Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Почему наркополитика Чехии круче «Властелина колец»?

Текст: Александр Левин

В начале сентября состоялась ознакомительная поездка делегации Евразийской сети людей, употребляющих наркотики, (ЕСЛУН) в Чехию. Ее цель — познакомиться с местной наркополитикой и в дальнейшем инициировать на различных уровнях процесс изменений наркополитики у себя в странах. В связи с этим делегация ЕСЛУН состояла из представителей стран нашего региона, в которых уже запущены на государственном уровне реформы либо идет их обсуждение.

День 0

ГРАНИЦЫ ТОЛЬКО В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ

Эта стажировка – часть проекта «#Наркономика: с улицы в правительство»: поддержка друг друга в продвижении инициатив по реформе наркополитики силами сообщества людей, употребляющих наркотики. Задачи простые. Во-первых, познакомиться с опытом реформы наркополитики в соседних странах. Во-вторых, инициировать на различных уровнях власти и общества процесс изменений наркополитики уже у себя в странах.

На этапе подготовки мы поняли, что стажировка большой группы для сбора общей информации не эффективна. На такую задачу больше работают конференции. Но если есть конкретная цель и понимание, зачем нужно ехать, то тогда можно искать ресурсы и готовить программу.

То есть любая стажировка такого рода организовывается по конкретному запросу. Под запрос выбирается страна, эксперты, с кем и зачем встречаться, и т.д. Люди из стран приезжают с актуальной текущей задачей и получают прямые и точные ответы и знания прямо здесь и сейчас.

Стажировка в Чехию – это понять, как использовать исследования, ресурсы и данные наркоконтроля для реформы наркополитики; это побывать в сервисах снижения вреда и убедиться, что возможно финансирование уютного и полезного дроп-ин центра на 75% из муниципального бюджета. И, конечно – это встретиться вместе, обсудить то, что нужно и важно. Ну, и подышать воздухом свободы, в конце концов.

Делегация ЕСЛУН состояла из представителей стран нашего региона, в которых уже запущены на государственном уровне реформы, либо идет их обсуждение. Это следующие страны и организации: Грузия (Движение «Белый шум» и НПО Акесо), Литва («Молодая волна»), Беларусь («Твой шанс»), Кыргызстан (Ассоциация Сеть снижения вреда), а также ребята из секретариата ЕСЛУН (включая автора данной статьи) и Евразийской ассоциации снижения вреда (ЕАСВ) — Литва.

День 1

СУБУТЕКС ДЛЯ БЕРЕМЕННЫХ

Первый день и первая встреча. На углу улицы Павлова нас уже 10 минут ждет Давид Пешек, он представляет организацию Sananim и руководит одним из трех контактных центров (дроп-ин центров) в Праге. Sananim — это сеть проектов, один из которых — сайт опиоидной заместительной терапии (ОЗТ). Именно туда мы и собираемся в первую очередь.

Наша компания еще не полная — ребята из Беларуси — Сережа Гарцев и Сережа Крыжевич еще в пути, мчат на машине без остановок и сна. Мы их не ждём, и выходим из дома в таком интернациональном и космополитическом составе: Оля Беляева и Томас Поскус — Литва, Давид Субелиани — Грузия, Сережа Бессонов и Таня Мусагалиева — Кыргызстан, я — Россия.

Опаздываем. По дороге встречаем переводчицу — это Таня. Таня 15 лет назад уехала из города Бельцы, Молдова, и все это время живет и работает в Праге. О том, что уехала, не жалеет. Когда-то думали с мужем о переезде в Москву, но выбрали в итоге Прагу. И слава Богу.

По дороге цепляем Давида. Сайт ОЗТ — через 100 метров, это самый центр города. Там нас уже встречает прекрасная руководительница этого центра Ханна. Она возглавляет центр восемь лет. С ней девушка Николас — адиктолог, заместитель Ханны. В центре все в обычной одежде, даже врачи. В белых халатах никто не ходит. Табличек «Порошок уходи» нигде нет, висят абстрактные картины и везде горшки с цветами. Ощущение, что находишься в спа-центре, и сейчас тебя пригласят на скрабинг или пилинг.

Всего тут работают четыре человека — 2 психиатра и 2 кейс-менеджера. Здесь, в первую очередь, занимаются лечением и помощью. Оказывают психиатрическую и психологическую поддержку не только тем, кто на ЗТ, но и тем, кто принимает или раньше принимал наркотики, и их близким. Всего около 120 человек в год на постоянной основе получают психиатрическую помощь в этом центре.

