Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Грузия: как в одной маленькой стране происходят большие наркореформы. Часть 1.

Текст: Александр Левин

Когда говорят про Грузию, обычно вспоминают хинкали, Вахтанга Кикабидзе, знаменитое национальное гостеприимство и много других колоритных вещей и особенностей. Это открытка для туристов, которая есть, наверное, в каждой стране мира. И это неплохо, когда страна ассоциируется с чем-то светлым, вкусным и приятным, а не, скажем, с холодом, водкой и медведями, которые разгуливают по улицам городов. Но за каждой открыткой есть своя реальная и непридуманная жизнь, в которой нет места туристическим видам и щекочущим нёбо пузырькам «Боржоми». Особенно если речь идет о грузинских потребителях наркотиков. По большей части, как и везде, их жизнь наполнена репрессиями, незаконными арестами, огромными тюремными сроками и далее по списку. Тем не менее, в последнее время в Грузии происходят невероятные и позитивные события в области реформирования наркополитики и изменения общественного мнения, о которых, к сожалению, мало пока что известно за пределами страны.

Нулевая толерантность

Офис «Грузинской сети людей, употребляющих наркотики» (GeNPUD), и еще нескольких дружественных ей организаций – огромная двухэтажная квартира в центре Тбилиси. GeNPUD арендует ее у одного старого грузинского коммуниста. Вокруг активисты за 40 лет, стаж употребления наркотиков – за 20, говорим на русском.

— Все-таки хорошо жили коммунисты при советской власти, а теперь пришли мы, — говорит Кока Лабарткава, председатель сети.

На столе печенье, на стенах активистские плакаты. Все в офисе готовятся к предстоящей акции «Поддержка, а не наказание». В этом году GeNPUD решил сделать огромный баннер, реально огромный – 50 метров на 20, с надписью «Не наказывай» и растянуть его перед Министерством внутренних дел Грузии.

— МВД — это те, кто нам все время мешает, — говорит Кока. – Они против любых изменений и реформ наркополитики в стране. Если со всеми другими структурами удается договориться, то МВД ни в какую. Остаются только акции.

История наркополитики Грузии – это такой бесконечный сериал по типу Санта-Барбары со своими интригами и резкими поворотами сюжета. Если немного проследовать по исторической перспективе в эпоху президента Шеварнадзе (1995-2003 гг.), то после безумных 90-х, схожих по своим событиям во всех странах нашего региона, в Грузии наступила некая стабильность и упорядоченность. Но в советском смысле этого слова. Наркотики присутствовали на рынке, существовал достаточно репрессивный уголовный кодекс, но правительство делало вид, что такой проблемы нет, и особо ей не занималось.

При Саакашвили (2004-2013 гг.) наркополитика Грузии делает резкий поворот в сторону репрессий. Собственно, политика, которая сегодня осуществляется в отношении наркотиков и потребителей здесь – остаточное явление именно того времени. В нулевые она стала частью общей стратегии молодого президента на сближение с США. Сложно сейчас говорить, принесло ли это пользу Грузии. Наверное да, поскольку вытянула страну из советско-номенклатурного болота эпохи Шеварнадзе и достаточно сильно модернизировала политику, экономику, социальную сферу, включая реформы полиции, медицины, туризма. Но что однозначно стало тупиковой проблемой – это новая репрессивная наркополитика, которая копировала аналогичную политику США.

— Саакашвили поменял статьи уголовного кодекса и объявил войну с наркотиками и нулевую толерантность по отношению к потребителям, точь-в-точь как в Америке, — говорит Лаша Абесадзе, член GeNPUD. – Я во время правления Миши отсидел 6 раз. Несколько раз меня арестовывали и сажали в тюрьму просто за то, что я был в состоянии употребления. Несколько раз за совсем незначительные количества. Один раз вообще использованный шприц взяли на экспертизу, там какие-то сотые, тысячные даже миллиграммы нашли, невидимые глазу, и опять меня осудили.

