Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Инфраструктура гуманной наркополитики

Чтобы благоустроить город недостаточно плитки, велодорожек, клумб и даже Wi-Fi. По-настоящему комфортный город — это город, в котором может быть комфортно всем его жителям и ни одна социальная группа не находится в положении изгоя. Городским властям Ванкувера приходится решать те же социальные проблемы, которые остро стоят перед многими российскими городами. Пётр Иванов рассуждает о том, почему канадская практика — не просто гуманный способ реабилитации наркозависимых, но и разумный подход к распределению городского бюджета.

Автор: Петр Иванов

02_alienatedinvancouver.blogspot.ru2Мои колонки — это не экспромты, и к каждой из них я готовлюсь заранее. Особенно заранее я готовился к этой колонке о сервисе для потребителей инъекционных наркотиков в Канаде. Еще когда я слушал презентацию Аси Сосниной в Сахаровском Центре и задумывал текст, я понимал, что это будет вызовом к дискуссии. Материалы и текст были так или иначе собраны к 6 сентября. А 9 сентября Евгений Ройзман стал мэром Екатеринбурга. Мой дискуссионный материал автоматически стал политической позицией. Отдавая себе отчёт во всех рисках, я посвящаю эту колонку фонду «Город без наркотиков». И лично героическому поэту и коллекционеру икон, а теперь еще и законноизбранному мэру, Евгению Ройзману.

Я часто провожу воркшопы и семинары в регионах по вопросу проблемных районов, в которых собираются алкоголики и наркоманы. И участники обычно начинают с того, что надо бы убрать алкоголиков и наркоманов. А я их спрашиваю «А куда они денутся?». Город — это конвенция о разнообразии и, если не замечать тех, кто вам не нравится, вы рискуете стать архитектором фашистской утопии. Мне всегда приходится объяснять, что можно придерживаться любых взглядов, но фашистом быть — позорно.

Я вовсе не хочу сказать, что это прекрасно, когда «бежит по гулким венам вдаль твоя сладкая радуга». Я просто считаю, что потребители наркотиков тоже люди. И город — тоже для них.

Анастасия Соснина — социальный работник Фонда защиты здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова. Она получила грант на стажировку в Канаде, в центре, занимающимся работой с  уличными наркозависимыми. Я был на её докладе в Сахаровском центре и мне показалось важным рассказать о её опыте социальной работы в центре InSite в Ванкувере.

09_Insite_2В центр, основанный в 2003 году могут обратиться наркопотребители любого возраста. На первом этаже расположена комната для безопасных инъекций, где работают медсестра. В комнате для инъекций они употребляют наркотики, которые принесли с собой, не опасаясь издержек уличного наркопотребления — заражения СПИДом, гепатитом С, обструкции вен и прочего букета рисков уличного наркомана. В случае передозировки медсестра вколет налоксон — антагонист опиоидных рецепторов. Приняв дозу, наркопотребители могут пройти в соседний зал, в котором  можно выпить кофе, сок и, самое важное, — пообщаться с равными консультантами. Равные консультанты — это наркопотребители, участвующие в программе снижения вреда; ребята, к чьим советам наркозависимые прислушаются с большей вероятностью.

В центр потребители приходят со «своим». Организаторы договорились с полицией,чтобы она не задерживала посетителей за хранение (и за мелкий сбыт тоже). А полицейские, когда видят уличных наркоманов за подготовкой к принятию дозы, зачастую могут посоветовать им идти в центр, чтобы сделать это под надзором медсестры.

11_фото_от_волонтера_3Пообщавшись на первом этаже с медсестрой и социальными работниками потребитель может принять решение об отказе от наркопотребления. Тогда его приглашают на второй этаж — onSite. Там его ждёт детоксикация в одноместной палате, которая больше похожа на отель, где выдают халат, тапочки, и другие вещи первой необходимости. В процессе детоксикации выздоравливающие посещают занятия йогой, сеансы акупунктуры, группы поддержки, работающие по системе 12 шагов. Никто не задерживает потребителя — если он решит прервать процесс реабилитации, то он может в любой момент покинуть учреждение. И в любой момент вернуться.

