседка стоит большая, там всегда после метадона все трутся, поговорить и курнуть, конечно, там у нас водник всегда стоял, а вокруг орехи растут, абрикосы, виноград прям на соседнем заборе (тубик прям чуть не в центре города стоит, в частном секторе), и белки прыгают. Красиво, спокойно и не нужно в палате находиться всю дорогу, вышел покурил, поговорил там, шашлыки жарить разрешали или просто покушать можно. Лечат абсолютно так же, как и в России, если бы не нехватка финансирования. Утром подъема как такового нет, главное утренние таблетки выпить и спи дальше, обходов утром не было практически. Короче, таблетки, уколы кому надо, и кто на метадоне, то получать его. Завтрак стремный, вообще питание не просто плохое, а отвратительное, продукты дешевые, приготовлено на отъебись, котлеты не едят даже местные собаки, ха-ха, серьезно…нюхают и сразу морду воротят. Масло, на котором жарится все, 3-4 раза используется. Пища прогорклая получается, фу, короче, гадость редкостная! Многие, у кого возможность есть, совсем в столовую не заходят, можно покупать, а можно приготовить самому, электроплитки есть. У нас косо смотрят на это, пожаробезопастность и т.д., да и не всегда заморачиваться охота, а там больше половины из сел да деревень. Хавчик из дома везут, мясо, овощи, сало там всякое. Жизнь немного на коммуну смахивает.

Поначалу неудобство вызывала украинская мова, но это так в разговоре они, так-то все русский понимают, но не все говорят, хотя таких очень мало.

