Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Война ООН с наркотиками оказалась провалом. Не настало ли время применить другой подход?

Уилсон Пинеда из г. Доскебрадас, Колумбия, употребляет героин. Президент его страны поддерживает реформу в области наркотиков. Фотография: Фернандо Вергара/AP

Уилсон Пинеда из г. Доскебрадас, Колумбия, употребляет героин. Президент его страны поддерживает реформу в области наркотиков. Фотография: Фернандо Вергара/AP

Текст: 

Перевод: Дарья Могучева

2008-й год стал историческим. Банк Lehman Brothers рухнул, Радован Караджич был арестован, российские войска подошли к границе с Грузией, а Барак Обама побелил Джона МакКейна на президентских выборах.

Но 2008 год также был знаковым из-за событий, которые так и не произошли. Это был год, когда мир так и не устранил проблему запрещенных наркотиков. Такая донкихотская цель была поставлена десятилетием ранее на Специальной сессии Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций, когда под тщеславным лозунгом «Мы можем это сделать» данный наднациональный орган заверил, что к 2008 году настанет “мир без наркотиков”.

Сейчас, когда ООН готовится к проведению следующей Специальной сессии по наркотикам, которая состоится в этом месяце в Нью-Йорке, неудача ассамблеи 1998 года в осуществлении этой цели выражена в огромном количестве израсходованных денег, ресурсов, времени, а также человеческой крови, пролитой в погоне за очевидно невозможным результатом.

Как детально разъясняется в новой книге «Конец войны с наркотиками», которая представляет собой сборник эссе ведущих критиков законов в области наркополитики, преследование столь амбициозной цели стоило налогоплательщикам по всему миру 100 млрд долларов в год, что примерно соответствует сумме, которую тратят на помощь иностранным государствам.

Законы, сформулированные в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года, которая запрещает производство и продажу целого ряда таких веществ, оказались более всего выгодны криминальным структурам, которые получили контроль над глобальным рынком наркотиков с годовым оборотом более 320 млрд долларов.

Тем временем, миллионы людей понесли наказание за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, что привело к более  1,4 миллиону арестов в США только в 2014 году.  В таких странах, как Иран и Саудовская Аравия, значительно увеличилось количество казней за наркоторговлю.

Человеческие потери достигли кошмарных пропорций. В Мексике в день гибнет 30 человек в противостояниях между наркокартелями и правительственными войсками. И это – только очевидные смерти. В прошлом месяце комиссия, учрежденная медицинским журналом Lancet и Университетом Джонса Хопкинса, заявила, что законы о наркотиках не только не смогли остановить наркопотребление, но и подстрекали к насильственным преступлениям, а также способствовали распространению ВИЧ и гепатита C, так как принуждали людей к использованию небезопасных инъекций .

По любым критериям, Конвенция 1961 года стала фееричным провалом, приведшим к разрушительным последствиям для тех, кто попался в прицел войны с наркотиками — войны, которую, как говорят критики, создала сама ООН.

«Учитывая, что ООН была сформирована для поддержания безопасности, кажется еще более курьезным тот факт, что она ведет войну из своих же собственных офисов», – говорит Дэнни Кашлик из Transform, одной из организаций, выступающих за реформу наркополитики.

Даже Управление ООН по Наркотикам и Преступности (УПН ООН) признает свою неудачу. Анализ, подготовленный самим агентством, отмечает: «Глобальное усиление контроля над наркотиками привело к кардинальным непреднамеренным последствиям: криминальный черный рынок достиг ошеломляющих масштабов. Организованная преступность является угрозой для безопасности. Преступные организации обладают силами, достаточными для дестабилизации общества и правительства. Рынок незаконных наркотиков приносит прибыль, насчитывающую миллиарды долларов в год, часть из которой используется для подкупа представителей органов власти и отравления экономики».

Полиция изымает кокаин в аэропорту г. Лима в 2014 году. Фотография: Эрнесто Бенавидес/AFP/Getty Images

Полиция изымает кокаин в аэропорту г. Лима в 2014 году. Фотография: Эрнесто Бенавидес/AFP/Getty Images

Неудивительно,  что многие правительственные и общественные группы призывают к реформе наркополитики в надежде на то, что Специальная сессия ООН этого года не повторит ошибок прошлого.