Но основное направление работы центра, конечно же — ОЗТ. Здесь выдают бупренорфин марки Субуксон. Беременным – марки Субутекс, это бупренорфин без добавления налоксона, тогда как в Субуксоне он есть. Согласно некоторым исследованиям, налоксон может спровоцировать выкидыш.

На программу набирают один раз в неделю. Сначала проходит сбор кандидатов, собеседование с психиатрами и кейс-менеджерами, потом на общем собрании всех специалистов принимается решение, брать или не брать человека. Вся процедура приема в общем занимает три часа. Есть обязательные условия приема — наличие наркотической зависимости, документы и государственная страховка ОМС, которую по умолчанию имеют все граждане Чехии. Это если человек хочет попасть на бесплатную программу.

За участие в программе ОЗТ можно платить и самому — одна упаковка из 6 таблеток Субуксона стоит 15 евро. Плюс пациент платит за первичный осмотр, медицинское обслуживание и последующие осмотры. Получается недешево – около 200 евро в месяц. Поэтому есть смысл обзаводиться документами, у кого их нет – а это очень распространенная здесь ситуация, и стать клиентом центра по страховке ОМС.

Если человек здесь на бесплатной программе, он тоже платит, но это доплата всего по два евро за упаковку бупренорфина. В других подобных центрах подобная доплата выше, либо клиенты вообще платят полностью. В этом центре такие условия удалось создать благодаря тому, что его бывший директор смог договориться с государственной страховой компанией, сравнив, сколько будет стоить для государственного страхования содержание такого человека в больницах и ребцентрах или на бесплатной программе ОЗТ. Всего государство выделяет этому центру 7 миллионов крон в год, это примерно 250 000 тысяч евро.

Клиенты сюда приходят прямо с улицы или из других низкопороговых центров, откуда они уходят сами либо их исключают за нарушение внутренних правил. У каждого центра ОЗТ в Чехии они свои. В этом центре используют слово «критерии», подразумевая под ним «правила». Критерии здесь следующие:

1.Клиенты не принимают таблетки перорально, выносят их и потом ими колются.

2.Клиенты выносят таблетки и потом их продают.

3.Клиенты проявляют агрессию в отношении сотрудников центра.

Клиенты всех центров ОЗТ страны находятся в отдельном реестре. К нему есть доступ только у сотрудников центров. Это не аналог наркоучета, который есть в нашем регионе. Реестр клиентов ОЗТ нужен, чтобы они не могли получать препараты заместительной терапии параллельно и в других подобных центрах. По словам Ханны, в этом его единственная цель.

Существует в центре выдача препаратов и для самостоятельного приема. Персонал центра смотрит, как развивается жизнь клиента, есть ли у него работа, социальные связи и так далее. Центр работает с 8 до 16, поэтому для работающих точно идут в этом вопросе на встречу. Но один раз в неделю они все равно приходят сюда за препаратом и для разговора с психиатром. Дальше — один раз в месяц. Сейчас в центре 67 клиентов, и треть из них получают препарат для самостоятельного приема.

Главное, что здесь чувствуешь – это отсутствие принуждения и невидимой красной линии, которая разделяет тебя и их, пациентов и персонал. Это важно, и создает атмосферу ненасилия.

Нам вежливо сообщают, что клиенты центра уже ждут назначенного приема, поэтому нам нужно уходить. Как раз подъехали ребята из Минска. Идем дальше вместе.

НАРКОСВЯЩЕННИК КАРЛОВА МОСТА

Если в Москве спрашивают, куда повести туристов, ответ всегда один — Красная площадь. В Праге – это, конечно, Карлов мост. Туда мы и направляемся.

Не доходя метров 200 до моста, сворачиваем в неочевидный переулок. На стене дома – граффити-признание в любви к героину и рядом сердечко, вокруг — клиенты дроп-ин центра DROP IN. Это его название. Он не входит в систему Sananim, и живет самостоятельной жизнью в САМОМ центре города. Его руководитель — Мартин Дипман. Человек, который когда-то не стал католическим священником, и вот уже 18 лет спасает жизни потребителям наркотиков.

Вообще, про таких людей, как Мартин, пишут книги и вручают им премии мира. Это подвижник и святой, если бы к нему можно было приклеить церковные понятия. Но Мартин ушел из церкви, потому что слишком любит женщин, и сейчас женат уже четвертый раз. Целибат — это слишком запутанная и неприменимая история для современных пророков. Он здесь, потому что он должен быть здесь, это его судьба.

