Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Иранский парадокс: война с наркотиками и прогрессивное лечение наркозависимости

Перевод: Анно Комаров

Есть истории, которые некоторым людям было бы неожиданно прочесть об Иране, и прогрессивная наркополитика – одна из них.

Поскольку ряд стран, вслед за передовым шагом Уругвая при Хосе Мухике, постепенно начинает пересматривать свой подход в отношении запрещённых наркотиков, проблема наркотиков и лечения наркозависимости может быть одной из тех, в решение которой Иран смог бы внести значительный мировой вклад.

Опиумные годы

Иран имеет долгую историю потребления наркотиков.  Опиум был частью социальной, экономической и культурной жизни персов на протяжении 15 десятилетий. В двадцатом веке в стране наблюдались структурные и идеологические изменения, и революционный, военный и культурный пыл часто совпадал с изменением вкусов на наркотики. Сегодня в стране, пожалуй, самое большое количество потребителей наркотиков в мире – официальная цифра – 2-3 миллиона человек, хотя предполагается, что она может достигать более 10 миллионов.

Но речь не только об опиуме. Наряду с прочно укоренившимися веществами, включая гашиш и алкоголь, употребляются и более современные и постмодернистские препараты, такие как героин, крэк и кристаллический мет, который по-персидски звучит как shisheh или «стекло». В Иране чрезвычайно молодое население – средний возраст женщин составляет 25 лет, средний возраст мужчин — 24 года. Подпольными вечеринками наслаждаются многие представители городского, секуляризированного, обеспеченного молодого поколения. В 2012 г. Иран был четвёртым в мире по объёмам экспорта псевдоэфедрина, используемого при производстве кристаллического мета.

Помимо того, что через Иран пролегает крупный наркотрафик, значительная часть населения Ирана потребляет различные виды наркотиков и всё чаще производит свои собственные синтетические наркотики. В Исламской Республике есть парадоксы, и наркотики являются одним из основных примеров.

Провал войны с наркотиками

Вкус и изысканность потребления наркотиков в Иране должны вызывать удивление и недоверие среди тех, кому более знаком суровый образ Исламской Республики. Тем более, если учесть, что Иран в точности реализует доктрину войны с наркотиками с её запретительной повесткой. Каждый год тысячи  представителей иранских правоохранительных органов бывают убиты или ранены в войне с наркотиками, и иранское государство остаётся, без исключений, среди стран с самым высоким уровнем конфискации наркотиков и перехвата наркоторговцев.

Приговоры за хранение и торговлю наркотиками также являются одними из самых жёстких в мире, включая смертную казнь за наркоторговлюи вооруженный рецидивизм. Около 80% смертных приговоров в Иране – это приговоры за преступления, связанные с торговлей наркотиками,- драконовский подход, который наверняка удовлетворил бы идеологов войны с наркотиками, таких как президенты США Ричард Никсон и Рональд Рейган.

Прогрессивное лечение наркозависимости

Тем не менее, у Ирана есть нечто более своеобразное, чем старомодная и довольно разрушительная война с машиной наркоторговли. С начала 2000-х гг. он ввёл некоторые  самые прогрессивные методы реабилитации и лечения зависимости, в том числе то, что обычно называют программами снижения вреда.

Снижение вреда — это комплекс мероприятий, направленных на снижение вреда от употребления запрещённых наркотиков посредством оказания гуманитарной и благотворительной помощи потребителям наркотиков. Это включает в себя предоставление чистых игл и шприцев потребителям инъекционных наркотиков (в том числе в тюрьме), а также распространение презервативов среди секс-работников, также это предусматривает применение фармацевтического препарата метадон в качестве наркотика, заменяющего героин и опиум.

Учитывая, что программы снижения вреда часто подвергались остракизму со стороны широкой общественности и центральных органов власти в западных странах, его успешная реализация в Иране – стране с укоренившимся моральным консерватизмом, характеризующимся подозрительностью по отношению к таким девиантным формам поведения, как употребление наркотиков и сексуальный промискуитет, – требует пересмотра нашего понимания снижения вреда и его освещения.

Этот подход в качестве своевременных реформ — как низовое движение — отстаивала общественность, но также и государственные учреждения (или, по крайней мере, некоторые из них). Сегодня в каждом иранском крупном городе и даже во многих небольших городах и деревнях есть метадоновые клиники, реабилитационные центры и «детокс лагеря», к помощи которых могут прибегнуть люди, ищущие поддержки или стремящиеся к лечению. НГО также активно работают на окраинах городов, предоставляя чистые шприцы и ограниченную повседневную медицинскую помощь уличным наркоманам.

Так, наряду с рынком нелегальных наркотиков, поле наркозависимости, лечения и реабилитации стало прибыльным бизнесом, что подтверждается большим количеством частных центров, работающих в этой области.  Движущей силой здесь был в основном негосударственный сектор. В противном случае  предоставление таких услуг потенциально миллионам людей не было бы возможным, особенно в то время, как возглавляемые США международные санкции вызвали к жизни подход к экономии в квазиевропейском стиле, ударив по социальным сервисам, часто за счёт наиболее незащищённых групп населения, в том числе наркозависимых.

Государственные учреждения, конечно, обеспечивают бесплатный доступ к государственным клиникам для малообеспеченных наркопотребителей. Однако существует стигматизация бедных, употребляющих наркотики. Например, уличных наркоманов в Тегеране периодически собирают и направляют в центры принудительного лечения на период от одного до трёх месяцев, после чего они выходят на улицы. Механизмы этих вмешательств  сложны и заслуживают более пристального внимания.

Ограничения на радость и удовольствие

Иран является примером для многих стран региона, и другие страны, желающие реформировать криминализирующую наркополитику, обращают на него свой взгляд. Но тюрьмы, наказания и стигматизация всё ещё сохраняются под прикрытием прогибиционистских законов, и в Иране, как и везде, они представляют собой более серьёзную угрозу, чем сами наркотики.

И в то время как лечение и поддержка – это мощное движение в направлении новых подходов к наркотикам, где Иран значительно опережает многие более либеральные страны, ясно, что война с наркотиками не противостоит другим основным факторам злоупотреблений, связанных с наркотиками. Врачи могут только выступить и очертить проблему с медицинской точки зрения, но государство посредством прогибиционистких механизмов и, в данном случае, путём наложения ограничений на публичные выражения радости и удовольствия (как это часто бывает в Исламской Республике) помогает создать саму проблему.

Источник: theconversation.com




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Неполный лигалайз: как в Португалии снизили число потребителей героина вчетверо
Ноябрь 16th, 2017

16 лет назад правительство Португалии приняло решение не наказывать строго за употребление наркотиков и справилось таким образом с героиновой эпидемией в стране. Похожая практика когда-то была введена в Швейцарии. Текст о том, как смягчение отношения к потребителям наркотиков в Европе помогло решить проблемы с эпидемией ВИЧ и снизить уровень преступности.

Торчсоюз
Июль 17th, 2012

Во-первых, 21 июля весь мир отмечает День памяти жертв войны с наркотиками. Это для информации. А во-вторых, почти в преддверии этой даты под Киевом прошел Форум наркопотребителей и участников программы заместительной терапии под названием «Мы сделаем все, чтобы нас услышали!». И сделали: создали Евразийскую сеть людей, употребляющих наркотики (ЕСЛУН), в которую вошли и россияне.

Саммит ООН по наркотикам завершился еще до своего начала
Апрель 25th, 2016

Специальная сессия Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций по наркотикам (UNGASS) утвердила итоговый документ без обсуждения, еще до того, как реальная дискуссия могла бы начаться







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.