Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Хочу вылечить туберкулез…

Автор: Вероника Белучи

Для ВИЧ — инфицированного человека получить сопутствующее заболевание —  не есть что-то из ряда вон выходящее. Это, скажем так, абсолютно нормальное явление. Но, для меня это было шоком — этого еще мне не хватало! Моим сопутствующим заболеванием был туберкулёз грудных лимфоузлов. Да, сразу шок и куча вопросов: откуда, от кого, каким образом….  Но, факт остаётся фактом. Ко всему прочему у меня было мнение, что это болезнь определённого слоя общества, слоя малоимущих, алкоголиков и бомжей. Другие этим не болеют. И только попав в больницу, мне стало ясно, что заболеть туберкулёзом, может абсолютно любой человек, даже очень состоятельный, даже очень знаменитый: любой!!!

Я узнала, что у меня туберкулёз, когда делала плановую флюорографию и, конечно, удостоверилась, когда сделала пробу Манту. Результат был — на 100% туберкулёз. Форма закрытая, но факт сам факт: туберкулёз! Я всегда очень боялась этого заболевания, и тут это произошло со мной!  Всегда думала: с кем угодно, но только не со мной! А оно вот как оно повернулось….

И меня положили в туберкулёзный диспансер. Это место, где даже если ты не болен, то гарантия заразиться очень и очень высокая. Ведь там ходят в гости друг другу люди как с открытой формой, так и с закрытой. Я постоянно носила маску, но должен носить маску тот, кто действительно болен. А нахождение в больнице необходимо только для того, что бы человек просто принимал таблетки, и не было пропусков в приёме. Утром пьёшь таблетки, и целый день валяешься в постели. И если в твоей палате нет телевизора, то это полный кошмар. Ведь нелегко, просто валяться в постели и смотреть на потолок, согласны? Думаю, что да!

Много, большее количество знакомых, которые лечили туберкулёз, рассказывали о сильных побочных явлениях: сильная потеря зрения, тошнота, отсутствие аппетита, сильное болезненное состояние, слабость. Я слушала и конечно ждала этого — ведь вооружен, значит защищен. Но, ничего из вышеперечисленного я у себя не наблюдала и пришла к выводу, что всё это чисто индивидуально. У кого-то, есть побочные действия, а у кого-то, их совсем нет. Надо также принять во внимание, что я уже принимала на тот момент антиретровирусную терапию (терапия для противодействия развитию ВИЧ в организме), и что у меня гепатиты В и С, печень в стадии цирроза. И сразу хочу предупредить тех, кто готовится принимать противотуберкулёзную терапию: необходимо начинать лечение и никого не стоит слушать, и быть уверенным, что именно у вас этого не будет, что именно у вас всё лечение пройдёт на высшем уровне

Да тут ещё эта моя наркотическая зависимость. Собственно мне эта зависимость мешала только в том, что надо было каждый день уезжать на поиски наркотиков, а вот на приверженность приёму препаратов — абсолютно никак. Я как принимала препараты, так и продолжала принимать.

Большинство людей, находящихся на лечение, систематически употребляли алкоголь. Таких в больнице было очень много, скажем так — основная масса. Ну, а что — люди привыкли жить в обнимку с бутылкой, и неужели они ради стационарного лечения бросят пить, если пьют всю сознательную жизнь? Да, за нарушение выгоняют, ну это если пьяным поймают. Выгоняют, не долечив, и не важно, открытая или закрытая у тебя форма туберкулеза. У меня так выгнали знакомого, он прожил около месяца, может чуть больше и умер. А ведь мог бы, и долечиться, и выписаться здоровым и Живым!!!

Туберкулёз — очень страшное заболевание, ведь человек может сгореть меньше чем за месяц! Вот, вроде был живой, а тут уже «одел деревянный макинтош». А врачи бегают, уговаривают — ведь их отчитывают, лишают премиальных, вот они и идут часто на уговоры и обещания, такие как «это в последний раз, я больше не буду пить». Ну как дети в детском саду: «я больше так не буду, простите меня, пожалуйста». А ведь это твоя жизнь, это твоё здоровье, это тебе надо. И ответственность пить или не пить таблетки, лечить или не лечить туберкулёз это только твоя и ни чья больше ответственность. Я за себя твёрдо знала, что не хочу болеть, и очень хочу излечиться.

Конечно, состояние больницы, наверное, как и большинства больниц этого профиля, было ужасное, мягко говоря. Серые, обшарпанные стены, черные потолки… Короче, ремонт сделан ещё в советские времена последний раз. Попав туда один раз, совсем не охота туда попадать вновь. Нет, конечно, есть и платные палаты, но эти палаты не всем по карману, вот и приходится большинству лежать в обычных общих палатах, в большинстве из которых пьют и днём и ночью. И нравится тебе это или нет, приходится мириться.