В городе употребляют в основном ширку (мак в растворе) и винт. Героина нет совсем, дорого очень во Львове, мне говорили грамм 200 баксов, такой левенький, стоит. А в провинциях гречка вообще не встречается. Крокодил варят иногда, но они его жутко боятся — наслушались, начитались, что год живешь и все. Я говорю, 6 лет уже, ха-ха, и ничего, нормально. Все, особенно врачи, удивлялись. Несколько раз слышал: «Вон, смотри, который 6 лет на крокодиле». Ха-ха, подходили, интересовались, откуда такая живучесть. А я знаю? Может потому, что в Тольятти не на спичках варят, а на заводском белом фосфоре. Завод брошеный стоит, заходи, набирай хоть «стекло» (с виду слюду в камнях напоминает, и из воды вынимаешь — при соприкосновении с воздухом вспыхивает), хоть копай как раньше был, в камнях. Ширка стоила 50 гривен (200 руб.), винт 100 гривен (400 руб.), трава от 50 гривен до 100 гривен. Недорого в общем-то, если бы не качество. Я ехал когда, думал маком вусмерть обколюсь, что дома гречка хуевая, так мак-то должен быть везде одинаковый, а там даже хороший. И я обломался жестко, очень сильно разочаровался, конечно, без дозы у обычного барги (читай, у мусоров в прямом смысле) надо ну 2 куба хотя бы, а лучше сразу 3, и так не самолет. Кроет, но далеко не то, далеко…150 гривен  раз уколоться. Винт в принципе хороший. Наркосцена понтовая такая: мусора завозят барыгам своим уже готовый раствор банками и со своими шприцами (похую чистые они или нет), в окошко тук-тук, похую кто абсолютно, тебе даже не видно, сунул деньги, шприц тебе наполнили и пошел. Я был там, встретил ещё опцию такую — на соседнем участке живет баба, не понятно наркоманка или нет, но алкашка точно. И, чтобы далеко не ходить и не палиться, пускает на свой участок уколоться за 1 гривну с человека. Стоит в каком-то домике типа туалета, одна башка торчит страшная, и стрижет бабло, ха-ха. И вот зашел я туда, за угол… Представьте: чужой город, осень, темно и слякоть, в частник пошли с Денисом вмазаться. Я привык на стреме всегда и т.д., а тут как в деревне за самогоном в праздник, такая же хуйня — народу, ещё не видно толком ничего. Стучим: «Чо, бля?» — нормально, думаю, встречают. «Да ниче, бля, как пройти в библиотеку, не подскажете?». Ни кто ты, ни от кого…А вокруг суета, два окна работают, как в сберкассе. Кто-то уходит, крики, шум, вокруг соседи обычные. Заходим в этот закуток за 2 гривны, ебать, а там ещё человек ВОСЕМЬ, кто лежит под фонарем уличным на лавке, кто в пах, кто че. У меня шок, говорю Денчику: «Так, колим и валим отсюда навсегда». Ну, прикинь плоследствия приемки… Иностранец, наркоман, без регистрации (каждые 90 дней на границе надо заново штамп ставить), с открытым тубиком на наркоточке! Если надо что повесить на кого, то вот кандидатура как подарок судьбы. На Украине, кстати, много в каких городах на подобных точках они подъезжают (мусора), говорят: выбирайте, кто грузиться будет,- и все. Приходится кому-то ехать, а то жизни не будет всем. Дают вмазаться и на карман 3-4 куба, но там можно статью снять с себя, отлежав в наркологии, пока то да се. Отлечился и на суде справку и все, аннулировал считай залет, может штраф какой ещё, я не помню, но даже условку не дают, это точно. Откупиться стоит по разному, в зависимости от того кто ты, кто твои родственники. Денис уходил за 10 000 гривен, но это очень много, обычно 2-3 тысячи и как у нас в 90х, бензином можно откупиться, во как! Прикольно вернуться на 10-15 лет назад. Только бандитов в нашем понимании у них нет (в Полтаве), а мусора такие же, только дешевле. Быстрее-быстрее и валить оттуда, в какую сторону — пофигу, лишь бы подальше. Я подобный беспредел видел в 90ых, поначалу, но подобные места работали  2 месяца — и в лагерь, а тут много лет торгуют и ничего, потому что наркобизнес весь через мусоров. У нас они так не наглеют, уж очень явно и открыто. Через 2 месяца я уже знал, где или на край через кого можно взять хоть что. Кстати, винт в Незалежной называют «Белый». Я очень долго путался, белый — винт, черняшка или черный — ширка. Я всю жизнь белым героин называл. Местные обращались в основном по винту и траве, немного людей на ЗТ, которые ширкой колятся, это бывает в основном по сезону, чтоб сам варил, а не продажную «воду» покупать. Раз проснулся — слышу, суета какая-то. У соседей в палате две девки насчет «винта» суетят, хата нужна сварить. Я сам не любитель быстрых наркотиков, но действительно прочувствовать после метадона можно лишь стимуляторы. Как я уже говорил, в городе было 3-4 барыги ширкой и один винтом, это, так сказать, «официальные», то бишь наркоту им мусора привозят, мак или таблетки для винта. Есть там штатные «повара», они за ширку варят с утра и до ночи, тем и живут. Возвратов в этих местах не может быть, если только по доброй воле, по личным симпатиям, но это уже считай не возврат, а благотворительность. Напомню, в то время хорошей ширки в центральной Украине и восточной не было уже. Если в сезон сам варишь стакан мака на 6-7 кубов — то это действительно бомба, она раньше  и в продаже была примерно такая. А щас мак гасят на 10-12 кубов, да ещё барыга разбавит, разница такая, как с героином, сравнить качество 90ых годов и нынешний — колоссальная! Винт варил для массового употребления один старый нарколыга, по 100-150 кубов реакция у него. Пиздец как крутить колбу эту… Ему начальник уголовного розыска «тифу» поставлял, и временно приторговывают те, кто сажал, пока не закончится или мусора не узнают. И тогда или их закроют, или предупредят, чтобы больше так не делали. И такая картина везде, кроме Харькова. Там мусора практически перекрыли все, купить очень сложно. Много народу ездит в Полтаву за наркотой, стараются побольше взять. Оттуда(откуда? Из Харькова?) даже в Полтаву (в другой регион!!!) мусора приезжают делать облаву на барыг. Местным это, конечно, не нравится — приезжает непонятно кто и по их карману бьют. Один раз на выезде из города после очередного такого наезда уже почти ночью догнали их и до стрельбы между собой дело дошло, о как! Правда барыгу своего отбили (они его через месяц или два закрыли все-равно, доделали, так сказать, начатое). Такого беспредела, я думаю, и не встречал никогда даже в 90-е. Вся страна под жесткой мусорской крышей.

