Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Люди так не делятся

handsАвтор: Вершинина Наталья

Недавно по телевидению прошел показ социального ролика «Инвалид-не инвалид. Люди так не делятся», выпущенный в рамках государственной программы Минздравсоцразвития России «Доступная среда».  А что на деле: больных наркозависимостью лишают прав на лечение. Странно, да?

Меня зовут Вершинина Наталья, я работаю в АНО СПН «Проект Апрель» с 2008 года. Я хочу рассказать об одном случае из своей работы.

Шпагина Оксана Николаевна, 32 года. Я пришла к ней домой (она сейчас пока у тети живет) она меня встретила с дочерью на руках, прошли к ней в комнату. В комнате центр музыкальный тихо играет, кроватка, чисто, уютно, новая мебель. Юлечка — хорошенькая девчоночка, рядом дочь сестры помогает, нянчится. Фото мамы Оксаны большое в рамочке. Племянница рассказывала, что любит и не любит в школе, про физкультуру и что Юля уже говорит мама, баба и еще несколько слов. 28 августа 2012 года Юлечке исполнился годик, а могло бы не быть сейчас ни ее, ни мамы. Причина — отсутствие протоколов сопровождения беременных при наркомании.

Оксана: «В феврале 2011 года я забеременела от любимого мною человека. Я очень хотела ребенка, была очень счастлива от одной мысли что беременна и буду мамой. Я знала, что у меня ВИЧ и гепатит С, но слышала, что люди, живущие с этими болезнями рожают детей. Как только я узнала, что беременна, я стала очень за собой следить, старалась не простывать, правильно питаться, начала совсем мало курить и хотела бросить совсем. 28 мая 2011года в роддоме г.Таганрог я сделала УЗИ, была установлена беременность 16-17 недель, развитие плода было без каких-либо отклонений. Я решила, что пора вставать на учет к гинекологу».

10 июня 2011 года беременная Оксана обратилась на прием к врачу гинекологу в г.Тольятти. Врач-гинеколог Иванова Е.В. узнав, что Оксана в прошлом наркозависимая, имеет диагноз ВИЧ и гепатит С, сказала: «Как ты одна будешь? Родишь неполноценного ребенка, начнешь опять колоться, заберут у тебя ребенка». После того, как Оксана сдала анализ мочи и мазок гинеколог посоветовала сделать искусственные роды.

Оксана: «Я поверила гинекологу. В моих глазах авторитет врача был непоколебим. Мне даже и голову не пришло переспрашивать кого-либо о том, правда ли, что с моими болезнями можно родить здорового ребенка. Слова гинеколога, про то, что я рожу неполноценного ребенка, урода, были очень убедительны и я только и думала, что мне нужно делать искусственные роды. Я очень расстроилась. Мир перевернулся. Я хотела рожать, хотела ребенка, но моя прошлая жизнь и наркомания снова преследовали меня, теперь таким образом, что я не могу родить здорового ребенка. Я пришла домой, вся в слезах. У меня началась истерика, я долго не могла успокоиться».

Врач-гинеколог посоветовала сходить в МУЗ Клиническая больница № 5 г. Тольятти в медгородок и обратиться к заместителю главного врача по гинекологии Вершинину Алексею Ивановичу.

Оксана: «От переживаний мне было очень плохо. Я постоянно плакала, мне было жалко терять ребенка. Мне было страшно идти к врачу с тем, чтобы договариваться с врачом о чем то не законном, за деньги. Я попросила мою тетю Тамару Леонидовну сходить со мной».

За искусственные роды Оксане назвали цену 35000 рублей. На сбор этой суммы нам понадобилась неделя. Оксана: «Так как у меня денег не было, мне пришлось просить их у знакомых, под разными предлогами. Целую неделю я провела в попытках сбора денег. В итоге 25 тысяч рублей дала мама парня, от которого я была беременна. Просить у нее деньги было особенно унизительно, потому что все выглядело так, как будто это я сама хочу избавиться от ребенка. Как будто это не гинеколог убедила меня делать искусственные роды. Хотя доводы о том, что гинеколог посоветовала мне сделать искусственные рода также не действовали, потому что в своих болезнях я была виновата сама, а значит сама была виновата в том, что не могу родить здорового ребенка. В тот момент я стала сильно себя ненавидеть и я чувствовала, как люди также смотрят на меня с омерзительностью и отвращением».

Оксана была уже в больнице и готовилась к операции, когда к ней пришли подруги и, очень удивившись словам гинеколога о невозможности родить здорового ребенка, отговорили ее делать искусственные роды. Ведь на самом деле она могла родить здорового ребенка с вероятностью 98%.

Оксана: «Дома я опять начала переживать, правильно ли я сделала, что отказалась от искусственных родов. Я боялась, что рожу неполноценного ребенка, боялась что одна, боялась что никто меня не поддержит и останусь с больным ребенком и сама больная без средств к существованию. Мне постоянно снился врач гинеколог с назидательным вопросом «Оксана, и кого Ты родишь? Ребенок у Тебя будет с гепатитом С и ВИЧ, здорового ребенка Ты не родишь». У меня также постоянно звенело в ушах «пророчество» врача гинеколога: «Родишь, начнешь колоться, заберут ребенка». Постоянный стресс на фоне беременности, переживания, бессонные ночи меня полностью истощили. Морально я была раздавлена, я не видела для себя будущего. Я ненавидела себя. Я хотела себя убить. Самый легкий путь был сделать себе передозировку наркотиков.  Спустя неделю после выписки, 11 июля 2011 года, после 2 лет трезвости я снова укололась, в надежде умереть. Но наркотик был слишком низкого качества и я не умерла, а только надолго уснула. Наркотик помог мне снять накопленный стресс. Впервые за последний месяц я почувствовала, что смогла спать и забыться. Моя зависимость опять проснулась во мне. Я употребляла еще несколько раз, не в силах бороться с зависимостью. Но каждый раз я думала о ребенке, который во мне и какой вред я приношу ему употреблением наркотиков. Мне было стыдно и страшно».