Теперь он наркосвященник Карлова моста! Мартин выглядит устало. В его глазах покой, принятие и смирение — мир таков, каков есть. В нем много боли и страдания. И самые последние изгои этого мира приходят именно к нему, потому что идти им больше некуда.

Как не сгореть в этом огне боли и страданий? Для Мартина – это следовать своей религии социального прагматизма. Помогать людям просто потому, что это нужно делать. Мартин верит, что бог есть. Он католик-одиночка вне церкви. Бунтарь, остающийся сыном господа.

По сути, DROP IN — это классическая программа обмена шприцев. Вода, пластырь, информирование… Здесь можно поесть и провести время.

Цель центра в целом Мартин видит в социальной интеграции людей, которые к нему приходят, а не в прекращении употребления наркотиков. Про наркотики спорить смысла нет. Успех — это когда не бросил наркотики, а изменил свое поведение на социальное, то есть человеческое, то есть по образу и подобию бога.

Представляю такой центр в Москве, недалеко от Красной площади и ГУМа. Точнее – не представляю. Поэтому, уходя, спрашиваю, как удается здесь работать столько лет и сохранить помещение DROP IN. Все очень просто. Здесь наркосцена, и администрация города заинтересована в его существовании именно в центре. Зачем он будет нужен на окраине, если туда никто не будет ходить. Зачем нужна дорога, если она не ведет в Дроп ИН?

Обнимаемся. Фото на память. Когда-то по этим фото напишут икону в новой социальной церкви Чехии!

Едем дальше. Контактный центр Sananim. Давид, который встретил нас утром, здесь работает руководителем. Это еще один центр снижения вреда — много клиентов. Идет движняк — обмен, выдача, общение… При этом абсолютная безопасность и покой.

День 2

КОМЬЮНИТИ-КАФЕ

Встречаемся в коммьюнити-кафе «Терапия». Кафе является частью организации Sananim. Здесь работают ребята, которые только что прошли реабилитацию и остаются чистыми от наркотиков первое время. Это мы узнали только часа через два на перекуре от Давида Пешека. Не расскажи он, мы бы сами это не поняли. Потому что ничто не выдает особый статус и принадлежность этого кафе организации Sananim.

Френдли-персонал, хипстерский дизайн, вкусная еда, обычные посетители-пражане — с детьми, с собаками, просто компании приятных молодых и не очень людей. В общем, никаких плакатов «СПИД — чума 21 века», «Марихуана — трамплин к героину», «Сегодня выпьешь Кока-колу, а завтра прогуляешь школу», «Сегодня кушаешь Биг Мак, а завтра перейдешь на мак»… Ну, и в таком духе.

В кафе, в конце переходящих друг в друга залах есть конференс-рум. Он скрывается за плотно обитой черным дерматином дверью. Там мы и провели этот день, встречаясь с самыми разными, необыкновенными и крутыми людьми, которые смогли изменить чешскую наркополитику.

КРУЧЕ, ЧЕМ «ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ»

У чехов есть одно важное правило, и они его соблюдают, даже если в Прагу приехал певец Олег Газманов, поет про мысли-скакуны, а весь город превратился из-за этого в одну адскую пробку. Оно очень простое — чехи никогда не опаздывают!

Поэтому, когда мы вошли в конференс-рум, первый спикер доктор Петр Земан нас уже ждал с открытой на экране презентацией. Земан представляет Институт криминологии и социальной профилактики, который относится к Министерству юстиции. И именно ему, как Данте, предстояло провести нас по всем историческим кругам чешской наркополитики.

Чешская наркополитика — это история круче, чем Властелин колец. Поэтому, если самое главное и в двух словах, то дело было так. Существует международное право, и все страны примерно одинаково адаптируют под него свои законы по наркотикам. Отличие в другом — как они применяются на практике. И где-то расстреливают за употребление, а где-то даже не выписывают штраф за хранение.

Согласно законодательству, в Чехии любое обращение с наркотическими веществами является незаконным. Но в зависимости от степени тяжести, деяние может рассматриваться либо как административное, либо как уголовное преступление. Так, хранение в небольшом количестве — это административное преступление. Дальше — уже применяются статьи 283-287 Уголовного кодекса Чешской республики.

