Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Иранский парадокс: война с наркотиками и прогрессивное лечение наркозависимости

Перевод: Анно Комаров

Есть истории, которые некоторым людям было бы неожиданно прочесть об Иране, и прогрессивная наркополитика – одна из них.

Поскольку ряд стран, вслед за передовым шагом Уругвая при Хосе Мухике, постепенно начинает пересматривать свой подход в отношении запрещённых наркотиков, проблема наркотиков и лечения наркозависимости может быть одной из тех, в решение которой Иран смог бы внести значительный мировой вклад.

Опиумные годы

Иран имеет долгую историю потребления наркотиков.  Опиум был частью социальной, экономической и культурной жизни персов на протяжении 15 десятилетий. В двадцатом веке в стране наблюдались структурные и идеологические изменения, и революционный, военный и культурный пыл часто совпадал с изменением вкусов на наркотики. Сегодня в стране, пожалуй, самое большое количество потребителей наркотиков в мире – официальная цифра – 2-3 миллиона человек, хотя предполагается, что она может достигать более 10 миллионов.

Но речь не только об опиуме. Наряду с прочно укоренившимися веществами, включая гашиш и алкоголь, употребляются и более современные и постмодернистские препараты, такие как героин, крэк и кристаллический мет, который по-персидски звучит как shisheh или «стекло». В Иране чрезвычайно молодое население – средний возраст женщин составляет 25 лет, средний возраст мужчин — 24 года. Подпольными вечеринками наслаждаются многие представители городского, секуляризированного, обеспеченного молодого поколения. В 2012 г. Иран был четвёртым в мире по объёмам экспорта псевдоэфедрина, используемого при производстве кристаллического мета.

Помимо того, что через Иран пролегает крупный наркотрафик, значительная часть населения Ирана потребляет различные виды наркотиков и всё чаще производит свои собственные синтетические наркотики. В Исламской Республике есть парадоксы, и наркотики являются одним из основных примеров.

Провал войны с наркотиками

Вкус и изысканность потребления наркотиков в Иране должны вызывать удивление и недоверие среди тех, кому более знаком суровый образ Исламской Республики. Тем более, если учесть, что Иран в точности реализует доктрину войны с наркотиками с её запретительной повесткой. Каждый год тысячи  представителей иранских правоохранительных органов бывают убиты или ранены в войне с наркотиками, и иранское государство остаётся, без исключений, среди стран с самым высоким уровнем конфискации наркотиков и перехвата наркоторговцев.

Приговоры за хранение и торговлю наркотиками также являются одними из самых жёстких в мире, включая смертную казнь за наркоторговлюи вооруженный рецидивизм. Около 80% смертных приговоров в Иране – это приговоры за преступления, связанные с торговлей наркотиками,- драконовский подход, который наверняка удовлетворил бы идеологов войны с наркотиками, таких как президенты США Ричард Никсон и Рональд Рейган.

Прогрессивное лечение наркозависимости

Тем не менее, у Ирана есть нечто более своеобразное, чем старомодная и довольно разрушительная война с машиной наркоторговли. С начала 2000-х гг. он ввёл некоторые  самые прогрессивные методы реабилитации и лечения зависимости, в том числе то, что обычно называют программами снижения вреда.

Снижение вреда — это комплекс мероприятий, направленных на снижение вреда от употребления запрещённых наркотиков посредством оказания гуманитарной и благотворительной помощи потребителям наркотиков. Это включает в себя предоставление чистых игл и шприцев потребителям инъекционных наркотиков (в том числе в тюрьме), а также распространение презервативов среди секс-работников, также это предусматривает применение фармацевтического препарата метадон в качестве наркотика, заменяющего героин и опиум.

Учитывая, что программы снижения вреда часто подвергались остракизму со стороны широкой общественности и центральных органов власти в западных странах, его успешная реализация в Иране – стране с укоренившимся моральным консерватизмом, характеризующимся подозрительностью по отношению к таким девиантным формам поведения, как употребление наркотиков и сексуальный промискуитет, – требует пересмотра нашего понимания снижения вреда и его освещения.

Этот подход в качестве своевременных реформ — как низовое движение — отстаивала общественность, но также и государственные учреждения (или, по крайней мере, некоторые из них). Сегодня в каждом иранском крупном городе и даже во многих небольших городах и деревнях есть метадоновые клиники, реабилитационные центры и «детокс лагеря», к помощи которых могут прибегнуть люди, ищущие поддержки или стремящиеся к лечению. НГО также активно работают на окраинах городов, предоставляя чистые шприцы и ограниченную повседневную медицинскую помощь уличным наркоманам.

Так, наряду с рынком нелегальных наркотиков, поле наркозависимости, лечения и реабилитации стало прибыльным бизнесом, что подтверждается большим количеством частных центров, работающих в этой области.  Движущей силой здесь был в основном негосударственный сектор. В противном случае  предоставление таких услуг потенциально миллионам людей не было бы возможным, особенно в то время, как возглавляемые США международные санкции вызвали к жизни подход к экономии в квазиевропейском стиле, ударив по социальным сервисам, часто за счёт наиболее незащищённых групп населения, в том числе наркозависимых.

Государственные учреждения, конечно, обеспечивают бесплатный доступ к государственным клиникам для малообеспеченных наркопотребителей. Однако существует стигматизация бедных, употребляющих наркотики. Например, уличных наркоманов в Тегеране периодически собирают и направляют в центры принудительного лечения на период от одного до трёх месяцев, после чего они выходят на улицы. Механизмы этих вмешательств  сложны и заслуживают более пристального внимания.

Ограничения на радость и удовольствие

Иран является примером для многих стран региона, и другие страны, желающие реформировать криминализирующую наркополитику, обращают на него свой взгляд. Но тюрьмы, наказания и стигматизация всё ещё сохраняются под прикрытием прогибиционистских законов, и в Иране, как и везде, они представляют собой более серьёзную угрозу, чем сами наркотики.

И в то время как лечение и поддержка – это мощное движение в направлении новых подходов к наркотикам, где Иран значительно опережает многие более либеральные страны, ясно, что война с наркотиками не противостоит другим основным факторам злоупотреблений, связанных с наркотиками. Врачи могут только выступить и очертить проблему с медицинской точки зрения, но государство посредством прогибиционистких механизмов и, в данном случае, путём наложения ограничений на публичные выражения радости и удовольствия (как это часто бывает в Исламской Республике) помогает создать саму проблему.

Источник: theconversation.com




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments Нет комментариев »

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Единая конвенция о наркотических средствах
Июль 27th, 2010

Единая конвенция о наркотических средствах является краеугольным камнем международной наркополитики. Конвенция регулирует оборот наркотиков, запрещая их производство и сбыт за исключением медицинского оборота и соответствующих исследований. Также в Конвенции содержится информация о лечении наркозависимости (ст. 36, 38 и Резолюция II).

Португалия: десять лет после декриминализации
Январь 17th, 2014

В этом видео наших венгерских друзей из HCLU рассказывается о португальской наркополитике через десять лет после декриминализации употребления наркотиков.

Модели наркополитики
Май 16th, 2010

В данной статье кратко рассматриваются различные модели наркополитики - от легализации и регулирования до полного запрета на них.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.