После нескольких дней употребления она обратилась в Тольяттинский наркологический диспансер с просьбой помочь избавиться от зависимости. Она хотела получить наркологическую помощь, безопасную для нее и ее ребенка, т.е. не только детокс, но и дальнейшее лечение, благодаря которому могла бы сохранить стабильное состояние.Только на третий день обращения Оксана смогла попасть в стационар. Из за беременности ей пришлось приезжать сначала к другому доктору, потом собирать дополнительно справку от гинеколога. 1 августа 2011 года Оксана позвонила гинекологу Ивановой Е.В. и спросила о справке для наркологической клиники. Оксана: «Гинеколог поинтересовалась, чем там меня будут колоть. Боясь, что мне откажут в справке я сказала гинекологу, что рожать не буду, а не искусственные роды не могу идти на ломках. Узнав, что я буду делать преждевременные роды, гинеколог выписала мне справку, которую забрала моя сестра».

Ей пришлось в страхе отказа в справке от гинеколога, для того чтобы лечь в наркологию, сказать гинекологу, что она будет делать преждевременные роды, которые назначены на 11 августа 2011 года. И 2 августа Шпагину Оксану положили в стационар. Через 9 дней в плохом состоянии, Оксану выписали и посоветовали обратиться в амбулаторный наркологический кабинет, если будут ломки.

«Иными словами врачи понимали, что я длительное время страдаю наркоманией, 6 раз пыталась безуспешно лечиться. Однако несмотря на это мне была оказана минимальная медицинская помощь только для снятия абстинентных явлений. Таким образом наркологичесую помощь, безопасную для меня и моего ребенка, т.е. не только детокс, но и дальнейшее лечение, благодаря которому я могла бы сохранить стабильное состояние я не получила», — говорит Оксана.

«Также мне было тяжело от того, что врачи гинекологи с одной стороны презирали меня за мою наркоманию и болезни, а с другой стороны совсем не прилагали никаких усилий для помощи при наркомании и беременности. В моей карточке гинеколог несколько раз отразила, что я употребляю наркотики. Однако ни одна запись в карточке, включая план ведения беременной не содержат каких-либо конткретных шагов, которые бы были направлены на оказание мне помощи при беременности на фоне наркомании. В карточке также имеются сведения о том, что гинеколог якобы осуществляла патронаж на дому. И каждый раз якобы оставляла мне приглашение на прием. Но когда я была на приеме ничего кроме презрения и назначения на повторные анализы я от гинеколога не получала. Непонятно зачем было осуществлять так называемый патронаж на дому, если даже во время моих появлений на прием никакой помощи мне не оказывалось» — говорит Оксана.

С 21 августа 2011 года Оксана на фоне беременности и в последующие дни после выписки из наркологического стационара похудела на 9 килограмм. Почти не могла ходить и всерьез думала о смерти. В итоге 25 августа Оксана с большим трудом, при помощи сестры сходила к нотариусу и написала завещание. А 28 августа 2011 года родила на сроке 29 недель. Когда врачи сообщили, что с ребенком все в порядке, что ребенок не урод, Оксана была на 7 небе от счастья. Как будто сама заново родилась. О наркотиках больше не думала.

Сейчас с ребенком все в порядке. Девочка Юля родилась очень красивой, светловолосой. Хорошо спит, не капризная. Все анализы на ВИЧ и гепатит отрицательные. Наркотики Оксана не употребляет. Очень ответственно относится к воспитанию ребенка и является заботливой мамой. Тетя забрала их к себе, потому что у Оксаны нет других родственников. Ждет садик. И уже подыскала работу.

На сегодняшний день Оксана подала жалобу в Министерство Здравоохранения и социального развития Самарской области о нарушении ее прав на охрану здоровья и медицинскую помощь без дискриминации и унижающего человеческое достоинство обращения с просьбой восстановления нарушенных прав и устранении причин и условий нарушений прав беременных женщин в сходных с ее ситуациях.




Category Categories: Дело Оксаны Шпагиной, Здоровье женщин, употребляющих наркотики, Личные свидетельства, Новости | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • полина

    либо залечат, либо словом убьют. Хочу сказать, что Вершинин А.И. никогда не скажет лишних не обдуманных слов, и никогда не выпишет лишних лекарств. Единственный врач в г.Тольятти кому можно доверять.


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Речь Ани Саранг на вручении международной премии Human Rights Watch и Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДу
Сентябрь 23rd, 2012

Для меня большая честь получить эту награду сегодня от имени Фонда защиты здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова. Наша организация была создана как платформа для инициатив сообществ, продвигающих гуманную наркополитику в России. И сегодня мне бы хотелось выразить признательность всем тем, кто использует данную платформу для защиты здоровья и прав человека......

Анонс: «Наркополитика и права человека» в Сахаровском центре
Март 8th, 2013

10 марта в Сахаровском центре в рамках Школы Прав Человека пройдет встреча на тему "Наркополитика и права человека" с юристом Фонда имени Андрея Рылькова Михаилом Голиченко.

От ВИЧ спасут не воздушные шарики, а знание проблемы
Октябрь 30th, 2016

Наш координатор уличной социальной работы Фонда Макс Малышев, будучи членом Координационного комитета по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД в РФ, посетил в октябре этого года вместе со своими товарищами по Комитету Екатеринбург с надзорным визитом, а точнее — местные организации, которые реализуют проекты по профилактике ВИЧ среди уязвимых групп населения при финансовой поддержке Глобального фонда для борьбы […]







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.