Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Христиания: история Датской наркополитики

0_7826c_1eb2167d_XLАвтор: Дмитрий Окрест

«Один грамм – пять евро, хочешь покруче – готовь десятку», нараспев объявляет чернокожий продавец травки, кутаясь в тулуп из секонд-хенда. Под низким небом Копенгагена он бойко нахваливает свой товар, конкурируя с десятком таких же наркодилеров. Небольшая площадь между ангарами похожа на современный торговый центр. На прилавке выставлены несколько наиболее ходовых сортов — всё чинно завернуто в алюминиевые упаковки на манер шоколадки «Аленка». Рядом стоят весы, трубочки и кальяны.

В ожидании клиента лежат косяки, чтобы быть зажженными прямо на кассе. Сверху растянуты рекламные баннеры, обещающие рай как минимум на ближайшие полчаса. Напротив на скамейках уже расположились, судя по акценту, британские туристы. Они уже начали тестировать приобретенный продукт. Это Пушер-стрит, главная артерия датской вольницы. Расположенный в центре Копенгагена район под названием Христиания известен далеко за пределами Скандинавии.

«Христиания — это не только история о наркотиках», утверждает работник Christiania Folkeaktie Таня Беорн Забелл. Разъезжая по городу на роликах, белокурая девушка рассказывает, что здесь живет множество людей, которые не используют гашиш. За Пушер-стрит виднеется совсем другая Христиания. Фактически это небольшая деревня, зажатая со всех сторон современным мегаполисом – словно индейская резервация последних идеалистов. Здесь живет тысяча человек, треть из них – дети.

«Большая часть того, что происходит в коммуне, не имеет ничего общего с наркотой — например, детский сад, андерграундная телерадиостанция, фруктовый сад, йога в скверах, веломастерские, репетиционные базы, кузница, уличный театр и банк взаимопомощи». 33-летняя дочка местного коммуниста, стажировавшегося в былые годы по партийной линии в СССР, занята распродажей акцией Христиании. Их можно приобрести для поддержания жизнедеятельности проекта — только за первый день фандрайзинга собрали 135 тысяч евро. Сейчас она отправляется в составе каравана из нескольких фургонов в тур по Европе и Африке, чтобы рассказать о феномене Свободного города.

РАСЦВЕТ КОММУНЫ

Главный ориентир анклава – церковь Спасителя в стиле барокко с винтообразной лестницей вокруг шпиля. На территории в 34 гектара уже 42 года всегда что-то происходит, люди постоянно в творческом поиске. Здесь несколько концертных площадок – две  открытые и две крытые сцены (на триста и тысячу человек). Каждое воскресенье звучат джем-сейшены, где музыканты приглашают публику принять посильное участие. Все лето проходят бесплатные концерты – джаз, панк-рок, хип-хоп. Днем по городку шагают клоуны и циркачи, на ночь зависает молодежь, которую никто не ждет дома. К их услугам скейт-парк, вегетарианская забегаловка Morgenstedet, десятки кафе и баров. Именно поэтому остров является четвертой по популярности туристической достопримечательностью датской столицы – до памятника печальной Русалки Андресона ей пока далеко.

Однако, утверждает полиция, большую часть публики интересует не работа по металлу или раздельный сбор мусора. Поправляя черные очки-капельки, комиссар Стеффен Тонинг Стеффенсен уверено заявляет, что приезжих интересует исключительно другая черта альтернативного образа жизни – открытая продажа марихуаны. Только что стражи порядка изъяли 60 килограмм гашиша, которые ждали отправки на Пушер-стрит. Несколькими днями ранее обнаружили 35 килограмм гашиша, столько же сканка, 350 хэш-пирожных и почти пять тысяч уже скрученных косяков. Арестованных суд отправил на две недели в тюрьму. Количество времени в застенках определяется видом и объемом наркотиков. В суде торговля марихуаны классифицируется как меньше зло, чем героин.

Получив полуавтономный статус, местные жители очень гордятся надписью на выходе из Христиании – «Вы вновь в Евросоюзе». Помещенные на красный стяг три желтых точки над «i» в слове Christiania – это и герб, и флаг анклава. Другим символом является улитка, именно с такой скоростью порой происходит движение к консенсусу у жителей вольного острова. В России бытует мнение, что Христиания – это длительный эксперимент социал-демократической Дании, которая наблюдает за тем, что будет, если разрешить продавать наркотики в одном месте. Мол, и активисты, и чиновники — это две большие неповоротливые улитки, которые не будут бороться друг с другом.

