Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Правила жизни – Заза с Кутаиси

zazaПару месяцев назад сотрудники редакции «Шляпа и Баян» взяли интервью у социального работника из Грузии. Он потребитель наркотиков, сейчас находится на метадоновой программе и помогает своим друзьям и знакомым, употребляющим нелегальные наркотики. Читать с грузинским акцентом))).

С Грузии я, зовут меня Заза, с города Кутаиси. Это такой маленький город, по сравнению с Москвой, конечно.

Мне уже 51 год, образование высшее. 2 срока за употребление. Употребляю с 82 или 83 года.

Родился в Кутаиси, в школе в Кутаиси, в институте в Кутаиси. Но, как получен диплом, так и лежит дома.

Сначала как бывает? Анаша, потом перешел на более…

Варить не умели, кукнар был, так и ели. Опиум без ангидрида бодяжили, в пузырьке, как сейчас героин варят, точно так. Разбодяжишь и вмажешься.

Честно сказать, сразу понравилось, с первого раза понравилось. А вот почему — не знаю, ну понравился, ну кайф же. Вот понравился и все.

Когда молодой, не думаешь, что плохо будет. Думаешь — когда захочу, тогда и брошу, и по-другому смотришь на это все. Вот так и не думаешь, что залезу, что хуево будет, колешься и все, кайфуешь и все.

Это в Брянске было. Повязали нас, 86 год, да. И вот как только повязали, дали 3 месяца, так бывает, тюремное заключение, подследственное. Тогда горько задумался. И вот нахуя я думаю?

Были понятия, конечно были. В те годы, особенно у нас, работал вот этот уличный  криминальный менталитет. Были какие-то правила, которых придерживались все потребители. Но в то время потребители, в основном, были приблатненные. Не все могли. Всегда были у нас дорого наркотики. В это время 50 рублей советских стоила одна доза. И не всем это было доступно. Доставали крутые там, при деньгах. Ну и хорошим пацанам…

И понятия были такие, базара нет, продавать в падлу, короче. Молодого пацана вовлекать тоже нельзя было, такие понятия. Школьник там подойдет, или молодой пацан.

Конечно, делились. Это не обсуждалось. Есть, например, у меня стаканов 10-20. Считай всех раскумариваю, на кумаре человека не оставлю, так же поступали и другие. А потом уже с годами все поменялось, особенно после 90х. Менталитет поменялся и все  поменялось. Сами потребители уже стали подбарыжничивать, что ли. Меньше стало вот этого человеческого отношения, все поменьше, поменьше. Жизнь меняется.

Раньше проще было. Хоть и советская милиция, а все взятки брали. У нас можно было откупиться за маленькие деньги. Вот если менты хотели тебя посадить, то никакие деньги не помогут. А вот если ты употребляешь так, да им похую было, и они больше за барыгами охотились, чем за потребителями.

Я сейчас на метадоне, в программе. Уличные наркотики употребляю иногда, бывает.  Сейчас у нас крокодил, в-основном, но я к нему не прикасаюсь, даже не пробовал. Я — сырец или героин.

В снижении вреда (от наркотиков, прим. редакции) сейчас работаю. Вообще-то это моя  первая работа, снижение вреда. До того только вредил, а сейчас хожу, снижаю вред. Начал, понимаешь, постепенно. То чистые шприцы отнесу, то объясняю: «Пойдем  анализы сделаешь на гепатит, ВИЧ», — такая хуйня. Но потом, постепенно-постепенно,  знаешь, узнал уже про эти сообщества, защиту права. Ну, короче, почувствовал, что это все мое, понимаешь?

Что-то есть, что дает силы. Больше всего мне дает силы, это то, что много нас. В Грузии, вот таких как я, активистов имею в виду, много, немало, и все хорошие ребята.

Я не то что верю в то, что мы что-то поменяем, но мы верим, что стараться стоит.

Потребители наркотиков не плохие и не хорошие. От человека это зависит. Наркотики просто катализаторы твоего поведения. Если он подлый человек, он рано или поздно свое лицо покажет. Только вот наркотик этот процесс чуть-чуть ускоряет. Порядочный он и в Африке порядочный. Употребляет, не употребляет, какая разница. Просто побыстрее видно, что там за человек, когда на системе.

Торчать сейчас не легче, чем в 80-х. Трудно и труднее становится. Наркотиков нет, а люди же остаются, и они все так и хотят чего-то, и вот начинаются крокодилы-макодилы, что-то там, как это называется, капли глазные… Ну, такой хуйней начинают заниматься. На что-то другое переходят.

Наверное, мечты у каждого человека есть, но я не помню даже свои. Я так рано все начал, и не успел помечтать. Я сейчас реально смотрю на такие вещи. Я знаю, что добьюсь всего только своим трудом, и в мечтах уже далеко не ухожу.

Ну, куда мне еще достичь? 51 лет — не молодой. Единственное, у меня желание вот: я  женат, но ребенка нет, вот было бы мое желание — ребенка. А так, ну чтоб там деньги были, туда-сюда, но это любой хочет.

Да что я люблю? Кофе люблю. Детей люблю, друзей люблю.

Читателям ШиБ я бы сказал — держитесь ребята!




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Ирокез
Декабрь 21st, 2010

Сегодня 18 февраля 2007, Ирокеза нет с нами 133 дня. Он был не очень выпендрежным, simple героем, он появился в 2000 году в московском проекте Снижения вреда и заразившись идеей harmreduction просто пришел и остался, сказал – я буду работать, это мое, бросил свою типографию. Первые полгода он работал волонтером, и ему поверили. Он отказался ради помощи другим людям от многих благ потребительского мира и даже от собственной семьи, которой у него так и не появилось, хотя девушек было с ним рядом много…. Мы сидим дома на ковре, у его близкого друга Кости Фьючера, вокруг нас бегают малыши и горланят, кому-то из ребят начинают приходить в голову истории, пережитые вместе с Ирокезом….

#крымнаш. Интервью с бывшими пациентами программ ОЗТ
Июль 16th, 2014

Максим Малышев побывал в Симферополе в конце мая этого года и взял интервью у бывших пациентов программ заместительной терапии

Люди так не делятся
Сентябрь 14th, 2012

Недавно по телевидению прошел показ социального ролика «Инвалид-не инвалид. Люди так не делятся», выпущенный в рамках государственной программы Минздравсоцразвития России «Доступная среда». А что на деле: больных наркозависимостью лишают прав на лечение. Странно, да?







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.