Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Наркополитика с датским лицом – что я узнала за один вечер в компании уличных юристов Копенгагена

я и неолиберальный крэкпайп

Автор: Аня Саранг

В один из вечеров в Копенгагене я отправилась на встречу со своей давней знакомой Нанной Готфредсен, датской активисткой наркополитики, которая пригласила меня посмотреть на работу уличных юристов Копенгагена. Уличные юристы – организация, оказывающая помощь наркопотребителямв в решении всевозможных юридических вопросов. Мне было интересно посмотреть на их работу, так как мы решили заняться чем-то подобным в Москве, в рамках нашего проекта Снижения вреда. По ходу работы, пытаясь оказывать медицинскую помощь участникам проекта, мы поняли, что без каких-то элементарных знаний и действий юридического характера большинство наших попыток помочь заканчиваются провалом – наркозависимым в Москве чаще всего невозможно получить элементарную медицинскую помощь даже в самых критических ситуациях жизни и смерти, не говоря уже о каких-то социальных ньюансах. Мы начали двигаться в направлении «уличных юристов» где-то с марта 2013 года, но поскольку нам сложно расчитывать на помощь профессиональных юристов в Москве, мы решили, чтом сами станем немножко юристами и будем приобщать к этому наших клиентов. Поэтому я и хотела познакомиться с копенгагенской программой, чтобы узнать что, как и с кем делают они.

Нанна и ее велик

Нанна и ее велик

Мы встретились с Нанной в районе Вестебро, недалеко от здания центрального вокзала Копенгагена, около большой старинной лютеранской церкви девы Марии. Эта церковь знаменита тем, что много лет назад ее пастор открыл двери для бездомных людей, наркозависимых и уличных проституток, которых было так много в завокзалье, и разрешил им жить там. Нанна заинтересовалась темой наркотиков 15 лет назад, когда писала дипломную работу по героину в юридической школе – в поисках ответа на вопрос, почему люди употребляют героин, Нанна стала выходить на улицы, где она много общалась с наркозависимыми, узнавала их истории и жизненные ситуации, обсуждала насущные проблемы, не переставая удивляться тому, что даже в таком благополучном государстве как Дания, людям зачастую сложно бывает получить социальное пособие,  пенсию, медицинскую помощь. Нанна начала работать волонтером в социальной службе церкви и скоро поняла, что ее талант юриста нужнее всего не в стерильных офисах юридических контор, а именно здесь, на улице. В то время в Копенганене только начинала работать программа игл и шприцев, туда и ходила Нанна, чтобы общаться с наркопотребителями и помогать им решать их проблемы юридическими способами. Через несколько лет Нанна зарегистрировала свою организацию, взяла на работу еще несколько юристов и начала уличную работу.

шняжка

шняжка

Пока Нанна, непринужденно толкая по мостовой велосипед, рассказывала свою историю, мы подошли к большому зданию, расположенному недалеко от церкви. На первом этаже ночлежки для мужчин просторно расположилась программа снижения вреда, двери которой открыты естественно и для мужчин и для женщин. Программа начала работать уже очень много лет назад, и на сегодняшний день это самая крупная программа снижения вреда, связанного с наркотиками в Дании. Набор услуг вполне стандартный — раздача бесплатных стерильных шприцев и прочей шняги (фильтры, кукерсы, трубочки для крэка), консультирование, тесты, первичная медицинская помощь и т.д. и т.п., но есть и менее традиционные заходы, такие как бесплатные услуги дантиста, пользующиеся у посетителей особым спросом.