Однако действия наркополиции, выселение сквота «Молодежный дом» в 2007 году и столкновения на климатическом форуме двумя годами позже наглядней демонстрируют накал страстей. Нынешнему шаткому положению Свободного города дали зеленый свет только после долгих и упорных сражений. В 1971 году вдохновленные успехами американского активиста Джерри Рубина полсотни хиппи, анархистов, художников и бездомных заняли пустующие 11 лет казармы. Этому предшествовали дебаты в подпольном самиздате Movetbladet о судьбе военной базы. Захват пустующих казарм был протестом против дороговизны квартир в городе. Несмотря на разруху, переселенцы быстро оборудовали баню, детсад и столовую, смогли наладить канализацию и водопровод.

Вскоре построенное пришлось защищать, в качестве аргументов радужные пацифисты использовали баррикады, «молотовы» и арматуру. Так продолжалось до тех пор, пока королева не признала в анархиствующих колонистах защитников стариной архитектуры. Из-за активных действий молодежи, ни одна политическая партия не хотела вмешиваться в эту проблему. Изначальный успех автономной зоны тесно связан с экономической и политической ситуацией того времени. 60-ые стали эпохой мира и процветания – женщины начали работать, окреп средний класс, легализовали порнографию.

Чиновники были не очень рады Христиании, но решили, что раз жители платят за воду и электричество, то ее можно оставить в качестве социального эксперимента. Так сформировалось то, что исследователи называют «микронацией»  — субъект, претендующий на независимость. От вымышленных стран их отличает суверенитет над физической территорией и собственные символы – флаг, марки, деньги. В этой связи можно вспомнить платформу Силенд, Конк и Республику Острова Роз.

БИЗНЕС ПО-ДАТСКИ

Изначально дети цветов выступали против каких-либо ограничений — героин считались допустимым. Однако к началу 80-ых передозировка от хмурого опиата свела десяток сограждан  в могилу. В этот раз на народном вече обошлись без консенсуса – данные тех, кто колется, сообщили полиции. В свою очередь сотрудники ограничились разгоном продавцов травки, попутно рассказав героинщикам, кто вынес сор из избы. Склонные к сотрудничеству с органом покинули Христианию, опасаясь репрессий. Впрочем, всех недовольных новой наркополитикой все равно выгнали с острова. 40 дней и ночей хиппари патрулировали улицы, где ставили вопрос ребром – или шприц, или коммуна. 60 человек согласились на реабилитацию.

Сегодня если местные увидят, что вы толкаете «колеса» или героин, то вас разденут догола, надают тумаков и заставят выложить все наличные. После этого такому человеку никогда нельзя появляться в автономии. Кроме того, христианиты разрешают продать траву только совершеннолетним, но это не всегда соблюдается.

Граждане микронации не любят делиться всеми нюансами наркоторговли за пределами сообщества, особенно с незнакомцами. Облавы случаются почти каждую неделю, когда полиция вламывается с собаками на Пушер-стрит. В 2005 году из-за их деятельности работа продавцов была парализована на месяц, однако с тех пор масштабы уже не те.

Стали ли анархиствующие хиппи заложниками наркокартелей, которые оправдывают свою торговлю светлыми идеями? Горожанин по имени Каспер Манних полагает, что хиппи были вынуждены свалить из бизнеса, так как шальные деньги привлекли преступные группировки. До сих пор, согласно местному законодательству, торговать могут только  местные. Считалось, что если вы не из коммуны, то не можете иметь здесь бизнес. В 90-ых за контроль боролись мотоциклисты разных клубов – словно солнцевская и люберецкая братва, «рыцари асфальта» втянулись в разборки, вошедшие в историю как «Великая нордическая война байкеров».

Это было настоящая бойня с поджогами и взрывами, которая отчасти продолжается и поныне – для пятимиллионной страны 12 убийств, 74 покушения и сто ранений за пару лет показались внушительными. Порт превратился в перевалочный пункт для контрабанды наркотиков из Испании и Нидерландов. С тех баталий в Христиании запрещено носить бронежилеты, кожаные косухи и огнестрельное оружие.

Теперь на вольном острове работает около 40 разных продавцов, после столкновений ОПГ на долю христианитов осталось менее 10% рынка. Остальное поделено между группировками арабского и пакистанского происхождения. Впрочем ниточки все равно ведут в группировку байкеров Hell Angels — прибыль «ангелов ада» от Христиании, по оценкам органов, составляет 130 миллионов евро ежегодно.

