Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Таджикистан: Коррупция на пути следования афганского героина способствует распространению наркомании и ВИЧ-инфекции

tajik040912_0Автор: Дэвид Триллинг

Спросите у Сикандара, почему он перешел с опиума на героин, и услышите простой и четкий ответ: его легче достать.

Сикандар, который в свои 35 лет выглядит на 50, начал употребять опиум в 1993 году в шестнадцатилетнем возрасте, когда страна погрузилась в пучину гражданской войны. К концу девяностых этот наркотик найти на улицах Душанбе было уже сложнее, а вот героин был «повсюду», в том числе и в городских местах лишения свободы, где Сикандар провел 14 из последних 19 лет по обвинению в незаконном хранении наркотиков и попутно заразился ВИЧ-инфекцией.

На сегодняшний день, по словам самих наркоманов и ряда западных аналитиков, к торговле героином на территории Таджикистана имеют непосредственное отношение сами стражи порядка и тюремные власти, что способствует распространению ВИЧ-инфекции, принимающей, по словам ученых, характер эпидемии. Полиция эти обвинения отвергает. Ряд же представителей системы здравоохранения Таджикистана не разделяют мнения экспертов, говорящих о росте внутривенного применения наркотиков в стране, чему способствует дешевый героин, поступающий в республику в больших количествах через слабозащищенную границу с Афганистаном протяженностью 1300 км.

По оценке Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), свыше 90 процентов всех опиатов в мире производится в Афганистане и до 30 процентов из них ежегодно поступают на обширные рынки России и Европы транзитом по территории Центральной Азии, главным образом Таджикистана. В 2009 году это количество составило порядка 90 тонн героина. Парадоксально, но факт: как свидетельствуют данные УНП ООН, объем героина, изъятый на территории Таджикистана, упал на 58 процентов в период с 2005 по 2010 гг., тогда как производство наркотика в Афганистане выросло, а площади, отведенные под посев этой культуры, увеличилась на 18 процентов.

Как отмечается в одном из последних европейских исследований, коррумпированные чиновники Таджикистана «напрямую способствуют распространению наркотиков» в тюрьмах и за их пределами и практически не заинтересованы в том, чтобы предоставлять наркоманам медицинскую помощь. «Представители правоохранительных органов передают (конфискованный) героин покровительствуемым ими наркоторговцам, арестуют и преследуют наркоторговцев из числа конкурентов и эксплуатируют наркоманов различными способами с целью получения информации, денег и сексуальный услуг», – говорится в отчете за 2011 год вильнюсской правозащитной организации Eurasian Harm Reduction Network. По убеждению наркоманов, с которыми в последние недели удалось побеседовать EurasiaNet.org в Душанбе, в исправительных учреждениях страны полным-полно героина, продажу которого контролируют тюремные власти, а милиция контролирует и продажу наркотиков на улицах города.

Официальный представитель МВД отверг мысль о причастности правоохранительных органов к незаконному обороту наркотиков. «Ничего подобного нет. Нет этого и в тюрьмах»,– сказал он 5 апреля, отметив, что одно исключение все-таки имело место в начале года поблизости от границы. Неоднократные звонки в управление тюрем остались без ответа.

Если блюстители порядка все же причастны к наркоторговле, то свою роль в этом могут играть факторы, связанные с функционированием данных ведомств. Зарплаты сотрудники правоохранительных органов и тюремный персонал получают мизерные, а должностные лица насквозь продажные. В Индексе восприятия коррупции антикоррупционной организации Transparency International Таджикистан занимает 152 строчку из 183 вошедших в список стран. В своей работе правоохранительные органы обязаны выполнить определенный план по поимке преступников, что заставляет их брать под арест наркоманов, тогда как «деятельность крупных криминальных структур, занимающихся незаконным распространением наркотиков, идет по-прежнему», – подчеркивается в отчете Eurasian Harm Reduction Network. Более того, согласно законодательству Таджикистана, хранение более полуграмма героина – а это одна-две дозы стоимостью 4-6 долларов в Душанбе – считается хранением для продажи. Доказывать же свою невиновность должен сам подозреваемый. В результате наркоманам, по их собственным словам, приходится платить сотрудникам МВД за защиту, чтобы не сесть в тюрьму.

Власти Таджикистана и эксперты расходятся во мнениях относительно тенденций в отечественной наркомании. Объем наркотиков растет, цены падают, что ведет к «явному увеличению» количества наркозависимых людей, считает Пулат Джамолов, возглавляющий неправительственную организацию «СПИН Плюс», предоставляющую чистые иглы и оказывающую помощь наркоманам в двух помещениях, расположенных на территории обширных, построенных при советской власти жилых районов Душанбе. Многие исследователи разделяют точку зрения Джамолова. По словам же директора Национального центра по мониторингу и профилактике наркомании при Минздраве Хушбахта Хасанова, в целом показатели наркомании в Таджикистане с 2007 года сокращаются. По официальным данным, по состоянию на 2010 г. в стране насчитывалось около 7400 зарегистрированных наркоманов, тогда как, по оценке Красного Креста, действительное их количество колеблется в районе 60-100 тысяч человек.