НАРКОПОЛИТИЧЕСКИЙ ПИНГ-ПОНГ

Наркополитика Чехии, до 1 января 1993 года объединенной со Словакией в одну страну — Чехословакию, была типичной для коммунистического репрессивного режима. По мере того как в 80-е годы страна стала обретать независимость, начался гуманистический подход к наркополитике. В соответствии с поправкой в Уголовном кодексе в 1990 году в Чехословакии была отменена уголовная ответственность за хранение наркотиков. Обладание наркотиками для личного использования в небольших количествах подлежало денежному штрафу, а в качестве новой стратегии была указана необходимость надлежащего медицинского обслуживания и предоставления услуг по снижению вреда для потребителей.

Главная особенность нового закона была в том, что если полиция не может доказать, что найденные у человека наркотики предназначались для продажи, даже если это пять кило кокаина, то он невиновен. Точка. Дело в том, что в это время принималось много антикоммунистических законов, которые были в приоритете у общества и у политиков, что на такие радикальные либеральные поправки по наркотикам не обратили внимания, а то и просто не заметили. Доктор Земан называет это время настоящей эрой декриминализации.

Но, как говорится в одной игре – наступает утро, город просыпается. А вместе с ним и полиция, которая в ситуации с реальной декриминализацией наркотиков в Чехии страдала от собственной беспомощности, всех ненавидела и ждала шанса отыграться.

В результате политическое давление, ставившее целью ужесточение наркополитики внутри страны, нарастало. Некоторые местные лидеры и средства массовой информации оспаривали политику в отношении наркотиков, установленную в первые годы постсоветского периода, требуя снова считать индивидуальное использование и хранение наркотиков уголовным преступлением.

Пытаясь вступить в Европейский Союз (Чехия вступила в ЕС в 2004 году), они заявляли о том, что страна обязана вернуть себе уголовную ответственность, чтобы получить статус члена ЕС. Международные структуры, такие как ООН и Международный комитет по контролю над наркотиками, со своей стороны также оказывали сильное давление на правительство, чтобы законодательство Чехии соответствовало международной прогибиционистской политике в области наркотиков и принятым международным конвенциям.

РЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ, wtf!

В итоге, чешское правительство выполнило эти требования, и приняло рекриминализационные поправки. С 1 января 1999 года в Уголовный кодекс был добавлен новый раздел 187а с новым видом преступлений «Распространение наркозависимости» («Spreading addiction»). С этого момента предусматривалось уголовное наказание до двух лет за хранение наркотических средств в количестве «больше, чем небольшое» («greater than small»). Но сами количества веществ прописаны не были.

Данная формулировка была призвана индивидуализировать рассмотрение каждого дела. Однако ее двусмысленность давала полиции и судам право по-своему трактовать количество изъятых наркотиков и устанавливать, исходя из этого, уголовную меру ответственности для потребителей, поскольку не было никаких дополнительных критериев. Полиция составила свою таблицу количества веществ, чтобы понимать, привлекать или нет, человека к уголовной ответственности. Но для суда это носило только рекомендательный характер.

В то же время правительство инвестировало ресурсы в изучение влияния нового закона. Чешская национальная комиссия по наркотикам попросила группу исследователей провести научную оценку его последствий. В период с 1999 по 2001 гг. было проведено широкомасштабное научное исследование «Анализ влияния нового законодательства в области наркотиков в Чешской Республике». Его целью было оценить, влияет ли криминализация наркотиков на следующие факторы: наличие наркотиков, количество людей, употребляющих наркотики, число людей, которые начинают употреблять наркотики, последствия употребления наркотиков для здоровья и социальные издержки потребления наркотиков.

Результаты исследования показали, что: доступность наркотиков не снизилась, число людей, употребляющих наркотики, увеличилось, закон не помог сократить количество новых потребителей наркотиков, неблагоприятные последствия для здоровья, связанные с наркотиками, увеличились, а социальные затраты выросли в несколько раз. То есть, по сути, новое законодательство являлось дорогостоящим, неэффективным и не имеющим положительного влияния на здоровье.

В дополнение к этому авторы исследования настаивали, что уголовное законодательство должно различать разные виды наркотических средств и психотропных веществ в соответствии с теми рисками, которые они создают. В 2001 году Правительство приняло Постановление, в котором поручило Министерству здравоохранения и Министерству юстиции категоризировать средства в соответствии с их социальными и медицинскими рисками. В исследовании наркотические вещества были разделены на три категории, но к рассмотрению были приняты только две — каннабис и другие наркотики.

КОГДА ОТПУСТИЛО

Таким образом, научные исследования в сочетании с экспертными оценками проложили путь к доказательной и прагматичной политике в отношении наркотиков, в соответствии с которой правительство и парламент Чехии начали работать над изменением законодательства.