В недавнем пресс-релизе полиция Копенгагена заявила: «Мы не действуем против старых хиппи, которые мирно курят. Мы против тех, кто нелегально зарабатывает большие деньги на продаже травки». Все еще верный левым идеям, Отто Вайле признает, что его представления о Христиании изменились со времен молодости. «Я вырос определенно более критичным по отношению к тому, что происходит в Христиании». На Пушер-стрит нет специального налога на торговлю наркотиками. Каждый взрослый житель Христиании должен раз в месяц платить 220 евро за «аренду», причем размер дома не имеет значения. Наркотики, конечно создают большой денежный поток, некоторая его часть используются для обновления коммуны.

Тем не менее туристам здесь ничего не угрожает – оставили ли велосипед или сумку без присмотра. Помощники барыг всегда стараются поддерживать район комфортным для туристов, чтобы у полицейских не было лишнего повода сюда наведываться. Впрочем, полиция или конкурирующие банды будут, конечно, убеждать в обратном.

КОНТРОЛЬ

В середине 90-х правительство изменило свой апатичный подход. Органы усилили борьбу против контрабанды наркотиков, которая идет, прежде всего, из Германии. Начавшееся в начале двухтысячных 24-часовое полицейское патрулирование Свободного города, говорит 44-летний фотограф Фред Хаген, потребовало огромных инвестиций.

«Результат был прямо противоположен — каннабис продавался буквально в каждом парке Копенгагена. По статистике полиции, количество марихуаны в клубах выросло в пять раз» — вспоминает фотограф — «Больше не действовали ограничения со стороны сообщества Христиании, а значит стали барыжить и тяжелой наркотой». Спустя годы эту количество рейдов значительно сократилось. С тех пор в самом мегаполисе осталось шесть мест, где по-прежнему можно вырубить марихуану.

Сейчас сотрудники выбрали новую тактику – штрафуют и продавцов, и покупателей, ведь они поддерживает незаконный рынок. Многие годы было абсолютно нормально иметь при себе семь грамм каннабиса – при обыске его лишь конфисковали. Сегодня владение любым количеством травки грозит штрафом — недавно его подняли с 80 до 300 евро. При каждом следующем задержании сумма увеличивается.

По сути органы не ослабили бульдожью хватку, несмотря на периодические встречи христианитов, госкомиссии по правосудию, руководителей полиции и юристов. В минувшие 10 лет микронация пережила множество репрессий со стороны государства. Когда местные решились закрыть Пушер-стрит официально, то банды вошли в район, чтобы вновь начать торговать. Это привело, вспоминает бывалый Отто, к ежедневным рейдам местного ОМОНа.

На этом специализируется отдельный батальон полиции, занятый только анклавом. Когда затянутый в латы Task Force Pusher Street начинает рейд, то это почти гарантировано сопровождается перебранкой и шумом, а порой и столкновениями. Недавно у возмущенных жителей изъяли топоры, газовые баллончики и дубинки. Из-за подобных разборок опергруппа обыскивает любого в Христиании и на ее границах, даже если сотрудники не имеют весомых оснований для подозрений.

С 2013 года полицейские стали брать у останавливающих здесь автомобилистов анализ слюны при помощи портативного «наркометра» – он показывает результат уже через несколько минут. Аппарат различает семь видов наркотиков, минимальный порог для веществ в организме — 0.001 миллиграмм на килограмм. Тест показал наличие запрещенных законом веществ у 85% водителей, только за первое полугодие к ответственности привлекли две тысячи человек. Хмурясь на телекамеру, полицейский Николай Уллиц бубнит: «У нас нулевая терпимость к наркотическим веществам».  На первый раз лишают автомобильных прав на три года, на второй раз — уже на пять лет. В следующий — конфискация машины.

СОПРОТИВЛЕНИЕ

Полиция очень внимательно смотрит на людские потоки в автономию и обратно, надеясь засечь наркотраффик. В ответ жители автономии надсмехаются над сотрудникам, одевая  униформу со словом IDIOTI вместо привычного POLITI. При этом действия полиции снимают на видео гражданские наблюдатели из CADOK. В автономной зоне также работает группа правовой помощи RUSK, она осуществляет бесплатные правовые консультации и помощь в разбирательствах. Бывает, что полицейские вламываются в утренние часы, когда продавцы считают прибыль.

На самом деле главная задача помощников барыг – это скаутинг. Они должны вовремя предупредить о приходе полиции в Христианию. Одетые в спортивки ребята разъезжают на велосипедах вдоль периметра коммуны, чтобы всегда быть на шухере. Стражей порядка здесь называют «сыром» — завидев людей в форме, прохожие, кричат «сыр идет!» . Скидывая товар, барыги пускаются в бег. Обычно это запрещено правилами коммуны, наряду с фотографированием Пушер-стрит — остерегаются оперативной съемки.