Правда, и Джамолов, и Хасанов сходятся в одном: что наркотики и грязные иглы способствуют росту случаев ВИЧ-инфицирования в тюрьмах Таджикистана. Как явствует из отчета, составленного организацией Хасанова, после проведенных в 2010 году анализов на ВИЧ-инфекцию в тюрьмах число новых выявленных случаев увеличилось более чем вдвое. По его мнению, почти 60 процентов всех новых случаев инфицирования ВИЧ происходит в результате внутривенного ввода наркотиков. Из отчета Eurasian Harm Reduction Network можно понять, что много случаев заражения проходят в стране незарегистрированными: в документе говорится, что «в тюрьмах Таджикистана наблюдается эпидемия ВИЧ-инфекции, чему способствует общее пользование нестерильными приспособлениями». Действительно, по словам Сикандара, попросившего не разглашать его фамилии из страха перед репрессиями, он, должно быть, подхватил вирус в тюрьме, где порой «одной иглой могли пользоваться сто человек».

Беспокойство также вызывает тот факт, что большое количество заключенных наркоманов не получают того медицинского обслуживания, на которое имеют все законные права.

В 2009-2010 гг. 35-летний Али провел год в тюрьме за хранение полуграмма героина. «По условиям приговора, в течение полугода я должен был лечиться, но меня просто бросили в тюрьму», – рассказывает он EurasiaNet.org.

«Прикладывается много усилий, чтобы наказать наркоманов как преступников, но практически ничего не делается для того, чтобы помочь им, – говорит Пулат Джамолов из организации «СПИН Плюс». – Власти просто не верят в помощь людям, употребляющим наркотики, они полагают, что наркоманы и наркоторговцы мазаны одним миром».

Пресса Таджикистана сообщает о регулярных облавах правоохранительных органов на наркоманов и наркоторговцев, и, судя по ним, можно подумать, что органы по борьбе с наркотиками добились большого прогресса в борьбе с этим злом. Четыре килограмма здесь, десять килограммов там – аресты происходят еженедельно. И хотя арестов производится великое множество, власти, по словам западных дипломатов и сотрудников гуманитарных организаций, отправляют за решетку не тех людей. Большинство же крупных наркоторговцев пользуются защитой на весьма и весьма высоком уровне.

Международные доноры потратили сотни миллионов долларов на укрепление пограничной безопасности и программы по борьбе с наркотиками в Таджикистане и прилегающих районах Афганистана. Но это все, по словам одного высокопоставленного западного чиновника, причастного к борьбе с наркотиками, «просто ерунда, посмешище. Запад согласился с тем, что наркотики – это цена за относительную безопасность на северной границе Афганистана». Никто, на его взгляд, не станет рисковать и дестабилизировать ситуацию в Таджикистане, попытавшись вывести из экономики наркотики и соответствующие денежные средства – эквивалентные, по некоторым оценкам, 30 процентам ВВП страны.

Что все это означает для Сикандара? Главная штука на сегодняшний момент состоит в том, чтобы добыть «достаточно средств, чтобы откупиться от милиции», когда тебя начинают прессинговать. Пагубное пристрастие давно заслонило для него такие более мирские заботы, как тревогу о том, что происходит с его женой и маленькой дочкой. Раздумывая на задворках обшарпанного 46-го микрорайона Душанбе где взять денег на новую дозу, он может черпать утешение в том, что цена на героин продолжает падать.

Материал с сайта http://russian.eurasianet.org/node/59284




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



«Праздновать особо нечего»
Июль 4th, 2014

26 июня более 100 городов в 46 странах мира приняли участие в акции “Support. Don`tpunish” («Поддержка, а не наказание»). Акции прошли в Москве, Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Варшаве, Мехико, Катманду, Риме, Тбилиси, Брюсселе, Джакарте, Дакаре, Ханое и многих других городах.

Кайф от скорпиона: афганская нарковойна
Июнь 9th, 2012

Дэвид Макдоналд (David Macdonald) в своей вышедшей в 2007 году книге «Drugs in Afghanistan» (Наркотики в Афганистане) пишет о том, что там появляется все больше наркоманов. Он объясняет это тем, что нищее и измученное войнами население отчаянно пытается найти забвение от страданий.* Попытки Запада криминализовать наркотики бесполезны, потому что оказавшийся в беде человек всегда найдет средство для облегчения своих страданий.

По итогам 54-ой сессии Комиссии по наркотическим средствам
Апрель 8th, 2011

В ходе своей первой сессии Комиссии по наркотическим средствам (КНС) в качестве нового исполнительного директора Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) Юрий Федотов сообщил, что в период с 1998 г. по 2009 г. глобальное производство опиума возросло практически на 80% и что оборот международного рынка наркотиков составляет сейчас 320 триллионов долларов США в год.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.