Вообще, когда в Грузии начинаешь говорить с потребителем наркотиков о том времени, это всегда вызывает массу взрывных эмоций, махание руками и русский мат с певучим грузинским акцентом. Такая история есть у каждого, кто употреблял наркотики в то время. GeNPUD не исключение, здесь тоже у всех есть по несколько судимостей и отбывание наказания в тюрьмах в то время со сроками от 6 до 8 лет, и именно по таким незначительным поводам.

Наркополитика при Саакашвили, как любая репрессивная машина государства, исключения не делала ни по какому поводу и ни для кого. Вне закона было как хранение любых количеств веществ, так и само их употребление. В тюрьмы садились по одной статье и за марихуану, и за героин, и старики, и совсем молодые ребята, которые могли просто покурить косяк на вечеринке.

— Тем не менее, в Грузии, начиная с 2006 года, мы начали бороться за гуманизацию репрессивной наркополитики, — говорит Кока.  — Нам стало понятно, что это правительство просто так не переключит рычаги насилия над гражданами, десятки тысяч которых объявлены преступниками только за потребление наркотиков. Репрессивная наркополитика, которая сражается с людьми, а не с проблемой, отнимает нашу свободу, надежду на будущее, здоровье и что самое дорогое — нашу жизнь! Когда в очередной раз одного из наших друзей посадили по смехотворному поводу, мы поняли, что только объединившись, сможем организованно противостоять этому безумию. Так появился GeNPUD.

Когда власть в Грузии сменилась в очередной раз, и страну возглавил Георгий Маргвелашвили (2013 – по настоящее время), ставленник миллиардера Бидзины Иванишвили, наркорепрессии и охота в прямом смысле этого слова за потребителями наркотиков прекратились. Война закончилась, все выдохнули. Так за первый год нового президентства количество арестов за наркопреступления сократилось вдвое.

Тем не менее, закон есть закон, и то репрессивное законодательство, которое появилось при Саакашвили, по факту до сих пор остается действующим в стране и является оружием в руках власти и полиции, делая местную наркополитику одной из самых репрессивных в мире.

Вещественные доказательства

Говоря о наркополитике, невозможно не сказать несколько слов о наркосцене Грузии и о тех веществах, которые на ней сегодня присутствуют. В целом, список наркотиков здесь не особенно широко представлен. Хоть это и кавказская страна, располагающаяся территориально недалеко от основных производителей и поставщиков, например, героина и марихуаны, тем не менее трафик в Грузию этих и других веществ не развит, либо обходит стороной, либо во время транзита по ее территории не делает остановок. Либо рынок настолько мал, что не представляет интереса. Ответ на этот непростой вопрос следует искать, наверное, в особом отделе местного МВД, у специалистов-энтузиастов или вообще у наркоконспирологов. По крайней мере, сами потребители наркотиков ответ на этот вопрос дать не могут.

Ситуация не меняется на протяжении довольно длительного времени и при всех трех последних президентах остается неизменной. На сегодняшний день в Грузии практически отсутствует героин на рынке, а если он и есть, то очень низкого качества, его отказываются покупать потребители даже в состоянии абстиненции при отсутствии всех других вариантов. Основным опиоидным наркотиком, который употребляют здесь на протяжении многих лет, остается нелегально ввезенный французский бупренорфин под брендовым названием «Субутекс». Стоимость одной таблетки «Субутекса» в дозировке 0,2 миллиграмма бупренорфина составляет порядка 200 долларов США. Несмотря на заоблачную цену, его тоже достаточно сложно достать, и всегда это связано с риском уголовного преследования со стороны полиции.

Распространен первитин («винт»), который варят из местной эфедры. Горная эфедра растет на всей территории Грузии. Ее можно найти и насобирать даже во дворах жилых домов в центре Тбилиси. Амфетамина, метамфетамина, экстази не так много, и они присутствуют в основном в рамках клубной культуры. Сейчас рынок заполнили в основном так называемые новые психоактивные вещества (NPS), в связи с чем фиксируется много отравлений и передозировок. Марихуана есть в виде травы и гашиша. Трава в основном местного производства и не отличается хорошим качеством. Гашиш завозят, и он, как правило, очень хорошего качества.

