English
Помочь фонду!

Заканчивайте войну с наркотиками: преступления не должны приносить доход

raspredelenie-afganskogo-opiyaКак описывают Стефан Дабнер и Стивен Левитт в своем бестселлере Freakonomics, многие уличные драгдилеры живут с родителями и подрабатывают, чтобы свести концы с концами. Другие исследования показывают, что многие представители этой разрекламированной профессии сами закоренелые наркоманы. Все, что нужно сделать, чтобы перекрыть поступление денег к верхушке криминального мира, так это прекратить борьбу с наркотиками и перестать считать преступлением употребление этих веществ.

Борьба с наркотиками приводит к обратному эффекту и обогащению «плохих парней». В то время как власти проводят политику жесткой борьбы с преступностью, торговцы наркотиками получают барыши, поскольку цены растут, а спрос остается на прежнем уровне. Торговля наркотиками ежегодно приносит более 300 млрд. долл., а когда на кону такой куш, преступники готовы на все, чтобы ускользнуть от полиции: перенести производство зелья в страны, где власти не смогут их преследовать, купить целый военный арсенал (как в случае с Мексикой), проникнуть в государственные структуры (как произошло во многих странах Западной Африки), похищать людей и запугивать полицейских, политиков и мирных граждан. Преступники обогащаются, в то время как обычные люди страдают – и расплачиваются более высокими налогами, а иногда и собственной жизнью.

В мире, где ситуация с наркотиками только ухудшается – по подсчетам ООН, мировое потребление опиатов, включая героин, за период с 1998 по 2008 год выросло на 35%, – трудно даже вообразить, чтобы преступники завязали и занялись нормальной работой. В некоторых государствах Латинской Америки наркокартели бросают вызов властям – некоторые из их боевиков лучше вооружены, чем военные, а банды взяли на себя функцию обеспечения безопасности и социального благополучия местных жителей. Значительная часть доходов афганского движения «Талибан» поступает от продажи опиатов. По данным американских властей, ячейки «Аль-Каиды» в Северной, Западной Африке и Европе финансируют свои операции за счет торговли наркотиками.

До недавнего времени я, как и большинство людей, считал борьбу с наркотиками наилучшей политикой для нашего общества. Но я изменил свое мнение после вступления в Глобальную комиссию по антинаркотической политике вместе с бывшим генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном, бывшим верховным представителем ЕС по вопросам внешней политики и политики в области безопасности Хавьером Соланой, бывшим мексиканским президентом Эрнесто Зедилло и многими другими. Результаты нашей работы, обнародованные в июне, показывают, что глобальная борьба с наркотиками оказалась очень дорогостоящей ошибкой.

Наша комиссия обнаружила, что в странах, где наркозависимость перестала быть преступлением и стала рассматриваться как болезнь, отмечены снижение преступности, уменьшение числа наркоманов и улучшение здоровья населения в целом. Например, Португалия в 2001 году вывела из разряда преступлений употребление и хранение наркотиков. Благодаря созданию клиник, где наряду с лечением наркозависимости героиновые наркоманы получали доступ к одноразовым иглам и синтетическому опиату метадону, Португалии удалось сократить число употребляющих зелье, особенно среди молодежи. А число случаев заражения ВИЧ от грязных игл снизилось с 907 в 2000 году до 267 в 2008 году. Исследователи также отмечают уменьшение количество краж со взломом.

В интересах развития бизнеса команда Virgin следит за тем, что срабатывает в разных странах, и изучает, как применить эти успешные подходы на новых рынках. В случае борьбы с наркотиками наша комиссия осознала, что ключ в том, чтобы перейти к стратегии вреда. Одно из часто цитируемых исследований обращается к опыту Швейцарии, которая в 80-е и 90-е годы перешла от полицейских методов борьбы с наркоманией к медицинским.