И, наконец, 9 февраля 2009 года Чешская Республика приняла новый Уголовный кодекс (Закон № 40/2009), который отменил УК 1961 года. В новом Уголовном кодексе впервые в мире было введено различие между каннабисом и другими наркотическими средствами. Разделы в УК о хранении для личного использования и выращивании растений трактуют каннабис иначе, чем другие наркотики, и предусматривают менее строгие наказания. Так, количество каннабиса «больше, чем небольшое» определяется наказанием до одного года, а для других веществ — до двух лет (или до 2-8 лет, если количество наркотиков «значимо»).

В марте 2014 года Уголовный отдел Верховного суда интерпретировал количество «больше, чем небольшое» как «многократное превышение разовой дозы». Также было дополнительно разъяснено определение «небольшого количества». Сегодня в Чехии декриминализовано хранение 1,5 г метамфетамина, 1,5 г героина, 1 г кокаина, 10 г марихуаны и 5 г гашиша.

СЕРИАЛ «ПРАКТИКА»

Как все это выглядит на практике, если полиция все же найдет наркотическое вещество у человека. Сначала взвешивается весь вес. Если весь вес меньше определенного количества, то это административное наказание. Хранение наркотиков до установленного законом предела обычно ограничивается полицейским предупреждением, либо возможностью получить обвинение в проступке. Если же вес вещества больше определенного количества, то тогда его проверяют на количество чистого вещества.

Дальше — если чистое вещество меньше определенного законом количества, то это административное правонарушение и см. выше. В случае, если количество наркотиков выше допустимого, потребителям грозит штраф (около 530 евро) либо уголовное преследование. Разделение веществ на сильные и менее сильные действует только в отношении уголовного преступления. За преступление, связанные с марихуаной, уголовное наказание меньше, чем за другие виды наркотиков.

Полиция в Чехии взяток не берет и наркотики не подкидывает (спойлер: да, это так). Доктор Земан объясняет это тем, что сотрудники пониманию цель своей работы — нужно преследовать производство и распространение наркотиков, а не потребителей и даже не мелких распространителей. При этом у полицейских нет плана по количеству задержанных и, соответственно, нет никакой мотивации подкидывать наркотики и ловить больше людей.

Еще одна вещь — это то, что написано в законе, и как это применяется на практике. Это и есть главное, что отличает Чехию от Филиппин. Потому что хранение для собственных нужд, превышающих небольшое, в Чехии связано с уголовной ответственностью, как и во многих европейских странах. Но такие дела мешают полиции сосредотачиваться на борьбе с действующим наркорынком, поэтому реальная практика еще более либеральна, чем сам закон. И выбор полиции в таких ситуациях — отпускать потребителей даже с количествами, превышающими допустимые нормы.

В результате сегодня в Чехии в заключении находятся в подавляющем большинстве за преступления, связанные с распространением, а не с хранением наркотиков. И такая ситуация еще только в двух европейских странах – в Голландии и Румынии. Во всех остальных государствах Европы, как и во всем нашем регионе, подавляющее количество заключенных отбывают наказание за хранение.

ХОЗЯИН ПРИШЕЛ

Sananim — крупнейшая чешская организация, которая предоставляет огромный спектр услуг сообществу людей, употребляющих наркотики. Она появилась в 1990 году, сразу после того, как в 1989 году Чехословакия свернула с пути социалистического развития в результате Бархатной революции. Директор организации – человек в модных очках Йиржи Рихтер. Он пришел к нам на встречу сразу после доктора Земана, чтобы поговорить о возможных сервисах для потребителей.

Сегодня у Sananim 14 основных проектов. Они покрывают все потребности сообщества: от классических программ снижения вреда — стационарные и полевые до программ лечения — реабилитация и ОЗТ. Плюс кафе «Терапия» и всевозможные проекты такого рода. Деятельность организации фактически охватывает всех членов сообщества – от матерей с детьми до пожилых потребителей. Цифры такие: в 2017 году у Sananim было более 10500 постоянных клиентов, обменяно 1 730 000 шприцев, сделано более 100 000 контактов.

Мы встречаемся с Йиржи, потому что Sananim занимается не только сервисом, но и наркополитикой. И это достаточно давняя история. В 90-х, когда началась рекриминализация, проекты снижения вреда и сообщество потребителей наркотиков осознали необходимость продвигать свои интересы на уровне государства. Для этих целей у них появилась «крыша» — в Чехии была зарегистрирована Ассоциация организаций людей, употребляющих наркотики (ANO).