После детоксикации наркозависимые могут подняться на 3-й этаж, где осуществляется программа социальной реабилитации. Всё зависит от желания и возможностей зависимого, но, самое главное, — по окончании социальной реабилитации он получает работу и социальное жильё. И не так уж важно бросил ли он наркотики или перешёл на заместительную терапию. Главное, что  он движется в направлении возвращения в общество.

15_фото_от_волонтера_11Помимо центра, функционируют две городские службы. Первая — «наркобус». Автобус с логотипами центра колесит по Ванкуверу и собирает использованные шприцы, выдавая взамен стерильные, а еще презервативы, медикаменты, брошюры с информацией о здоровье. На двери «наркобуса» размещено расписание его пребывания в разных районах, а так же телефон, по которому любой житель Ванкувера может позвонить, в случае если он нашёл на прогулке использованный шприц.

Вторая служба — «аутрич»-работники (от англ. outreach — выход вовне). Как правило, это бывшие секс-работники и наркопотребители. Они распространяют благую весть о существовании центра среди секс-работников и наркопотребителей, раздают им стерильные шприцы, презервативы, брошюры, медикаменты. Они верят, что всех жителей города нужно считать людьми и объясняют это своим друзьям и участникам программы снижения вреда. Ведь кому как не бывшему наркопотребителю или секс-работнику знать, каково это — считаться изгоем, недочеловеком.

17_Leona_Shanana___Flickr.comПомимо идеологической и гуманистической логики, в проекте inSite есть трезвый экономический расчёт. Бюджет проекта — около 3 миллионов канадских долларов в год. Столько же уходит в год на терапию четырнадцати ВИЧ-инфицированных. А только реабилитацию в центре проходит свыше 180 человек в год. Помимо них, около тысячи человек ежегодно встаёт на путь снижения вреда и их риск заражения СПИДом и гепатитом С начинает существенно снижается. Более подробную статистику центра вы можете посмотреть здесь.

Комфортный город — это не там, где вайфай и еда на свежем воГород — это люди и их умение видеть человека в другом человеке, остальное — повод для дискуссии.

Кстати, ожидаемая продолжительность жизни инъекционного наркопотребителя в Канаде — 80 лет.здухе. Комфортный город — это не только удобная уличная мебель и велодорожки, дизайн остановок общественного транспорта и вертикальное озеленение. Квартальная застройка и пешеходные, простите, зоны.

Источник: http://urbanurban.ru/blog/community/255/Infrastruktura-gumannoy-narkopolitiki




Category Categories: Наркополитика - будущее, Пресса о нас | Tag Tags: , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Открытое письмо президента ФАР Ани Саранг: Почему нас травят?
Март 3rd, 2012

В конце прошлого года наша общественная организация «Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости» начала привлекать какое-то нездоровое внимание власти. Все началось с того, что мне позвонил представитель Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ и сообщил, что на нашу организацию поступила жалоба. Сразу после новогодних праздников пришла повестка в прокуратуру. А в пятницу, 3 февраля, пришло уведомление от интернет-компании, которая сообщила, что блокирует наш сайт по требованию Управления Федеральной службы по контролю за наркотиками по Москве. На нас обрушилась настоящая травля. Почему?

«Это обращение с людьми, как с военной добычей»
Декабрь 18th, 2013

«Если вы переходите дорогу в неположенном месте, вы точно так же совершаете административное правонарушение, но ни одному сотруднику полиции не придет в голову посадить вас в железный ящик на трое суток без еды и питья. Ни одному полицейскому не придет в голову вас пустить по кругу на 10–15 человек и потом вымогать каждый месяц по 10–20 тыс. руб. По сути, то, что происходит сейчас в каждом городе России, — это обращение с людьми, как с военной добычей»







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.