кресло для втыка

кресло для втыка

Был уже вечер и народу в программе было совсем немного – человек десять разгуливали по просторной потертой комнате, парочка эмигрантов зависали на “креслах для втыка” — специально оборудованные одним дизайнером сидения наркокомфорта: внешне они выглядят как шкафчики, крышка которых открывается и превращается в кресло, на котором можно позалипать, и сзади которого есть специальное место, куда можно сложить свой скарб, чтобы залипать не отвлекаясь на мысли о сохранности имущества от посигновений менее благодушных соигольников. Ребята, облюбовавшие кресла, однако пожаловались, что дизайн их совсем не удобный и кресла сильно проигрывают из-за отсутствия мягкой обивки. Неподалеку, другие улыбчивые посетители брали шприцы, болтали и просто тусовались. Нанна рассказала, что буквально на днях в этом же помещении откроется новая Комната безопасных инъекций и Комната безопасного курения крэка. Она отвела меня в эти свежеоборудованные помещения, которые заметно отличались от потрепанного жилого вида старых комнат безупречным блеском алюминиевых «парт» для инъекций, современным дизайном светлых оттенков с оптимистичными оранжевыми блоками дверей и официозными табличками, с нарисованными трубочками крэка – мол, входите, люди добрые, курите, колите что хотите, здесь вам сдержанно рады и принимают, как и других жителей этого странного и многоликого мира. По словам Нанны, две новые комнаты должны открыться уже на днях – к сожалению, мы не долго задерживались в Копенгагене и не смогли бы посетить торжественное открытие, на которое кроме простых датских торчков обещались заглянуть мэр Копенгагена, Министр Здравоохранения Дании и прочие важные официальные персоны, проявляющие заботу о здоровье наркозависимых граждан своей страны.

свежеиспеченное торжество нарколиберализма

свежеиспеченное торжество нарколиберализма

Вообще, начиная с ноября 2012 года в Дании открыто уже 4 подобные комнаты, и одна из них находится буквально по соседству – и именно туда мы направились далее.

По пути Нанна рассказала мне историю о том, как в 2005 году, жители многострадального привокзального района собрались, чтобы обсудить, что же делать с огромным количеством бездомных наркоманов, собирающихся рядом с их домами и бередящих покой. Поскольку никому из добродушных, немного наивных копенганецев не приходили в голову достаточно очевидные решения засадить наркоманов за решетку, или приковывать наручниками к кроватям, было решено попробовать организовать благотворительное кафе, на базе которого наладить социальную помощь. Подобная затея должна была способствовать тому, чтобы люди не толпились на улицах, а устремлялись в это кафе, чтобы поесть, пообщаться и провести время в покое и безопасности. Узнав о таком нестандартном решении, Министры здравоохранения и юстиции не замедлили лично встретиться с жителями привокзалья, и подробно обсудив их инициативу, выделили денег на начало работы кафе, зарплаты социальных работников, врачей общей практики для бездомных и прочий стартап. Уже через два года стало понятно, что для того, чтобы снизить общественный беспорядок на улицах, людям надо не только дать поесть, но и предоставить место, где они могут спокойно уколоться.

nice people наливают кофеек

nice people наливают кофеек

Комнаты безопасных инъекций и безопасного курения крэка неформально работали в том же дворе еще с 2007 года, а год назад в Дании был выпущен специальный закон, легитимизирующий работу комнат безопасного употребления наркотиков. На сегодняшний день они полностью санкционированы правительством и только комнату в наркодворе посещает 200-300 человек в день. Распивая субсидированный городскими властями кофе с печенюшками из локального фудбанка, мы пообщались с несколькими сотрудниками кафе, которые жаловались на то, что работа полиции зачастую бывает интенсивнее, чем хотелось бы – иногда сотрудники потрошат карманы посетителям и доставляют им дискомфорт. Хотя все инициативы по созданию новых наркосервисов полиция на политическом уровне поддерживает, местные наркополицейские опасаются, что если все уличные торчки станут слишком цивильными, полис не на ком будет делать свои показатели.

Мы также пообщались с нарками, в основном целенаправленно по Нанниным делам – она как юрист старалась выяснять какие-то проблемы и какая юридическая помощь может понадобиться посетителям кафе. Подобным образом Нанна и ее коллеги выходят на аутрич два раза в неделю, общаются с нарками, выведывая у них инфу о новых злодеяниях датских чиновников.