Кроме того, на нейтрализацию полицейских направлена новая страница в Facebook — «Рейд в Христиании». Она в онлайн-режиме предупреждает всех жителей и гостей о приходе полиции или задержаниях на прилегающих улицах. 28-летний Томас Рес также разработал схожее по смыслу приложение для смартфонов Christatus, на него подписалось уже 10 тысяч человек. Помимо уведомлений оно информируют о правах граждан при общении со стражами.  На другой страничке в соцсети стартовал сбор денег в помощь тем, кого уже оштрафовали за обладание марихуаной. Каждый оштрафованный теперь имеет возможность попросить финансовой поддержки — требуется лишь квитанция об уплате и описание инцидента.

КРИТИКА СЛЕВА И СПРАВА

Сейчас Свободный город, уверен копенгагенец Фред Хаген, превратился в место для людей, которые считают, что их права важнее, чем права других датчан. Местное население почти не меняется, ведь количество мест строго ограничено – христианитом можно стать или родившись здесь, или вступив в брак с аборигеном.

В стране есть люди, которые хотят выселить этот балаган и те, кто ратует за сохранение места. Это не только коренные жители коммуны, но и актеры, музыканты, писатели. Реакция общества на коммуну зависит от того, в каком датском районе вы спрашиваете — чем дальше от Копенгагена, тем меньше терпения к подобному образу жизни. Христианиты зарабатывают деньги на продаже наркотиков в локальных барах и живут в красивых пряничных домах без уплаты таких же высоких налогов, как другие жители государства.

При этом они получают все прелести европейского welfare – пособия по безработице, стипендии, пенсии, выплаты на содержание собак. Немалая часть датчан с негативом воспринимает подобные поблажки. Именно это недовольство позволяет правительству и правым депутатам регулярно озвучивать предложения о полном прекращении функционирования социального эксперимента. С популистами из Народной партии Дании согласна и соседняя Швеция. Сейчас в стране победившего ИКЕА-социализма крайне высокие цены на алкоголь и наиболее строгая в странах ЕС программа реабилитации зависимых.

Никто больше не думает о коммуне как о неком опытном полигоне. «Район перестал быть моделью идеального общества — бездомность, наркомания, социальный упадок», продолжает русоволосый Фредди. Сейчас проблема марихуаны — наиболее важная для горожан. Вопрос современной датской политики стоит так: хотим ли мы, чтобы банды зарабатывали большие деньги и убивали друг друга на улицах, или все-таки легализуем каннабис. Криминализация продажи ганджубаса — главный козырь в  руках застройщиков и лоббистов, рассчитывающих на лакомый кусочек недвижимости в центре мегаполиса. Инвесторы уже выдвинули ряд предложений по облагораживанию Христиании – планируется построить десяток многоэтажек.

Улыбчивый фотограф называет себя типичным представителем левых интеллектуалов и выступает за полную легализацию — «в дни своей молодости я многое делал для существования Христиании». Он отмечает, что нынешняя политическая ситуация в королевстве такова, что власти пытаются найти способ легализовать коноплю.

МЕДИЦИНСКИЙ ВЫХОД

В Дании, говорит хиппарь по прозвищу Король Поцелуев, многие действует, как будто коноплю уже легализовали — как в тех же Нидерландах. В США медицинская эффективность травки признана законной, но в королевстве полагают, что нет научных доказательств лечебного эффекта. Тем не менее, датчане все чаще используют растение в качестве лекарства. Люди полагают, что марихуана облегчает боль, судороги, посттравматический стрес, тики, ригидность мышц и эпилепсию.

«Три года назад я получил диагноз артрит» — рассказывает мужчина – «После того, как врачи пытались убить меня таблетками, я пришел к мысли о необходимости применить калифорнийский медицинский каннабис». Он придумал свой собственный рецепт из корней, листьев и сканка, которые варит час в молоке. Худощавый хиппи по-прежнему считает, что марихуана может быть опасным наркотиком – ведь в юности он сам нередко злоупотреблял и чувствовал себя «буквально на крючке».

Недавно в автономии начали продавать масло каннабиса, разливаемое в крошечные бутылочки ценой в 70 евро. Основные потребители, отмечает директор фирмы по производству масла Генри Винсент, это онкологические больные и люди с рассеянным склерозом, артритом и псориазом. Продажа масла также нелегальна, но это не смущает нескольких пришедших пенсионерок, прочитавших в Сети о медицинских свойствах вещества. Одна из старушек рассказывает: «Я наливаю масло в чайную ложку и принимаю как рыбий жир».

