Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Правила жизни Ступы

Фото: pikabu.ru

Фото: pikabu.ru

Хотим познакомить вас с интересным и знаменитым человеком, панком и звездой рок-н-ролла Ступой.

Ступа — Константин Валентинович Ступин (1972 — 2017), в девяностых — известный всем жителям Орла музыкант, поэт, певец, бывший лидер группы «Ночная Трость». Широкая известность пришла к Ступе внезапно, когда в сети Интернет появился видеоролик, где Ступа поет песню «Пушистый хвост лисицы». Это настоящий панк, в жизни которого было много алкоголя, наркотиков и много чего другого. Карьера музыканта началась в 90-х, когда группа «Ночная трость» выступала на Фестивале Надежд в ДК «Горбунова», и там получила приз благодаря Ступе. Дальше в жизни Ступы чередовались творчество, наркотики, пребывание в местах лишения свободы и попытки уйти от наркотиков и криминала. Ступа умер в марте 2017 года. Наш специальный корреспондент в городе Орел Маргарита Шутенко взяла интервью у Ступы для газеты Шляпа и Баян незадолго до его смерти. Хотим поделиться  с вами Правилами жизни Ступы.

— Я о себе могу сказать, что я рок-н-рольщик и всё.

— Думаю, где то вначале 92 года, начал употреблять наркотики, примерно так.

— Я помню, что первый раз, когда вмазался, я думаю — блять, а почему раньше я не делал этого? Нахуй я курил, закидывался колесами, бухал, смотрел на девок? А тут ничего не надо. Это плюс.

— Когда ты уже на системе, то то, что называется кайфом, становится лекарством. Уже кайфа нет, ты просто лечишься, что бы не болеть — это минус.

— Раньше мы брали чек и мазались, ну поначалу конечно, впятером. Четверть долбишь, идешь и приседаешь. А щас берешь грамм и на троих и четверых и как то пффф, ни о чем. И отпускает быстрей. И качество и мое восприятие этого качества изменилось. Ну короче мне уже не 17 лет.

— К здравоохранению я отношусь прекрасно. Потому что волей Господа и благодаря ему есть люди, которые занимаются тем, что поддерживают мое здоровье. Если бы не было здравоохранения, я бы наверное сдох. И никто бы не услышал моих песен.

— Отношение к милиции всегда было негативным, до определенного момента. Говорю только то, что в государстве должен быть какой-то такой орган, который не даст распространению хауса. То есть на самом деле да, они нужны.

— Я не знаю, что такое наркополитика. Я просто не понимаю.

— Самый страшный грех это — быть плохим русским

— Я люблю все, что мне нравится. И это рок-н-ролл

— Самый счастливый момент в моей жизни? Рок-н-ролл!

— Пожелания читателям? Разума.

— Жить надо в кайф, но учитесь на чужих ошибках. В кайф, да, базара нет, но я же сказал — разума.

Источник: газета Шляпа и Баян №9




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Гуманизация «наркополитики» — утопия или реальность? Мысли вслух с больничной койки.
Сентябрь 18th, 2013

Не так давно мы писали о ситуации, в которой оказался Алексей Аляпкин. В тот момент всем миром, включая врачей Пироговки в Москве, которые выбили для него квоту на операцию, мы смогли осуществить диагностику и все манипуляции, необходимые для госпитализации. Эту статью Алексей написал в начале сентября, когда еще чувствовал себя более менее. В середине месяца его состояние резко ухудшилось! А 19ого сентября, через день после публикации этой статьи, Алексей умер...

Сон мотылька
Июль 30th, 2014

Видео об Ире Теплинской - актвистке, которая борется за право на эффективное лечение наркомании в РФ.

«Кто нам поверит? Мы – нелюди, мы – животные»
Июнь 28th, 2012

В этом городе наркозависимым людям некуда обратиться. Единственное доступное «лечение» здесь – это унижения и избиения в частном «реабилитационном» центре-тюрьме «Город без наркотиков». И еще лицемерная государственная наркология, которая ставит на учет и лишает последней надежды найти работу и сохранить гражданские права, а взамен не предлагает ничего – ни эффективного лечения, ни социальной помощи. В этом городе, как и во всей России – только немножечко жестче. Наркозависимость – это дорогое заболевание. Если нет возможности его лечить, приходится думать о том, как с ним жить. Это интервью с двумя девушками, которые из-за своей наркозависимости начали продавать секс. Они рассказывают о замкнутом круге насилия, из которого практически невозможно вырваться. И самые оголтелые насильники и маньяки именно те, кто по закону должен защищать всех нас от них – это сотрудники российской полиции.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.