В тот вечер, самым для меня удивительным случаем оказалась история бездомной наркозависимой Катрины — женщины лет пятидесяти, которая сбежала в Данию из Швеции – как известно в Швеции одна из самых репрессивных наркополитик из всех стран цивилизованной Европы. Вообще с социальной помощью наркозависимым в Швеции дела обстоят очень плохо, их пинают и презирают почти как в России, хотя более замаскировано и “корректно”. При необходимости сохранять лицо прохладного уважения к правам человека, Швеция угнетает наркозависимых не путем прямых репрессий и пыток, а форсируя невидимое структурное насилие — лишая людей доступа к сервисам и адекватной помощи, раздувая имплицитно унижающий достоинство человека дискурс о вреде наркотиков и продвигая политику нулевой терпимости. Несмотря на то, что Швеция — страна с самыми высокими стандартами проживания в мире, к людям, интересы которых считаются каким-то образом девиантными, предпочитают относиться как к заблудшим отбросам, которые должны или оставить свои дурные наклонности, или самоликвидироваться из стерильного общества ИКЕА-социализма. Именно поэтому, а не из-за того, что не хватает денег, в Швеции почти нет программ заместительной терапии даже метадоном (их кажется всего две на всю Швецию!), и программ игл и шприцев. Из-за всех этих проблем, Катрина, как и многие наркозависимые шведы, была вынуждена покинуть стерильные улицы социалистической Родины и бомжевать в Дании, где она зарегистрировалась в метадоновой программе, но в связи с местными бюрократическими процедурами, слишком сложными для моего понимания, уже через 6 месяцев перестала получать социальные пособия, после чего начались некие траблы с метадоном, решать которые и помогала ей Нанна.

IMG_6193Я решила заглянуть в комнату безопасных инъекций и провела там немного времени, созерцая мучения пятерых наркозависимых датчан, скрючивающихся за партами, в мучительной попытке найти свои вены. Одна исхудавшая женщина, отчаявшись искать вену на руках, на глазах у всех стала делать инъекцию в пах, явление видимо достаточно привычное — на нее никто даже не оглянулся; другой мужчина, похожий на богемного фотографа с локонами небрежно-растрепанных белых волос, вальяжно сидел в своей кабинке, и методично то кололся везде, где только можно, то затягивался из пайпа (хотя курить там вроде и нельзя). Медсестра в штатском, присутствующая в комнате на всякий случай, показала мне чудо-аппарат, который помогает найти вены, высвечивая их через кожу зеленым цветом. Она рассказала про правила программы, помощь при гипотетических передозах, но вообще по ее расслабленному общению было понятно, что она не испытывает стресса или каких-то обостренных эмоций от работы в программе — созерцать ежеминутно колящихся людей для нее так же буднично, как вахтерше в метро созерцать людей, спускающихся и поднимающихся на экскалаторе. Процедура не очень заорганизованная, правила все достаточно человечные, от людей не требуется ничего особенного, sun is shining и поэтому настроение и у сотрудников и у гостей благодушное и расслабленное.

После соучастия в чужих инъекциях я еще немного посидела в кафе, и потом отправилась с Нанной в офис уличных юристов, расположенный также неподалеку. В офисе работает 5 человек, которые занимаются юридическими кейсами с улицы (два раза в неделю они выходят на аутрич). Основные темы их дел следующие: лечение и здравоохранение, социальные выплаты и помощь в выплате долгов, обеспечение жильем, вопросы связанные с беременностью и родительством (помогают людям избежать того, чтобы у них принудительно отбирали детей), помощь жертвам преступлений (включая харасмент полиции), небольшие уголовные дела (в основном, хранение наркотиков). Недавнее исследование показало, что Уличные Юристы успешно разрешают 7 ситуаций из 10. Юристам помогает 40 волонтеров, в основном это студенты юридических вузов, ведь Уличные юристы активно занимаются образованием не только наркопотребителей, но и своих коллег, привлекая их внимание к проблемам наркополитики. Они также участвуют в общественно-политической жизни страны, активно продвигая интересы своих клиентов — так во многом, открытие героиновой программы и легализация комнат безопасных инъекций стали возможными благодаря Уличным юристам. Вот кстати небольшое адвокационное видео периода, когда они активно адвокатировали открытие таких комнат — тут можно воочию краешком глаза увидеть и кафе и офис Юристов, а заодно послушать как начальник полиции Копенгагена и член правящей партии в Парламенте рассуждают о необходимости комнат безопасных инъекций.