В 2012 году Мексика, Колумбия и Гватемала призвали к переносу Специальной сессии на два года раньше — на 2016 год, ссылаясь на срочную и неотложную необходимость в реформе.  В интервью Observer в 2011 году Хуан Мануэль Сантос, президент Колумбии, призвал к тщательному пересмотру законов о наркотиках, подчеркивая абсурдность политики «одного закона для всех», т.к. страны стали применять односторонние реформы.  «Я спрашиваю себя, как объяснить, что марихуана легальна [для потребления в медицинских целях] в Калифорнии, а употребление кокаина наказывается в Айдахо? Это приводит к противоречиям”.

Но данные противоречия ощущаются не только странами, которых разрывает война с наркотиками. Многочисленные агентства ООН – особенно UNAIDS, UNWomen и УВКБ ООН (UNHCR), агентство по делам беженцев, — критиковали содействие политике прогибиционизма, что было ими озвучено через УНП ООН и Комиссю ООН по наркотическим веществам в Вене. Но надежда на то, что спецсессия в этом месяце приведет к существенным изменениям, очень слаба. Проект итогового документа, распространенный до сессии, даже начинается со слов, подтверждающих продолжение поддержки прогибиционизма со стороны ООН.

И это не смотря на призыв Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна всем странам-участникам «провести широкую и открытую дискуссию, которая рассматривает все варианты».

Но лишь немногие считают, что это произошло. «Предполагается, что процесс должен быть открытым и всеохватывающим, учитывающим все варианты», – говорит Энн Фордхэм из Международного консорциума наркополитики (IDPC). «Но мы считаем, что мнения гражданского общества были недостаточно отражены в рамках обсуждений».

Тем не менее, было бы неправильно считать, что предстоящая специальная сессия бесполезна. Скорее, она дает возможность сравнить, как много изменилось с прошлой сессии — если не внутри ООН, так за ее пределами. «Голоса за реформы становятся все сильнее», – сказала Фордхэм. «Разочарование постепенно нарастает. Как говорится, вы можете оставаться оторванными от реальности у себя в Вене или Нью-Йорке и продолжать притворяться, что мир вокруг вас не меняется, но это не так».

Дэниел Вульф, директор международной программы развития снижения вреда Фонда Открытого Общества, согласен с позицией Фордхэм. Согласно Вульфу, созданный ранее ООН консенсус больше не поддерживается. Слишком много стран понесли вред от войны с наркотиками, и теперь оспаривают традиционные взгляды.

«Поразительно, что смогли достичь латиноамериканские страны», – говорит Вульф. «Есть такое ощущение, что Вена стала чем-то вроде Парка Юрского Периода, где бегают динозавры наркоконтроля и диктуют условия для дискуссий, игнорируя голоса других стран и сообществ, которые пошли гораздо дальше них».

Действительно, в последнее десятилетие многие бывшие главы государств и именитые ученые связали свою деятельность с влиятельной Глобальной комиссией по наркополитике (GCDP) и выступили против поддержания статус-кво.

Однако, сейчас наиболее существененым является тот факт, что многие правительства, как крупные, так и небольшие, начинают соглашаться. Португалия декриминализовала все наркотики в 2001 году, в то время как Швейцария стала первой страной, в которой начали выдавать рецептурный героин; штаты США Вашингтон и Колорадо легализовали продажу марихуаны для рекреационных целей. В мае 2014 года Уругвай провел реформу, в результате которой эта страна первой в мире легализовала продажу марихуаны. Годом позже вновь избранный премьер-министр Канады Джастин Трюдо объявил, что хранение марихуаны для рекреационных целей будет легализовано.

В тот же год Верховный суд Мексики постановил, что национальные законы, запрещающие персональное производство, хранение и употребление марихуаны, нарушают права мексиканцев, подготовив таким образом почву для будущей декриминализации. Также был замечен стремительный рост количества инициатив по снижению вреда на субнациональном уровне. Комнаты безопасного употребления наркотиков и лаборатории тестирования наркотиков, позволяющие употребить или протестировать наркотики без страха судебного разбирательства, быстро распространились в Канаде, Испании, Германии, Нидерландах и Швейцарии.