В стране, по подсчетам медиков, около 30 тысяч наркозависимых – героин, экстази и анаша. По словам большинства собеседников, в королевстве почти все пробовали каннабис хотя бы разок. Исследовательский центр алкоголя и наркотиков сообщил, что учитывая количество любителей гашиша, их нельзя назвать маргинальной группой. Потребители, согласно статистике, есть во всех социальных группах — курят и мужчины, и женщины. Большой процент делает это регулярно – чаще всего молодежь. Здесь есть социальные службы, которые пытаются помочь людям, у которых проблемы с наркотиками.

В полумиллионом Копенгагене насчитывают пять тысяч наркозависимых, полторы тысячи из них зарегистрировались и теперь получают субсидируемое государством лечение. В Христиании также существуют группы взаимопомощи для пристрастившихся к марихуане. Кроме того, во всем Копенгагене действуют организации «Уличные юристы» и «Джунгли города», которые помогают молодым людям с зависимостью.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ

Недавно мэр столицы Френк Йенсен озвучил способ, как развязать гордиев узел. Еще будучи министром юстиции королевства, он вынашивал план провести эксперимент с контролируемой легализацией марихуаны, как, например, в Колорадо и еще 20 штатах. Однако дважды его предложение было отклонено правительством.

Градоначальник требует отдать легалайз на откуп муниципалитетам, чтобы выбить почву из под ног криминалитета. «Мы оставляем всю торговлю им. Политика нулевой толерантности сталкивается с черными дырами, где открыто продают анашу!». Собственное предложение Йенсен сравнивает с открытием сети центров для инъекций, где реабилитируемым выдают чистые шприцы и замещающий героин метадон. Сейчас городской совет предложил сделать столицу тестовой площадкой. Они надеются, что контролируемая продажа лишит молодежь возможности приобрести наркотик. С ним согласны и многие заседающие в высоких кабинетах соцдеки, они воспринимают Христианию как музей под открытым небом собственной молодости.

Даже полицейские, правда, в большинстве своем, в отставке, заявили недавно, что не воспринимают марихуану как действительно опасную вещь. По их словам, вместо сотен облав сотрудники могли бы заниматься более полезными для правопорядка вещами.

В ходе недавних выборов жители организовали Список Христиании. Помимо легализация марихуаны с выплатой налогов государству, они ратовали за бесплатный общественный транспорт, большее количество женских туалетов и возможность для людей с доходом ниже среднего остаться жить в центре города, не превращая его в гетто для богатых.

Партийный список вошел в десятку ведущих объединений, но не смог получить места. Сейчас активисты готовятся к новым голосованиям, а пока рассчитывают лоббировать свои интересы через «красно-зеленых» и социалистов. «Значит, еще не время», говорит Отто Вайле – «Большой датской улитке предстоит еще долгий путь, чтобы догнать свободолюбивую улитку из автономной зоны».




Category Categories: Наркополитика - будущее, Новости | Tag Tags: , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Аня Саранг о проекте «Наркофобия»
Октябрь 12th, 2011

Видео со старта «Наркофобии» — Аня Саранг, руководитель Фонда им. Андрея Рылькова, рассказывает о российской политике по отношению к наркотикам, о демонизации наркопотребителей, о нагнетании ненависти к людям, страдающим наркозависимостью, об их беззащитности перед законом, о незаконности уголовных дел, построенных на провокациях, о лёгкости использования подобных провокаций против любого гражданина, о нескольких ярких случаях применения таких провокаций против общественных активистов — о всём том, почему мы вообще собрались делать проект «Наркофобия».

Нужны средства на очки и оплату проживания в общаге
Апрель 12th, 2017

Публикуем обращение одного из наших участников, находящегося у нас на социальном сопровождении.

Программы снижения вреда: польза или вред?
Декабрь 3rd, 2010

«Мы подходим, представляемся и предлагаем шприцы. От шприцев никто не отказывается, это действенный способ завязать контакт», – рассказывают они. Так на деле выглядит осуществление Программы снижения вреда (ПСВ) и аутрич-работа (англ. outreach – внешний контакт), то есть работа с членами социально-исключенных групп. Уже почти четыре года каждый вечер кто-то из этой волонтерской группы, состоящей всего из девяти человек, отправляется вечером в рейд по «злачным» местам – общаться с наркоманами. Зачем это делается, рассазал руководитель этой группы, психолог, менеджер аутрич-команды Фонда имени Андрея Рылькова Арсений Павловский.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.