много дел!

много дел!

Мы пришли в офис часов в 10 вечера, но работа там шла полным ходом – комнаты, освещенные теплым светом настольных ламп и беспорядочно заваленные огромным количеством бумаг; на столах кипы папок с делами, которые сосредоточенно разбирают женщины-юристы. Мы собрались за кухонным столом, и я немного рассказала о нашей работе по защите прав человека в России и с какими ужасными ситуациями нам приходится сталкиваться, про нашу работу с документацией нарушений прав человека в отношении наркозависимых людей, общение с равнодушными комитетами ООН, суды, абсурдность и бесчеловечную жестокость российской наркополитики. Но не хотелось особенно запугивать товарищей по борьбе за социальную справедливость, поэтому, еще немного побродив по офису, я отправилась домой, ведь было уже очень поздно. Даже в темный ночной час район, переполненный бездомными, наркозависимыми и секс-работницами не казался агрессивным или опасным. Его поношенность и непохожесть на карамельные улочки туристического Копенгагена напоминали о том, что страдания, ущемленность и боль есть и в этом благополучном городе, но взаимная поддержка, тепло и старания государства, жителей района и сообщества, помогают выносить их, сохраняя при этом человеческое достоинство и сдержанную, но теплую улыбку на лице.




Category Categories: Аня Саранг, Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Андрей Яровой

    Аня, не посигновений, а посягновений=)). Очень интересно, познавательной и все такое. Спасибо, очень понравилось.

  • Валентин

    Аня, скажи пожалуйста, если я гражданин Украины и пользуюсь ЗПТ, из болезней только гепатит С. Могу ли я обратиться к Дании с вопросом о получении гражданства или вида на жительство или попросить убежище от нашего произвола и дискриминации… Ну… думаю, что ты поняла меня. А страна особой роли не играет. Главное — нормальная ЗПТ.

    • Привет, Валентин. Ниже ответ нашего юриста. Но из опыта ребят, пытавшихся получить полит убежище по болотному делу (то есть с серьезными доказательствами того, что в россии они подвергаются настоящему полит преследованию) это как то очень сложно и возможно разве что чудом. Вобщем не знаю, честно говоря. Может быть запрос сначала написать в посольства разных стран?

      Mikhail Golichenko
      21:29 (14 ч. назад)

      кому: мне
      обратиться он конечно может.
      1. по линии гражданства — сначала нужно подать на иммиграционную визу. Не знаю, как это работает в отношении Дании, нужно посмотреть на сайте их посольства. Думаю этот путь будет практически тупиковый и как минимум рассмотрение вопроса, в случае принятия пакета документов может занять 3 и более лет.
      2. по политическому убежищу — теоретически это можно — взять тур визу, а по приезду сдаться властям, указав, что мол вот он я — полит беженец. Но нужно будет доказывать преследование по полит мотивам. Так что нужно хорошо продумать свое дело, чтобы оно не рассыпалось при элементарной проверке.

      Но начать нужно с тщательного изучения сайта датского посольства.


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Лекция «Наркополитика — подход в России и международные тенденции»
Декабрь 9th, 2014

Видеозапись лекции Фонда им. Андрея Рылькова о наркополитике в рамках VI Чтений Адама Смита

ООН мятежный просит дури
Июль 16th, 2011

Глобальная комиссия по наркополитике прямым текстом рекомендовала мировому сообществу легализовать так называемые легкие наркотики. Это вызвало как резкую критику, так и восторженные отклики. "Власть" попыталась разобраться в противоречиях современной наркополитики

Война с наркотиками — проиграна?
Декабрь 12th, 2011

Полемика Юрия Крупнова и Льва Левинсона в журнале "ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ. Российский Журнал о Международной Безопасности", № 3, Осень 2011 г.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.