Логика простая — чтобы открыть большое количество программ в разных уголках страны и получить государственное финансирование, нужны документы с печатями правительства. И ANO стало лоббировать и участвовать в разработке и принятии Национальных стратегий по наркотикам, которые принимаются парламентом и правительством каждые два года. Первая стратегия вышла в 93 году, и в каждой из них, благодаря ANO, отдельной статьей прописаны меры по снижения вреда.

На сегодняшний день в Чехии 110 низкопоороговых сервисов, которые ориентированы на проблемных ЛУН. 60 контактных центров и 50 уличных программ. Все финансирование идет из государственного национального бюджета. Плюс — ведомственные бюджеты, которые имеют отношение к этому вопросу; плюс — региональные и местные бюджеты; плюс — муниципальные; плюс — европейские фонды и фонды социального страхования.

ЦИФРЫ, ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В результате, в Чехии, по разным оценкам, 47 тысяч проблемных потребителей наркотиков. 65 процентов ЛУН употребляют метамфетамин, 35 процентов — опиаты. 60 процентов всех потребителей — в контакте с сервисами.

В результаты реформы наркополитики, в Чехии:

-самый низкий рынок героина в Евросоюзе.

-фрагментированный рынок метамфетамина.

-низкое количество проблемных потребителей.

-самое низкое количество передозировок в Евросоюзе.

-низкий уровень ВИЧ.

АДВОКАЦИОННЫЕ ХОДЫ В КРОЛИЧЬЮ НОРУ

Сменивший Йиржи Рихтера у проектора в кафе «Терапия», Йинджри Воборжел – экс-драг царь Чехии. Воборжел долгое время был главой Департамента по наркополитике Чехии с прямым подчинением премьер-министру, и это показывает, на каком уровне находятся вопросы наркополитики в Чехии. Два месяца назад он ушел в отставку, и сейчас руководит НГО «Podané ruce». Мы говорим с ним о том, как действовать сообществу людей, употребляющих наркотики, чтобы стать частью реформы наркополитики в своих странах.

Воборжел говорит очевидные вещи — у сообщества и политиков с чиновниками два разных языка, на котором они не только говорят, но и думают. Вопрос, что с этим делать. Для начала, прекратить работать с чиновниками и сосредоточиться на политиках, потому что они свободны от обязательств перед государством, у них у всех разные мировоззрения, и они хотят получить власть. А билет туда — это выборы, что означает привлечение внимания к себе и использование ими в своей работе самых разных популистских и не очень решений.  Также активистам сообщества важно понимать, как работает законодательный процесс и как принимаются законы. И, действительно, разговаривать с политиками. Идти и говорить.

И помнить, что любая реформа должна основываться на доказательствах! Это логика чешской наркополитики. Нужно дать им это, предоставить на «блюдечке» готовые факты, схемы, графики и выгоды, подтверждающие ваши идеи.

А ПОТОМ НАСТУПАЕТ МОМЕНТ, И ИМ НУЖНО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ

Уже вечер. Мы не расходимся и ждем Павла Бема, мэра Праги в 2002-2010 гг., отца реформы чешской наркополитики, у входа в кафе. Переводчица Таня, которая уже переводила Бема раньше, говорит, что он всегда выступает в конце, и как психотерапевт по образованию, говорит тихо и вкрадчиво. Его слушатели практически сразу попадают под его гипнотическое влияние и воспринимают сказанное им на уровне подсознания.

И да, я готовился увидеть подъезжающий к кафе пусть не Бентли, но хотя бы Мерседес с охраной точно. Вместо этого ко входу «Терапии» подрулил мотобайк, после чего человек небольшого роста открыл багажник, достал оттуда толстенную тетрадь, и направился в нашу сторону.

-Оля, это он?

-Да…

На этом можно, конечно, закончить описание этого дня. Потому что Бем — это образец европейского политика. Это демократичность, либерализм, открытость, прагматизм и, безусловно, левые идеи в самом первозданном виде.

Из конференц-рума нас попросили уйти, потому что на это время там было запланировано уже другое мероприятие. Мы сели вокруг большого стола, не было никаких лекций и презентация, мы просто разговаривали.

Нет рецептов, как реформировать наркополитику, считает Бем. У каждой страны свой путь. У Чехии был Вацлав Гавел — это просвещенный лидер, который хотел перемен. Поэтому даже при самых жестких и тоталитарных режимах нужно образование и просвещение власти. И оно должно идти через врачей, ученых, писателе, активистов и так далее.

Нужно искать союзников!