Часто потребители наркотиков из-за низких цен заменяют «традиционные» наркотики психотропными препаратами, покупая их без рецепта в местных аптеках. В прошлом году правительство приняло новые правила продажи, согласно которым в случае выдачи психотропных лекарств без рецепта фармацевту грозит запрет работать по профессии на три года. Но на ситуацию с покупкой «аптечных» наркотиков это сильно не повлияло. В Грузии есть и метадоновая заместительная терапия, первые программы которой появились еще при Саакашвили.

— Казалось бы, явный парадокс в рамках той наркополитики, которая проводилась тогда в стране, — вспоминает Кока Лабарткава. – Но, с другой стороны, ничего удивительного. Деньги на программы давал Глобальный фонд, западная организация, а для тогдашнего правительства все западное было фетишем. И в США программы работают, так что тут мы оказались в хорошей ситуации.

На сегодняшний день за работу программ заместительной терапии отвечает Центр психического здоровья и профилактики наркомании. Он обслуживает 3 тысячи человек по всей стране. В Тбилиси действуют семь отделений центра, в Телави, Гори, Кутаиси, Озургети, Поти, Зугдиди, Кобулети, Батуми и  Зестафони – по одному.

Программы платные. Стоимость составляет 215 лари (более 86 долларов) в месяц, из этой суммы пациент платит 110 лари (более 44 долларов), а остальную сумму покрывает государство. Для пациентов с ВИЧ-инфекцией и социально незащищенных лиц лечение бесплатное. В рамках государственной программы с этого лета лечение станет бесплатным, и пациентам больше не придется платить за него часть суммы.

Вы нас даже не представляете

Дато Субелиани

Дато Субелиани

— Молодые грузины практически не употребляют тяжелые наркотики, — говорит, сбиваясь на английский, Дато Субелиани, один из руководителей движения «Белый шум». – Марихуана, клубные вещества – это максимум. Быть зависимым от наркотиков – это больше не выбор сценария жизни, наркотики — это просто часть досуга. И это нормально. Это и есть декриминализация, когда вещество не демонизируется, не превращается в угрозу и врага всего человечества, не является атрибутом и клеймом позора для самого человека. Это просто вещество, ни больше и ни меньше. В нашем маленьком движении и среди наших друзей подобная декриминализация уже состоявшийся факт. Дело осталось за малым – сделать это фактом во всей стране.

Штаб-квартиру «Белого шума» сложно назвать офисом. Несколько комнат, в самой большой в углу – кухонный остров, стоит кофейник. В центре длинный белый стол, лежат ноутбуки, засыпанные листовками, банки «Колы-Зеро». Входная дверь все время открыта, приходят и уходят молодые ребята, каждый занят своим делом. Ощущение, что находишься в компании Google или Facebook. И только плакаты на стене с количеством задержанных за наркотики и суммой с огромными нулями, которую государство, а значит простые грузины, тратят на содержание всей этой репрессивной машины, возвращает в самый центр борьбы за гуманную и эффективную наркополитику. «В центр» —  в буквальном смысле этого слова, потому что штаб-квартира «Белого шума» находится на Площади Свободы, в самом начале проспекта Руставели – главной артерии политической свободы страны.

Требуйте невозможного

«Белый шум» — горизонтально управляемое движение, активисты которого верят, что нужно делать все возможное, чтобы изменить репрессивную наркополитику в Грузии. Существует ошибочное мнение, что они борются только за декриминализацию марихуаны. Это не так. Марихуана – это важно, но для движения нет разницы между веществами, если их употребление ведет к репрессиям против людей. Не дискриминировать отдельные наркотики — значит не дискриминировать тех, кто их употребляет.

Это принципиальная вещь, которую многие организации в мире игнорируют, выдвигая борьбу за одни наркотики в приоритет и замалчивая или отрицая право на декриминализацию других. Право колоться героином не менее важное, чем право курить косяк с травой. Нельзя разрешить одно и продолжать запрещать и наказывать за другое, считают в «Белом шуме».