Многим именно в этой больнице, ставят диагноз ВИЧ-инфекция. Но, попав в эту больницу, человек первый раз слышит слово туберкулёз, что уж говорить о ВИЧ-инфекции. Именно тут назначают антиретровирусную терапию, но зачем ее надо пить — не объясняют. Просто надо вот и всё!!! Но человека ведь к этому необходимо подготовить, необходимо, чтоб выработалась приверженность к приёму препаратов. Ведь антиретровирусная терапия — это не на неделю или месяц. Это на всю жизнь! Человеку необходимо объяснить, для чего её необходимо пить, и как приём антиретровирусной терапии повлияет на его дальнейшую жизнь и состояние здоровья. Хотя, сперва надо пояснить, что такое ВИЧ, а уж потом говорить о терапии. Противотуберкулёзная терапия — с ней всё понятно: пока болеешь — пьёшь, а как вылечился, то прекратил и живёшь полноценной жизнью. Вопрос в том, кто бы объяснил всё это? На тот момент, когда я, лежал в стационаре, такого человека там не было. А как он необходим! Хотя о чём говорить, в больницах всегда куча недостатков, которые хочется доработать, хочется всё исправить. Может кто-то, прочитав эту статью, проявит желание на добровольных началах, работать с этим сложным, по-моему, контингентом.

В себе я была уверенна на 100%, я не хотела болеть, поэтому утром пила таблетки, и туберкулёзные и антиретровирусные, и без разрешения уезжала домой. Почему без разрешения? Я пробовала отпрашиваться, но мой лечащий врач, зная о моей наркотической зависимости, не отпускал — предлагая отлежаться. «Мы окажем помощь». Мне выдавали одну таблетку феназепама на ночь — в этом заключалась вся помощь. Удивляться, собственно, абсолютно нечему, ведь они туберкулёзный диспансер, а не наркологическая больница.  Вот так, не поспав ночь, утром, выпив таблетки, я уезжала решать вопрос с приобретением наркотиков. Однажды, не успев на последний автобус, решила ехать утром к началу приема таблеток. И какого было моё удивление, когда я увидела своего лечащего врача, а он сделал вид, что не знает меня. На обходе, конечно, сказал: «ты, что думаешь, я тебя не видел? Видел, ещё как видел, главное таблетки пить не бросай!» Так я узнала, что мои уезды домой известны не только тем, кто лежал со мной в одной палате, но и моему лечащему врачу. На выходные он, конечно, отпускал — с вечера пятницы до вечера воскресенья или утра понедельника. Мне выдавали таблетки на все эти дни, и я с чистой совестью ехала домой. Скажем так — за полгода моего пребывания в стационаре я  в общей сложности ночевала там всего месяц. Для себя я выбор сделала, и это было в моих, и только в моих интересах: пить или не пить таблетки, лечить или не лечить туберкулёз. Мне даже, скажем так, было стыдно болеть туберкулёзом, как уже говорила — я считала, что ею болеют только алкоголики и бомжи.

В больнице я мало с кем общалась, хотя, как к парикмахеру, ко мне обращались многие. Мне запомнилась одна девочка, у которой был туберкулёз костей, из-за этого туберкулёза у неё отказали ноги. Она передвигалась на кресле-каталке. В больнице, она познакомилась с молодым человеком: он возил её на прогулку и очень трогательно за ней ухаживал, а когда она написала президенту Российской Федерации ходатайство, с просьбой, что бы её свозили в Москву на лечение, молодой человек поехал вместе с ней. Я была очень поражена тем, что она завидовала абсолютно всем. Не смотря на то, как и чем они живут, почему у них в жизни происходят те или иные вещи. Она видела только свою проблему и чувствовала только свою боль — вот у неё всё плохо, вот ей, по-настоящему больно, а остальное гори всё синим пламенем. Хотелось сказать ей: научись радоваться за людей и тогда и у тебя всё наладится, но всё было как то не до этого. А ведь оно и в правду так — умей радоваться чужим победам, тогда и сам окажешься победителем. Всё в жизни идёт по кругу, сделал плохо — пройдёт время и это к тебе вернётся. Сделал добро — оно опять-таки вернётся к тебе. Точно так же как мысли материализуются: стоит долго и упорно о чём-то думать и оно рано или поздно сбудется.