Но вернемся в больницу. Прошло несколько месяцев, я освоился полностью, друзья-знакомые в городе (я иногда у них начал оставаться на день-два, утром на метадон и всё, свободен, ни отходов, ни заходов). Определилась постоянная доза в 120 единиц (среднестатистическая в мире). С персоналом тоже всё удачно, на кухне свои люди, добавки, какие-нибудь гостинцы. Заведующая сама из Томска, как-то сразу на этой почве начались темы для разговоров со всеми вытекающими из задушевных разговоров последствиями. На меня она жестко с матом ругалась один раз всего, хотя пацаны частенько отлавливались. Ну, зависимые нарки часто вообще косячили. Только у нас выгоняют сразу на улицу (раскумаренный, опоздал на обход, за грубость, за что хочешь в общем), а там надо все свои усилия, всю отмороженность надо было включить, чтобы выгнали. То есть, беспределить надо было в прямом смысле слова. Я не совсем тут согласен, порядок быть должен, тем более в таком заведении. Ну, в мясо люди синие каждый день и ночь напролет засыпают в коридорах, драки… Если тихо, то вообще всем до фонаря (не втихаря, а просто в рамках приличия). Специального работника ко мне прилепили, с ним вообще дружеские отношения сложились. Познакомился с руководством ООО «Свет Надежды». Все они, за небольшим исключением, наркоманы или алкоголики с большим сроком трезвости, прошедшие реабилитацию по 12-ти шаговой программе, люди хорошо знающие свое дело и на очень высоком уровне делающие свою работу. Во всяком случае, я ничего подобного не видел и не слышал на постсоветском пространстве. Миша как раз отвечал за стационар по тубику. В туб. поликлинике сидит другой соц. работник, в СПИД центре свои, в социальной гостинице свои, подготовленные именно для этой работы сотрудники. Они, конечно, взаимозаменяемые, но не на все 100%. Все-таки особенности в работе и подходе к разным слоям населения присутствуют. И детали и нюансы можно лишь с опытом получить. В его задачи входит наблюдать за выдачей метадона (хотя это не строго соблюдется), решать всякого рода вопросы с администрацией как в этой больнице, так и в любой другой, если это в процессе лечения нужно. Адресно выдают допольнительные лекарства, не предусмотренные бюджетом (для лечения желудка и т.д.), покупают рентген-снимки (это добровольно-принудительно возлагается на пациентов, как и платить около 50 гривен при поступлении, хрен знает на что). Выдают продуктовые наборы, адресно тоже (ведь у многих нет даже на проезд, не только на снимки и еду). Там, литр масла, 2 кг макарон, сахар, чай… Я не вспомню все, но скажу — очень хорошая поддержка, не номинальная, как это часто бывает, а реально ощутимая помощь!!! Изыскивают деньги на МРТ, КТ – 600 гривен не найдет даже работающий человек, не то, что наркоман или человек в трудной жизненной ситуации. Ведь помощь может попросить любой пациент, да и человек без зависимости, но приоритет, конечно, за наркоманами. У меня зуб разболелся, он ездил со мной к зубному. Оформляли меня по их направлению, 10 гривен (40 рублей) — вырвать зуб, офигеть! Я уезжал — вырывал за 800 рублей. Блин, ну и 10 гривен не было, и так у многих вот. Организация оплачивает такие вещи по возможности. Чувствуем защищенность, принадлежность к чему-то. Самое главное — это отношение, конечно. Когда тебя всю жизнь шпыняют, унижают, отказывают в элементарных правах — как в медицине, полиции и т.д. А тут видят в тебе личность, относятся уважительно, помогают от материальных вещей до психологической помощи. Смотришь на людей с такими же проблемами, болезнями, которые решили их и делятся своим опытом с тобой. И появляется надежда, что можно все исправить: здоровье, деньги, отношения с близкими и в семье. И эти примеры не абстрактные, а вот, перед глазами. У многих ситуация гораздо хуже была, но справились. Жизнь кажется не такой мрачной, когда есть поддержка, люди которые тебя понимают. Такого рода помощь трудно переоценить или объяснить, это нужно прочувствовать.