Кажется, что даже США, один из самых свирепых защитников статус-кво, признают, что игра закончена. В 2014 году Билл Браунфилд, помощник госсекретаря Бюро по международным аспектам проблемы наркотиков и правоохранительной деятельности, в своей небольшой реплике во время дебатов по теме наркоконтроля, отметил: «Обстоятельства изменились с 1961 года. Мы должны быть достаточно гибкими, чтобы позволить включить эти изменения в нашу политику… чтобы быть терпимыми в отношении различных видов национальной наркополитики, чтобы принять тот факт, что одни страны будут иметь очень строгий подход к наркотикам, а другие их легализуют. Все эти страны должны работать вместе в международном сообществе.”

Маковое поле в штате Герреро, Мексика. Фотография: Педро Пардо/AFP/Getty Images

Маковое поле в штате Герреро, Мексика. Фотография: Педро Пардо/AFP/Getty Images

Дальнейшим подтверждением того, что США, возможно, постепенно изменят свою позицию, можно считать послание Барака Обамы к участникам конференции по наркозависимости, прошедшей на прошлой неделе в Атланте. «Слишком долгое время мы рассматривали наркозависимость сквозь линзу уголовного правосудия», – сказал президент США. «Самое важное, что нужно сделать — это остановить спрос. И единственный способ этого добиться состоит в том, чтобы обеспечить лечение — рассматривать наркозависимость, как проблему в сфере здравоохранения, а не как преступление «.

Такое признание было сделано с большим опозданием, считает профессор Мишель Казачкин, Специальный посланник ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии и член GCDP, один из первых врачей, который занимался лечением людей с ВИЧ/СПИДом в Европе.

Казачкин принимал участие в специальной сессии 1998 года и отмечает увеличение количества стран, которые обсуждают проблему наркотиков с тех пор. «Язык изменился», — сказал он. «Все большая важность теперь предается здоровью». Но только в некоторых странах. В других, особенно в России и некоторых восточноафриканских государствах, где употребление наркотиков подвержено решительному неприятию со стороны властей, увеличивается количество смертей, связанных с употреблением наркотиков, — в особенности из-за ВИЧ и гепатита С.

Временами Казачкин оптимистично считает, что призыв к реформам будет услышан. «Когда за окном голубое небо и сияет солнце, можно на самом деле думать, что мы стоим в начале процесса существенных перемен. Но когда идет дождь, думаешь — как же возможно, что при всех доказательствах провала существующей наркополитики и после признания, что мир без наркотиков — невозможный и ненужный миф, наш мир не движется вперед? Само понятие о мире без наркотиков совершенно бесполезно. Это приводит к прогибиционизму, прогибиционизм приводит к репрессиям, а репрессии приводят к нарушению прав человека и негативному влиянию на здоровье человека».

Некоторые латиноамериканские страны, разочаровавшись отсутствием прогресса после спецсессии этого месяца, могут решить выпустить свой собственный доклад о мнении меньшинства, идущий вразрез с прогибиционистскими аргументами, выдвигающимися ООН. Такой подход поможет определить повестку дня для встречи в 2019 году, на которой ООН должна будет разработать стратегию в области наркотиков на следующие 10 лет. К тому времени Канада и Калифорния легализуют рынок марихуаны, что, как говорят эксперты, будет насмешкой над политикой тотального запрета — но только до определенного момента.

«Поможет ли реформа в отношении марихуаны?» — спрашивает Касия Малиновска-Семпрух, директор глобальной программы наркополитики Фонда Открытого Общества. «Конечно, но если реформа остановится только на марихуане, самые бедные, уязвимые и наиболее маргинализованые слои населения будут страдать и дальше».

К 2019 году в ООН уже будет новый генеральный секретарь. «Тот факт, что нынешний генеральный секретарь родом из Азии, региона с самой жесткой наркополитикой, вероятно, не сработал в наших интересах», — заявила Малиновска-Семпрух. «Тому, кто следующим займет этот пост, придется разбирать это дело самым существенным образом».

Кардинальные перемены были бы возможны, если бы лидер какой-нибудь развитой страны решительно выступил против прогибиционизма, что дало бы толчок для реформы. Но это маловероятно. Даже самый откровенный и беззастенчивый из политиков, Дональд Трамп, который в 1990-е прочно поддерживал легализацию, сейчас, во время предвыборной гонки, изменил свою позицию.