Слышала от общей знакомой, что после операции она пошла. Наверное, её зависть можно оправдать — она ведь была очень больным человеком, молодая девушка, лишённая возможности передвигаться самостоятельно. Я хочу верить в то, что, встав на свои ноги, она стала добрее и теперь с пониманием относится к чужой боли.

Полгода моего пребывания в туберкулёзном диспансере, наконец, подошли к концу и родители, забирая меня из больницы сказали: «домой мы тебя не повезём, мы тебе сняли квартиру». Причина тому — приехавшая к родителям погостить моя старшая сестра со своим грудным сынишкой. Да, согласна, я должна была всё понять, но у меня была какая- то жуткая обида, я почувствовала себя брошенной и всеми покинутой, одинокой и никому не нужной. Обычно самая любимая  младшая дочь, а тут раз и всеми покинута, оставлена в полном одиночестве. Я как огонь на теле почувствовала собственный эгоизм

Стала очень часто плакать, было очень жалко себя, было так сиротливо и одиноко. Обида на родителей множилась и росла, а ведь надо уметь прощать и понимать, ни в коем случае нельзя взращивать свою обиду. Моя же выросла в огромного монстра, причем я всё понимала, каждый день молилась, что бы Господь помог мне изничтожить поселившегося во мне монстра обиды и досады. И, как мне кажется, я простила родителей, ведь у них не было другого выбора. Они поступили так, как на тот момент им подсказывало сердце. Ставя себя на их место, я бы поступила точно так же. Да поможет мне Господь, понять и простить….

Конечно, моё лечение на выписке из стационара не закончилось, меня перевели на амбулаторное лечение. Сначала я каждое утро должна была приезжать за таблетками, но на третий день я пошла к врачу и сказала, что у меня нет столько денег, что бы ездить каждый день в больницу. Я сказала: если хотите что бы я пила таблетки, то решите этот вопрос. И они решили. Ко мне раз в месяц приезжал молодой человек и привозил достаточное количество таблеток, которых хватало на месяц. Как только таблетки подходили к концу я звонила, и он привозил ещё. Вот так ещё около полу года я пила препараты амбулаторно.

Сейчас у меня туберкулёз на стадии медикаментозного излечения. Я больше не пью препараты, а просто прохожу обследования. Главное, что бы не произошёл рецидив, что с туберкулёзом часто бывает.

Очень верю, что меня полностью снимут с туберкулезного учёта в ближайшее время. А ещё верю, что смогу простить родителей и справиться с обидой и досадой, смогу всё забыть. Хотя, о каких обидах и досадах со стороны родителей у меня поворачивается язык говорить, я столько раз обижала их и доставляла им столько хлопот, увы, неприятных. Но они всё равно любят меня.  Именно они послужат стимулом для того, что бы бросить все вредные привычки, которые сидят во мне очень глубоко, так глубоко, как корни посаженного дерева. А кто ещё кроме моих родителей — самых родных и близких людей — могут послужить стимулом, что бы бросить мои вредные привычки? Ведь если бы не мои родители, меня бы уже давно не было на этом свете, я жива только благодаря им, только благодаря тому, что они до сих пор верят в меня и надеются, и не опускают руки, а только поддерживают и морально помогают.

Дай же Господи им здоровья и сил терпеть меня и не терять веру в меня, для меня это очень важно — Храни их Боженька!!!




Category Categories: Вероника Белучи, Здоровье женщин, употребляющих наркотики, Личные свидетельства | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Свидетельство. Фильм о ситуации с эпидемией ВИЧ в Калининграде
Октябрь 26th, 2011

Фильм 2009ого года телеканала Al Jazeera English — глобальныого информационного телеканала на английском языке. Фильм рассказывает об истории Сергея, его жены и других молодых жителях Калининграда, которые пытаются бороться с последствиями эпидемий наркомании и ВИЧ-инфекции, которые расцвели в их городе в конце 90ых годов и затронули их непосредственно.

Максим Малышев: наркополитика и я
Май 16th, 2010

max Максим рассказывает о своем знакомстве с понятием наркополитика и о том, как оно им воспринималось и воспринимается. В реальной жизни потребителя наркотиков, для которого будничной нормой являются нарушения со стороны представителей государства, наркополитика - это не Конвенции, Комиссии, Декларации и законы. Это ежедневная потребность выжить, по возможности сохранить свободу и здоровье, и свой человеческий облик, вопреки усилиям государства.

Кому выгодна агрессивно-репрессивная наркополитика, или Почему война с наркотиками проиграна.
Май 16th, 2018

Размышления одного из наших читателей по поводу безысходности ситуации с российской наркополитикой







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.