Представьте себе, что в вашей стране наркоманов не сажают за решетку, а лечат в клиниках. Представьте, что их количество уменьшается. Представьте, что полиция больше не устраивает облавы на уличных дилеров, а часть сил сосредоточивает на борьбе с организованной преступностью. Многие офицеры освободились для работы участковыми, поскольку даже количество мелких правонарушений, совершенных наркоманами, стало сокращаться. Представьте, что резервные фонды государства стали тратиться на здравоохранение и социальные программы, а не на правоохранительную систему и содержание тюрем. Вообразите, что, как в США с отменой сухого закона, черный рынок загнулся, а наркокартели исчезли. Представьте, что деньги и власть больше не ассоциируются с наркотиками и преступностью, а наши СМИ – и даже деятели культуры – стали ответственными.

Представьте себе, что в вашей стране наркоманов не сажают за решетку, а лечат в клиниках. Представьте, что их количество уменьшается. Представьте, что полиция больше не устраивает облавы на уличных дилеров, а часть сил сосредоточивает на борьбе с организованной преступностью. Многие офицеры освободились для работы участковыми, поскольку даже количество мелких правонарушений, совершенных наркоманами, стало сокращаться. Представьте, что резервные фонды государства стали тратиться на здравоохранение и социальные программы, а не на правоохранительную систему и содержание тюрем. Вообразите, что, как в США с отменой сухого закона, черный рынок загнулся, а наркокартели исчезли. Представьте, что деньги и власть больше не ассоциируются с наркотиками и преступностью, а наши СМИ – и даже деятели культуры – стали ответственными.

Согласно исследованиям Мартина Килласа и Марчело Аэби из университета Лозанны, «люди, глубоко вовлеченные в торговлю наркотиками и иную преступную деятельность (закоренелые наркоманы), служили связующим звеном между оптовиками и потребителями наркотиков. И как только эти закоренелые наркоманы нашли надежные, законные способы справиться со своей зависимостью, они стали потреблять меньше запрещенного зелья и их потребность в торговле героином, чтобы заработать на дозу, тоже снизилась. После того как наркозависимые и драгдилеры выпали из цепочки посредников, для обычных потребителей в Швейцарии сделалось затруднительным поддерживать контакт с продавцами». Связующим звеном между поставщиками и обычными потребителями были закоренелые наркоманы, которые зачастую выступали одновременно и как потребители, и как уличные дилеры. Но теперь их потребности в зелье сократились благодаря медицинскому героину.

Как нам выстоять в борьбе против преступности? Устранением из цепочки драгдилеров – связующего звена между поставщиками и рынком. Так что давайте перекроем им кислород и начнем спасать жизни.

Ричард Чарльз Николас Брэнсон (британский предприниматель, основатель корпорации Virgin Group, которая включает в себя более 360 компаний)

Перевод с английского Ольги Пономаревой

ng.ru через http://motilek.com.ua




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Итоги 2010 года. Ежегодное послание ЕССВ.
Январь 10th, 2011

Этот год был ознаменован многочисленными призывами защитить права потребителей наркотиков и людей, живущих с ВИЧ, остановить войну с наркотиками и в столь непростое для экономики время проводить справедливую наркополитику. Читайте обзор событий в сфере наркополитики за 2010 год от Евразийской Сети Снижения Вреда.

Всемирный доклад о наркотиках 2014. Резюме.
Июль 9th, 2014

Доклад подготовлен Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности.

Результат влияния ООН и России на наркополитику в странах Центральной Азии – членах СНГ
Март 10th, 2010

Ссылки на Конвенции ООН по наркотическим средствам помогают ряду стран обосновать необходимость запретительной политики в области контроля наркотиков. В частности, Россия активно ссылается на конвенции для оправдания своей политики (при этом влияние России особенно заметно на территории бывшего СССР, хотя и в наш регион постепенно проникает альтернативный европейский подход). Действительно ли Конвенции требуют "нулевой толерантности", или же это миф?







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.