— У нас нет времени на постепенные изменения, — говорит Дато. – Мы должны полностью поменять политику в этой области прямо сейчас. Это наша цель, наше видение. Правительство говорит — давайте мы вам разрешим курить траву, а потом как-нибудь и до остальных наркотиков дойдем. Мы, типа, все понимаем, но сразу нельзя, это испортит наш имидж и так далее. Но как только мы начинаем играть в их любимую игру «дискриминация», в которой они абсолютные чемпионы мира и галактики, все, мы уже проиграли. Нет никаких тяжелых и легких наркотиков. Есть только люди и их права. Кайфуем мы по-разному, а сажают всех одинаково.

В начале был Бека

Бека Тсикаришвили

Бека Тсикаришвили

Движение «Белый шум» началось в 2013 году с истории музыканта Беки Тсикаришвили. Одним солнечным тбилисским днем он шел к друзьям, и полиция поймала его с 70 граммами марихуаны. Тогда ему грозило 6-8 лет тюрьмы. Для друзей Беки перспектива, что его посадят на 6-8 лет за такое «чудовищное преступление», стала настоящим шоком. В миллионах квартир по всему миру в ту самую минуту обычные люди курили траву, общались, признавались в любви, гуляли с детьми и помогали своим родителям копать картошку на даче, но в Грузии Беке Тсикаришвили за это грозило 6-8 лет изоляции.

История Беки спровоцировала и запустила информационную кампанию под слоганом «Бека не преступник!». Задача была простой – рассказать обычным людям, которые живут с установкой «наркоман равно преступник» о жизни Беки и его семье, о его любимой девушке, о его картинах и музыке.

— Как люди у нас относятся к потребителям наркотиков? – Дато встает, начинает ходить по комнате и эмоционально размахивать руками. Кажется, что он пританцовывает, как индейский шаман во время мистического ритуала. – Что это конченый человек, без семьи, без друзей, больной, грабитель,- весь вот этот набор репрессивной лексики и мифов из телевизора и СМИ, из правительства, из полиции. Конечно, такой человек не вызывает ни у кого сочувствия, а только страх. И желание от него избавиться, убрать с улиц городов подобных персонажей. Но случай Беки был совсем другим. Мы показали его жизнь, и вся страна это увидела и, как ни странно, встала на нашу сторону.

Так история Беки получила широкое общественное внимание. И в этот момент людям стало очевидно: с наркополитикой в стране что-то не так, происходит какая-то чудовищная война с их близкими, которые никакие не преступники и не приносят никому зла. Люди как будто очнулись от гипноза и начали говорить об этом.

Судебный процесс над Бекой продолжался. Однако судьи понимали, что посадить Беку рискованно, потому что очень много вокруг этой истории шума и разговоров. В итоге они решили выждать время и продлили дело.

— Кампания в мою защиту шла несколько месяцев, пока уголовное дело было в производстве, — рассказывает музыкант и активист «Белого шума» Бека Тсикаришвили. — Ее вели мои друзья, очень близкие мне люди. Проходили акции, но что принесло наибольший эффект – это создание информационного шума по городу и по стране. Главный мессадж кампании был в том, что людей нельзя лишать свободы и сажать в тюрьму за употребление и за такое количество вещества. Это неадекватная мера со стороны государства. Она не выдерживает никакой критики и не подкреплена ни единым аргументом.

Пока Бека ждал дома суда, его друзья рискнули и подали апелляцию в Конституционный суд Грузии о неконституционности приговора, связанного с тюремным заключением по этой статье Уголовного кодекса. Судьи рассматривали ее несколько месяцев. В итоге они согласились с выдвинутыми аргументами и постановили, что Бека нарушил закон, но тюрьма является непропорциональным наказанием для него, а количество марихуаны в размере до 70 грамм не может являться причиной для заключения под стражу. Соответствующая норма Уголовного кодекса была упразднена.

Решение Конституционного суда стало огромной победой. И не только потому, что Бека избежал тюрьмы, а потому, что две трети заключенных по обвинению в хранении марихуаны до 70 грамм были немедленно освобождены из всех тюрем и колоний страны. Произошла законодательная амнистия, и сотни потребителей наркотиков благодаря Беке и его друзьям оказались дома.

