Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Роман с продолжением, или Like a Pablo Escobar.

tanushka-150x150Автор: Татьяна Кочеткова

20 ноября. Безмятежный вечер, утром мы выиграли областной суд у Прокуратуры Центрального района по истории, которая длилась с июля 2014 года. Я копила нежность для вечерних игр с ребенком. Но не пришлось — около восьми (!) вечера звонок:

— Здравствуйте! Пожарная инспекция. Хотим вот в офис к вам попасть. Проинспектировать на соответствие пожарным требованиям. Насколько людям у вас безопасно работать.

— Так ведь люди у нас на уличной работе по договору, в офисе никто не сидит, — ответила я.

— Давайте я приду, — возразил голос, – и мы все обговорим.

Я положила трубку и подумала, что вообще в странной последовательности все происходит. Я ожидала, что пожарников нашлют в первую очередь. А  их на сладкое приберегли.

Пришел рыжий мальчик в веснушках, который, как мне показалось, очень стеснялся, когда говорил о десятках тысячах штрафа за нарушения. Оказалось, что у нас шкафчик с брошюрами не там стоит и устарели датчики пожарной сигнализации. Попросив подготовить документы по офису, пожарный простился до скорой встречи. Начали готовить документы.

И тут — О Чудо!! Приходит повестка от участкового, на чьей территории находится наш офис — на нас поступила жалоба от некого гражданина М. Булгакова. Первый разговор с участковым был примерно таким: «Господа хорошие! На вас поступила жалоба от некоего бдительного гражданина Булгакова Максима, проживающего по адресу Южное Шоссе, 39 (нужно заметить, что эта улица расположена аж на другом конце города),- который пишет, что к вам ходят люди, похожие на наркоманов и (Внимание!) — у вас не соблюдаются нормы противопожарной безопасности». В заявлении М. Булгакова было еще что-то про огнетушитель, который, к слову сказать, у нас есть, как и соответствующие документы на него и его обслуживание.

Шик! Мне страстно захотелось познакомиться с Булгаковым Максимом. Нам для работы  в организацию просто необходимы такие неравнодушные люди! Таинственный Максим не поленился подать на нас заявления в прокуратуру, пожарную инспекцию, участковому и можно только догадываться куда еще. Но к сожалению,  этого человека найти мы так и не смогли. Ни в один из наших сервисов никогда человек по имени Булгаков Максим не обращался. В его заявлении мне особенно приглянулась фраза: «В организацию ходят люди, похожие на наркоманов». Да, действительно, что мы себе позволяем – в организацию, созданную для оказания помощи наркозависимым, мы приглашаем, кого бы вы думали? Ни за что не догадаетесь, – наркоманов!! Кстати, вот в наркологию тоже ходит преогромное число наркоманов, простор для фантазии широк, пиши – не хочу.  Но так или иначе, я думаю, что участковый был немного озадачен, когда я ответила ему, что к нам не только ходят наркоманы, но и работают у нас, чем организация гордится. Вот, например, мы  когда-то помогли Ване А. в решении вопросов, связанных с  зависимостью. Сейчас Иван — ведущий социальный работник проекта помощи наркозависимым.

Мы договорились с участковым о личной встрече. К визиту участкового мне тоже надо было подготовить некоторые документы и показать ему офис с теми самыми нарушениями, хотя я уже страстно мечтала уйти на новогодние каникулы, чтобы немного отдохнуть от происходящего.

Не успел участковый отработать информацию, как в дело вступила…догадайтесь кто?…правильно, прокуратура. На сей раз Комсомольского района. Товарищ Булгаков материализовался в нескольких местах одновременно. Версия для прокуратуры разнообразием не блистала – наркоманы и огнетушитель.

Гости, в составе представителя прокуратуры и пожарной инспекции, пришли утром 26 декабря 2014 г. Слушали меня с интересом (я рассказывала о нашей работе по профилактике ВИЧ), знакомились с брошюрами, фотографировали огнетушитель. Я попросила о возможности взглянуть на заявление. Ребята развели руками, говоря о том, что у них его нет. Мдя! Целая делегация – и ни одной бумажки. И только дух Булгакова витал над офисом, защищая город от единственной в округе СПИД-сервисной организации, которая работает с уязвимыми социальными группами населения. Город, где инфицирован каждый восьмой мужчина в возрасте 30 лет! А то еще, не дай Бог, улучшат чего-нибудь в городе! А город  должен спасть спокойно, погружаясь в эпидемию ВИЧ. И уж конечно, в этих условиях нельзя и мечтать помочь городу в борьбе со СПИДом без новых датчиков пожарной сигнализации в офисе, в котором никто не сидит.

Стоит сказать, что проверяющие были люди приятные, разделяли обеспокоенность по поводу ситуации с эпидемией в городе, но как говорится: «Мы вас все равно, конечно, застрелим. Но вы не переживайте, ничего личного. Это просто работа». На том и разошлись до поры до времени.

16 января 2015 года. Новогодние праздники прошли под знаменем нервной икоты – надо было не перепутать, кому какие документы надо готовить и когда, и куда, и кому их нести. Визит в прокуратуру был лаконичен. Я – документы. Мне – документы: два постановления об инициации наказаний. В одном указано, что мы – ни больше, ни меньше – нарушили антитеррористическую защищенность. Я, уже на подходах к истерике, вопрошаю: «За что с нами так? Можно подумать, мы Пабло Эскобар!» «Ну практически так», — лукаво улыбнулась помпрокурора. Согласно бумагам,  мне снова предстояло саму себя наказать и представить доказательства этого в службу в течение месяца. А также оплатить штраф, размер которого мне назначит пожарная инспекция.

В один из следующих дней прямо с утра меня начало рвать. «Эскобар, будь мужчиной», — говорила я отражению в унитазе! Нервная система вибрировала в такт спазмам…

На 11 февраля  2015 года было назначено рассмотрение дела в Пожарной службе. В итоге меня оштрафовали на 21 000 рублей!!!

В прошлом году организация привлекла для города 1,5 миллиона рублей на профилактику ВИЧ. И город вроде говорит нам, типа, спасибо за все. Но жалоба в ЕСПЧ одного из наших сотрудников на отсутствие в России доступа к заместительной терапии, видимо, по мнению чиновниов, несет в себе такую страшную угрозу государству, что она затмевает все, включая разум.

Погоня может стать опасной вещью, в пылу которой забываются цели и средства.

Иногда мне снятся Паблы. И в руках у них большие баблы… Как им там живется?…

Читайте также: Как отсутствие у НКО пожарной сигнализации стало нарушением антитеррористической деятельности




Category Categories: Наркополитика - Россия, Татьяна Кочеткова | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Венера
Январь 10th, 2017

Татьяна Кочеткова о важности работы уличных юристов и общетсвенных защитников в суде на примере дела Венеры

Завещание
Апрель 29th, 2016

Это интервью друга. Интервью на излете. Когда все равно. Руслан социальный работник. Наркоман… сейчас Руслан на больничной койке. Он не может ходить, и видимо уже не сможет. От последствий употребления дезоморфина. И по его словам, наверное это последняя весна в его жизни.

Кожемяко, или мой друг Кеша
Август 25th, 2012

В 2010 году Фонд им. Андрея Рылькова, помогал информационными материалами по ВИЧ и наркотикам, а также витаминами, в посылках, моему другу, Андрею Кожемяко. Который распространял их в качестве волонтера, в колонии Свердловской области. (г. Ивдель). Где тогда отбывал заключение.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.