Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Правила жизни – Заза с Кутаиси

zazaПару месяцев назад сотрудники редакции «Шляпа и Баян» взяли интервью у социального работника из Грузии. Он потребитель наркотиков, сейчас находится на метадоновой программе и помогает своим друзьям и знакомым, употребляющим нелегальные наркотики. Читать с грузинским акцентом))).

С Грузии я, зовут меня Заза, с города Кутаиси. Это такой маленький город, по сравнению с Москвой, конечно.

Мне уже 51 год, образование высшее. 2 срока за употребление. Употребляю с 82 или 83 года.

Родился в Кутаиси, в школе в Кутаиси, в институте в Кутаиси. Но, как получен диплом, так и лежит дома.

Сначала как бывает? Анаша, потом перешел на более…

Варить не умели, кукнар был, так и ели. Опиум без ангидрида бодяжили, в пузырьке, как сейчас героин варят, точно так. Разбодяжишь и вмажешься.

Честно сказать, сразу понравилось, с первого раза понравилось. А вот почему — не знаю, ну понравился, ну кайф же. Вот понравился и все.

Когда молодой, не думаешь, что плохо будет. Думаешь — когда захочу, тогда и брошу, и по-другому смотришь на это все. Вот так и не думаешь, что залезу, что хуево будет, колешься и все, кайфуешь и все.

Это в Брянске было. Повязали нас, 86 год, да. И вот как только повязали, дали 3 месяца, так бывает, тюремное заключение, подследственное. Тогда горько задумался. И вот нахуя я думаю?

Были понятия, конечно были. В те годы, особенно у нас, работал вот этот уличный  криминальный менталитет. Были какие-то правила, которых придерживались все потребители. Но в то время потребители, в основном, были приблатненные. Не все могли. Всегда были у нас дорого наркотики. В это время 50 рублей советских стоила одна доза. И не всем это было доступно. Доставали крутые там, при деньгах. Ну и хорошим пацанам…

И понятия были такие, базара нет, продавать в падлу, короче. Молодого пацана вовлекать тоже нельзя было, такие понятия. Школьник там подойдет, или молодой пацан.

Конечно, делились. Это не обсуждалось. Есть, например, у меня стаканов 10-20. Считай всех раскумариваю, на кумаре человека не оставлю, так же поступали и другие. А потом уже с годами все поменялось, особенно после 90х. Менталитет поменялся и все  поменялось. Сами потребители уже стали подбарыжничивать, что ли. Меньше стало вот этого человеческого отношения, все поменьше, поменьше. Жизнь меняется.

Раньше проще было. Хоть и советская милиция, а все взятки брали. У нас можно было откупиться за маленькие деньги. Вот если менты хотели тебя посадить, то никакие деньги не помогут. А вот если ты употребляешь так, да им похую было, и они больше за барыгами охотились, чем за потребителями.

Я сейчас на метадоне, в программе. Уличные наркотики употребляю иногда, бывает.  Сейчас у нас крокодил, в-основном, но я к нему не прикасаюсь, даже не пробовал. Я — сырец или героин.

В снижении вреда (от наркотиков, прим. редакции) сейчас работаю. Вообще-то это моя  первая работа, снижение вреда. До того только вредил, а сейчас хожу, снижаю вред. Начал, понимаешь, постепенно. То чистые шприцы отнесу, то объясняю: «Пойдем  анализы сделаешь на гепатит, ВИЧ», — такая хуйня. Но потом, постепенно-постепенно,  знаешь, узнал уже про эти сообщества, защиту права. Ну, короче, почувствовал, что это все мое, понимаешь?

Что-то есть, что дает силы. Больше всего мне дает силы, это то, что много нас. В Грузии, вот таких как я, активистов имею в виду, много, немало, и все хорошие ребята.

Я не то что верю в то, что мы что-то поменяем, но мы верим, что стараться стоит.

Потребители наркотиков не плохие и не хорошие. От человека это зависит. Наркотики просто катализаторы твоего поведения. Если он подлый человек, он рано или поздно свое лицо покажет. Только вот наркотик этот процесс чуть-чуть ускоряет. Порядочный он и в Африке порядочный. Употребляет, не употребляет, какая разница. Просто побыстрее видно, что там за человек, когда на системе.

Торчать сейчас не легче, чем в 80-х. Трудно и труднее становится. Наркотиков нет, а люди же остаются, и они все так и хотят чего-то, и вот начинаются крокодилы-макодилы, что-то там, как это называется, капли глазные… Ну, такой хуйней начинают заниматься. На что-то другое переходят.

Наверное, мечты у каждого человека есть, но я не помню даже свои. Я так рано все начал, и не успел помечтать. Я сейчас реально смотрю на такие вещи. Я знаю, что добьюсь всего только своим трудом, и в мечтах уже далеко не ухожу.

Ну, куда мне еще достичь? 51 лет — не молодой. Единственное, у меня желание вот: я  женат, но ребенка нет, вот было бы мое желание — ребенка. А так, ну чтоб там деньги были, туда-сюда, но это любой хочет.

Да что я люблю? Кофе люблю. Детей люблю, друзей люблю.

Читателям ШиБ я бы сказал — держитесь ребята!




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Завещание
Апрель 29th, 2016

Это интервью друга. Интервью на излете. Когда все равно. Руслан социальный работник. Наркоман… сейчас Руслан на больничной койке. Он не может ходить, и видимо уже не сможет. От последствий употребления дезоморфина. И по его словам, наверное это последняя весна в его жизни.

Правила жизни Ступы
Июль 20th, 2017

Небольшое интервью с музыкантом Константином Ступиным, которое он для для нашей газеты Шляпа и Баян незадолго до своей смерти

История Дмитрия Полушкина
Апрель 14th, 2014

Эта история не закончилась бы хеппи-эндом если бы не добросовестная и честная работа государственного адвоката, который был назначен Дмитрию Полушкину при задержании. А это, в свою очередь, стало возможным благодаря работе сотрудников ФАР с адвокатом. Мораль такова: если иметь возможность конструктивного общения с адвокатом по назначению, то его работа может быть не менее эффективна, чем работа адвоката по договору, а стоить намного дешевле.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.