Все эти события показали, что систему можно менять, останавливаться нельзя и нужно дальше продолжать бороться с репрессивной наркополитикой, потому что тысячи потребителей наркотиков еще остаются за решеткой, а незаконные аресты и суды работают в прежнем режиме. Кроме того, инициатива только лишь друзей Беки переросла в широкое движение, к которому присоединились десятки новых людей.

— В декабре 2015 года мы запустили кампанию «Белый шум», — продолжает свой шаманский ритуал Дато. – Название движения пришло к нам само собой, споров не было. Оно взято по аналогии с радио и теле шумами, которые возникают во время профилактических работ – создается не очень громкий, но довольно дискомфортный звуковой фон, который побуждает к действию: либо переключить канал, либо уменьшить громкость. В этих двух словах много глубины и смысла, который лучше всего соответствует тому, чем мы занимаемся. Мы создаем в обществе много шума, который некомфортен для властей.

Суд да дело

Но победа Беки только приоткрыла «ящик Пандоры» грузинской наркополитики. Как ветхий полусгнивший дом, она требует капитального ремонта, считают активисты движения, а лучше всего – сноса и постройки на его месте нового.

Сразу за первой жалобой по делу Беки «Белый шум» подал вторую в Конституционный суд – о соответствии Конституции нормы тюремного заключения за определяемое существующим законом количество марихуаны в невысушенном виде. И снова выиграл это дело.

– Однако радоваться еще рано, — говорит адвокат Георгий Махарадзе, раньше он служил в полиции, а теперь работает по делам, связанным с наркотиками. – Да, теперь у нас есть две конституционные нормы: о сухой марихуане и о невысушенной. В них говорится, что хранение до 70 грамм травы в сухом виде или до 140 граммов в невысушенном для личных целей не приводит к наказанию тюрьмой, так как это противоречит Конституции Грузии. Но если кого-то поймают с таким весом, суд все равно признает этого человека уголовным преступником и выпишет огромный штраф. Хотя и не имеет права посадить. Применить к этим действиям понятие декриминализация в полном смысле этого слова пока никак нельзя.

Тем не менее, изменение наркополитической ситуации через Конституционный суд показало свою эффективность. «Белым шумом» подано еще несколько конституционных жалоб на несоответствие существующего законодательства по наркотикам Конституции страны.

Сейчас в Грузии наказывают даже за крошечные дозы разных веществ. Полиция в лабораториях определяет сотые и тысячные грамма наркотика, которые остались в шприцах после употребления, и на этом основании люди получают по 6-8 лет. Из 243 наркотических веществ в Списке запрещенных веществ две трети не имеют таких градаций как минимальное количество, среднее и крупное.

Например, у дезоморфина тоже нет «незначительного количества», поэтому даже остатки в шприце автоматом приводят к тюремному заключению. В связи с этим «Белый шум» подал недавно жалобу в Конституционный суд о несоответствии этой нормы Конституции Грузии. На днях суд принял положительное решение по дезоморфину, но пока по количеству до 0,00009. Это небольшая цифра, однако, даже это решение позволяет выйти из тюрем всем, кого посадили за остатки вещества ниже этого предела. И таких людей немало.

Продолжение следует…………..




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



50 лет Войне с наркотиками – пора оценить последствия
Декабрь 28th, 2010

На прошлой неделе, 16 – 17 декабря, в Вильнюсе (Литва) прошла рабочая встреча, посвященная началу реализации проекта «Адвокация реформы наркополитики». Встреча была организованна Евразийской Сетью Снижения Вреда.

Легализация наркотиков: Россия по-прежнему против
Сентябрь 11th, 2014

Глобальная комиссия по вопросам наркополитики выступила с заявлением о необходимости фактической легализации наркотиков по всему миру - так как карательные методы борьбы, по мнению комиссии, доказали свою неэффективность и чрезмерную затратность.

Наркополитика, ВИЧ/СПИД и права человека
Март 10th, 2010

Сборник материалов "Наркополитика, ВИЧ/СПИД и права человека" посвящен анализу влияния политики, законодательства и правоприменения в сфере контроля наркотиков на соблюдение прав человека и ситуацию в области общественного здравоохранения. В частности, в сборнике рассматривается влияние наркополитики на развитие эпидемии ВИЧ/СПИДа.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.