Тем не менее, Вульф считает, что мир приближается к переломному моменту. «В некоторой степени самые перспективные реформы будут происходить за пределами Женевы или штаб-квартиры ООН. Они придут от сообществ, заявляющих, что мы не можем позволить себе ждать, пока изменятся бюрократические процессы и старое мышление. Изменение системы происходит, когда противоречий накапливается так много, что становится ясно — существующая система или образ мыслей больше не являются адекватным отражением реальности, и мы, возможно, приближаемся к такому моменту в области наркотиков.»

Малиновска-Семпрух приводит сравнение с кризисом в сфере СПИДа. «Были страшные времена, когда люди умирали, и не было лекарств. Через 10 лет мы перешли к ситуации, когда антиретровирусные препараты стали доступными. Это не произошло просто по щелчку переключателя. За этим стоял процесс выражения своего негодования и призыва к справедливости, который позволил сосредоточить внимание на разнице между тем, как относятся к жизни в глобальном севере и как к ней относятся в глобальном юге, и насколько ужасающи величины этого различия.  Вот что принудило людей принимать меры».

На специальной сессии этого года будет дано официальное обещание к 2019 году достигнуть общества, свободного от злоупотребления наркотиками, что является шагом вперед по сравнению с обещанием сделать мир свободным от наркотиков к 2008 году. Возможно, это семантическая уловка, но она говорит о многом, считает Малиновска-Земпрух. «Это небольшой сдвиг, но я считаю, что он существенный.»

Призыв к реформам.

Специальная сессия Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций (ССГА ООН) по наркотикам должна была проводиться в 2018 году – спустя два десятилетия после последней сессии. Но она была перенесена на более ранний срок после того, как в 2012 году Мексика, Колумбия и Гватемала призвали к срочной реформе глобальной наркополитики. Эти три страны ощутили на себе в непосредственной близости последствия войны с наркотиками и яростно призвали мир выйти за рамки политики тотального прогибиционизма.

Несмотря на призывы к реформе, ООН решительно поддерживала статус-кво, игнорируя резкие социальные, культурные и юридические сдвиги, произошедшие в мире с прошлой сессии, и тот факт, что была выявлена полная неудача прогибиционистской политики.

В своем обращении к специальной сессии Колумбия цитирует афоризм Альберта Эйнштейна, который определяет помешательство как “совершение одних и тех же действий снова и снова в ожидании другого результата”. Тем не менее, именно такой подход поддерживается Управлением ООН по Наркотикам и Преступности, а также Комиссией ООН по наркотическим средствам, которые непреклонны в своей защите существующей политики.

Сэр Ричард Брэнсон, член Глобальной комиссии по наркополитике, утверждает, что подлинная важность специальной сессии заключается в предоставлении странам и группам гражданского общества шанса быть услышанными. Это, в свою очередь, создаст импульс.

«Главное сейчас – понять долговременную траекторию. ССГА ООН — важный этап, но это не последняя возможность для изменений. В следующие годы мы увидим, как все больше стран начнет экспериментировать и вступать на новую для себя территорию.

«Сигналы и жесты также имеют большое значение, говоря об ССГА ООН. Некоторые правительства уже готовят мощные заявления. Таким образом, когда внимание всего мира на короткое мгновение обратится в Нью-Йорк, давайте сделаем из этой сессии площадку для мощного проявления своего политического инакомыслия. Возможно, это возымеет большую эффективность, чем сам итоговый документ».

Источник: www.theguardian.com




Category Categories: Наркополитика - настоящее | Tag Tags: , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Португалия: десять лет после декриминализации
Январь 17th, 2014

В этом видео наших венгерских друзей из HCLU рассказывается о португальской наркополитике через десять лет после декриминализации употребления наркотиков.

Голландская одиссея. Амстердам.
Февраль 8th, 2016

Игорь Кузьменко и Алексей Курманаевский, побывав в Голландии, сняли небольшой ролик на тему доступности наркотиков в этом городе - что миф, а что нет. Главным местным наркоэкспертом выступила наша Аня Саранг.

Кайф от скорпиона: афганская нарковойна
Июнь 9th, 2012

Дэвид Макдоналд (David Macdonald) в своей вышедшей в 2007 году книге «Drugs in Afghanistan» (Наркотики в Афганистане) пишет о том, что там появляется все больше наркоманов. Он объясняет это тем, что нищее и измученное войнами население отчаянно пытается найти забвение от страданий.* Попытки Запада криминализовать наркотики бесполезны, потому что оказавшийся в беде человек всегда найдет средство для облегчения своих страданий.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.