Первое время я всем рассказывал, что сам местный, но маленьким уехал с родителями в Россию и языка, традиций и города не знаю. Ну, дурь полная. Поэтому освоившись и увидев, что нигде меня не пытаются лечить, что всем гос. учереждениям, куда я обращался (тубик, спид центр и т.д.) достаточно того, что за меня ходатайствует эта организация (далее буду писать Свитло), очень уважемая в области, я перестал говорить, что местный. Где-то хитрят, что-то проводят через хрен знает что, но помогает. Это ещё одно кардинальное отличие Полтавского проекта от всех, с чем я сталкивался. Они реально могут повлиять на власть, гос. учереждения, полицию… Могут и делают это! Это, кстати, очень взаимовыгодное сотрудничество. Большую часть работы берут на себя именно социальные работники при больнице. Отчеты, учеты, статистика, мониторинг ситуации среди клиентов-пациентов. Они мотивируют на лечение, диагностику и ещё много чего, во что я детально не вникал, но точно понял, что так всех устраивает. За исключением медсестер, которые на выдаче метадона. Все-таки это очень ответственно, опасная и нервная эта работа. Чуть ошибся на таблетку (а там их сотни за день), и проблемы могут быть в виде нервозов и психозов, физически ещё не били никого, но женщины боятся некоторые. Плюс, это наркотики, уголовное преследование никто не отменял даже там, а случайно это происходило или нет — кого волнует. Есть случаи, когда торгуют, воруют, недокладывают, если ты пьяный — тоже не дают, составляют акт, где заведующий, медсестра и социальный работник подтверждают это. За это, понятно, благодарности никто не испытывает, а доплачивают копейки. Людям с зарплатой в 1500-1200 гривен и которым пару сотен всего доплачивают, соблазн большой, конечно, и возможности для этого есть, ведь если простые нарки на выносе зарабатывают по 100-500 гривен в день, то у них поле для маневров значительно больше (в один стакан одному человеку недоложи одну таблетку и в конце для можно мешочек целый унести, но это все-таки редкость). Я сейчас в целом об Украине, в Полтаве мне только рассказывали, что была одна такая, но её потом с этой работы перевели и всё. Бывает, что выташнивает до того, как таблетки успели раствориться в желудке (оттого, что незадолго до моего приезда стали бороться с выносом во рту тем, что в стаканы стали доливать воду, а при взаимодействии это сжигает слизистую оболочки глотки, и иногда борешься с приступами тошноты). В таких случаях, если это на выходе случилось, то социальный работник, заведующий отделением и выдающая медсестра выходят, смотрят на это дело, составляют какой-то акт и выдается что-то около половины твоей дозы. Ведь на таких обломах и нервяках можно натворить таких делов. Лично при мне такое было два раза, в одном случае выдали, в другом нет, при схожих обстоятельствах. Как они это решали —  я не знаю, по какому принципу тут прокатило, а там нет. Насколько я понял, это зависит от личности самого клиента на ЗТ и, конечно, от того, кто это выдает и контролирует. Кто в каких с кем отношениях, кто как себя ведет на сайте. Есть неадекваты, это понятно, да и судьбы у всех сложные, у многих изломанные. Есть те, кто каждый день пьяные ходят, но одни спокойно, не напрягая никого, а другие в кипишь — то это не так, то другое. Если человек пьяный, то дают 3 часа на вытрезвление, потом смотрят — если отошел, то выдают, а если нет — то до завтра. Ну, или пришел незадолго перед закрытием, то чисто физически времени не хватит. Но на этом не акцентируют внимание, более-менее все в норме и смотрят сквозь пальцы. Бухать, как таковое, не запрещают, но в момент приема ты должен быть трезвый. Тогда, если есть деньги, то покупаешь. Могут понемножку, у кого есть возможность, скинуться. Например, я вынес на продажу 50-80 единиц, другой-третий по 5-10 единиц, и все ништяк. Бывают дни, что никто не выносит, или если заранее все  заказано. Там каждый старается найти себе надежного покупателя или продавца и годами встречаются каждый день. К моему другу из Харькова ездили раз в два-три дня, за это время набиралось побольше, все же не в соседний район съездить. На программу эти люди не встают, кто-то не хочет на учет, у кого родные не поймут или не знают. Есть те, кто уже стоял на ЗТ, но или выгнали за нарушения (пьянка, пропуски более 3х дней и уличные наркотики, в очень редких случаях за грубость и агрессию по отношению к персоналу) и годами покупают. В среднем у них в день 100-150 гривен уходит, это 50-75 единиц, одна единица метадона 2 гривны. Человеку без дозы нужно где-то 25-40 единиц, и на сутки хватает, именно кроет. А слезать с него я уже рассказывал как.




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Одна история о жизни с ВИЧ
Декабрь 3rd, 2012

Это история одной молодой женщины, которая живет в Тольятти. Ее зовут Наталья Митусова и у нее ВИЧ. Мы познакомились с ней несколько лет назад, когда Наташа еще скрывала свой статус. Сегодня она живет с открытым лицом. На такое мало кто решается. По всей стране таких людей очень немного. В нашем же городе мне подобные случаи неизвестны.

Гуманизация «наркополитики» — утопия или реальность? Мысли вслух с больничной койки.
Сентябрь 18th, 2013

Не так давно мы писали о ситуации, в которой оказался Алексей Аляпкин. В тот момент всем миром, включая врачей Пироговки в Москве, которые выбили для него квоту на операцию, мы смогли осуществить диагностику и все манипуляции, необходимые для госпитализации. Эту статью Алексей написал в начале сентября, когда еще чувствовал себя более менее. В середине месяца его состояние резко ухудшилось! А 19ого сентября, через день после публикации этой статьи, Алексей умер...

Тая
Сентябрь 4th, 2010

Автор: Ирина Теплинская

Недавно исполнилось два года с тех пор, как не стало Таи Сусловой… Многие из тех, кто читает сейчас этот материал, знали её в лучшие времена - по работе в ВИЧ- активизме и акциям «Фронтэйдз». Я была последней, кто видел Таю в живых – она умирала у меня на руках в стационаре Калининградского областного противотуберкулёзного диспансера. В этом материале – история жизни Таи её собственными глазами и глазами людей, в чьей памяти она навсегда останется живой…







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.