А дальше начинается борьба. 2.5 года велась работа по изучению влияния рекриминализации на чешское общество. У него было 5 направлений, 25 исследований, 180 разных критериев. Со временем у него появилось множество союзников во всех структурах власти. И потом, после его окончания, еще 7-8 лет ушло на то, чтобы воплотить эту наркополитику в жизнь.

«Не нужно отчаиваться, когда не получается», — говорит своим тихим голосом Бем. Процесс тоже может быть целью. Когда мы запускаем процесс — это своего рода психотерапия, ориентированная на решение. Начинайте процесс, и просто идите по этому пути. А потом обязательно наступит тот самый момент, и им просто нужно будет воспользоваться!

День 3

МЕТАДОНОВАЯ ЛЕСНИЦА В НЕБО

Все окраины городов мира похожи друг на друга — вечная строительная яма, обнесенная забором, облупившаяся на стенах домов краска, лотки с овощами и фруктами, автобусная остановка, и на ней сидит человек, который разговаривает сам с собой. Окраина Праги. Здесь нужно побывать, чтобы стряхнуть туристический глянец города и увидеть, что он из себя представляет на самом деле.

От последней станции метро до Центра адиктологии, куда мы сегодня едем, еще семь остановок на автобусе. Серое двухэтажное здание в форме коробки. Центр — на втором, к нему ведет лестница, и упирается в зарешеченную калитку.

Пункт выдачи заместительной терапии находится сразу за внутренней дверью, практически в коридоре. На наших глазах здоровенный мужик дует в трубку. Это алкотестер, и он показывает тысячные промилле алкоголя. Видимо, еще вчерашнее. С таким уровнем можно даже водить машину. Но в этом центре продвигается нулевая толерантность к употреблению любых веществ, кроме метадона и бупренорфина. Поэтому этому клиенту отказывают в выдаче препарата сегодня. Он наказан.

Приходите завтра!

Этот Центр адиктологии появился в 99 году. Сегодня в нем обслуживаются 70 человек. Раньше здесь выдавали метадон каждый день, включая выходные. Так продолжалось пять лет, потом клиенты стали устраиваться на работу, и люди начали получать послабление в получении препарата для самостоятельного приема.

Чтобы отделить работающих от неработающих и не смешивать их здесь, руководство центра придумало открыть вторую программу в другом месте. Там, те, кто работает, получили возможность получать метадон два раза в неделю.

Уже из этой второй программы, для тех, кого знали много лет, кому можно верить, и кто работает, открыли третий центр – там клиенты получают метадон сразу на 14 дней. И директор встречается с ними только раз или два раза в год.

Место, в которое мы пришли — центр второго уровня, то есть для частично работающих и еще не заслуживших полное доверие клиентов. Максимальная доза, которая выдается здесь пациентам — ограничена 150 мл. метадона. На входе в программу 30 мл., потом дозировка повышается ежедневно на 5 миллиграмм. Средняя доза в центре сегодня — 90 мл.

В центре действует жесткая система проверки и контроля. Доза устанавливается в первый месяц после попадания в программу. После этого клиенту делают токсикологический тест на наличие опиатов, бензодиазепинов и алкоголя. Потом за клиентом месяц наблюдают. И после его окончания опять делают токсикологический тест на наличие тех же веществ.

Еще через месяц делают еще один, третий, проверочный тест. Если у клиента до этого были положительные токсикологии, и эта третья также оказалась положительной, то человек на три месяца исключается из этой программы.

Он теряет фактически, как в компьютерной игре — накопленные баллы и магические кристаллы, и уходит в другой центр, на уровень ниже. Там 60 процентов таких же клиентов, которые что-то принимают, и были исключены из центров уровнем выше. Если история с тремя тестами повторяется и здесь, человек исключаешься вообще из программы на три месяца.

В клинике второго уровня, уже не для новых клиентов, допускается только одна позитивная токсикология в год. Второй положительный анализ означает снова потерю всех прав и спуск на уровень ниже. То есть здесь, чтобы заслужить расположение персонала и иметь шанс подняться выше, нужно работать и не попадаться на употреблении алкоголя, опиатов и бензодиазепинов.

Выбирай метадоновую карьеру, выбирай расположение врачей, выбирай работу и выдачу на руки. Выбирай будущее. Выбирай жизнь…

Но зачем клиентам все это? Они не выбирают жизнь… Они выбирают кое-что другое… Причины? Какие могут быть причины, когда есть героин, алкоголь, бензодиазепины?

На этом точка.

День 4

В последний день стажировки мы посмотрели, как работает снижение вреда на открытой наркосцене у железнодорожного вокзала.

Точка — это огромная поляна с исписанными граффити бетонными тумбами и странным зеленым памятником с полуголой нимфой. Здесь и стоит мобильный пункт — минибас, набитый самыми разными полезными и нужными потребителям вещами.

Место для мобильного пункта выбрано не случайно. Вокзал – конечный пункт маршрута между ним и Вацлавской площадью, по которому ежедневно туда-сюда передвигаются пражские потребители наркотиков. Так что это идеально место в самом центре города.

Здесь потребители покупают друг у друга наркотики, продают и меняют. Классических дилеров тут нет. Ходовые наркотики — бупренорфин в таблетках, амфетамин и метамфетамин (или первитин, как его здесь называют). Это другая ситуация. И она отличается от центра туристического, где афрочехи продают траву, гашиш, МДМА и кокаин и заманивают людей в эротические клубы, где уже за них берутся секс-работники.

Это другие ребята. Не туристы. Сообщество как оно есть. В сутки через мобильный пункт проходит около 800 потребителей. И никто из них не уходит неудовлетворенным.

Здесь полно тех, кто не может попасть в программы ОЗТ из-за отсутствия документов, а соответственно — страховки, которая дает право получать бесплатно или за малые деньги метадон или бупренорфин. Поэтому так развит черный рынок по продаже последнего. 130 человек из 800 употребляют именно это вещество, и только 15 процентов — это клиенты программ. То есть 15 процентов обеспечивают здесь 85 процентов потребителей бупренорфина.

Таблетка бупренорфина 8 мл на точке стоит 600 крон — 25 евро. Героин — 2000 крон за грамм — 80 евро. Это очень дорого, и он очень плохого качества, еще и поэтому уличные потребители выбирают бупренорфин. 70-80 процентов клиентов пункта употребляют его инъекционно.

Но большинство клиентов пункта и вообще потребителей в Чехии — это потребители метамфетамина, по производству которого Чехия занимает лидирующее место в Евросоюзе. При том что 70 процентов из них еще дополнительно покупают и употребляют бупренорфин.

Мобильный пункт работает все дни недели с 10 до 18 часов. Все сезоны — и в дождь, и в снег. Здесь можно получить все, что нужно потребителям, включая ибупрофен и парацетамол для обезболивания, мази, йод и так далее. Налоксона нет. Ребята с пункта говорят, что за 15 лет, которые они тут работают, не видели ни одной передозировки.

Пока мы общались с аутрич-работниками пункта, клиенты шли и шли нескончаемым потоком. В их глазах не было страха, они не выглядели как жертвы, их движения были спокойными, без нервоза и паники.

День #наркономика

Чешская наркополитика работает — это действительно, образец того, каким может быть гуманный подход к проблемам употребления наркотиков и потребителям в обществе и государстве. Да, эта система не идеальна, но она стремится исправлять недостатки и опробует новые подходы.

И начинается это все с того, что чехи видят себя одним обществом, практически семьей. Мы видели такое отношение друг к другу у многих людей. Поэтому, когда в помощи кто-то нуждается, они не делят людей на социальные группы, национальные меньшинства, политические группировки. Эта стартовая точка любого начинания здесь. И это прекрасно, потому что дает надежду на лучшее. В том числе и в наших странах.




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Джордж Сорос: Война против наркотиков бесполезна, затратна и ломает людям жизни
Май 12th, 2014

«Война с наркотиками оказалась неудачей, которая обошлась в 1 триллион долларов», — так начинается статья финансиста и филантропа Джорджа Сороса, опубликованная в TheFinancialTimes. По мнению автора, правительства разных стран мира более 40 лет тратили огромные деньги на неэффективные и репрессивные шаги, причем «в ущерб программам, которые действительно работают, — например, по обмену шприцов и заместительной терапии».

Британские либерал-демократы проголосуют за декриминализацию любых наркотиков
Август 11th, 2011

Британские либерал-демократы призывают к срочному рассмотрению коалиционным правительством вопроса о декриминализации всех наркотиков, включая героин и кокаин, в попытке сократить наркозависимость

Подпишите заявление представителей сообщества потребителей наркотиков стран ВЕЦА
Июнь 9th, 2011

Подпишите заявление представителей сообщества потребителей наркотиков и клиентов программ ЗТ стран Восточной Европы и Центральной Азии. Заявление призывает национальные правительства и международные органы к декриминализации употребления наркотиков и защиты людей, употребляющих наркотики, от стигмы, дискриминации и нарушения прав!







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.