Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Наркоманов решили лечить принудительно, но не придумали как

comp treatАвтор: Даниил Коломийчук

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила внесенный Госнаркоконтролем законопроект о принудительном лечении наркозависимых. Согласно документу, суды смогут обязать их пройти курс лечения от наркомании и медико-социальную реабилитацию либо курс профилактических процедур без назначения врача. Соответствующие изменения предлагается внести в КоАП и УК.

Кто, где и как будет лечить наркозависимых — пока не очень понятно. За разъяснениями PublicPost обратился к экспертам. По мнению борца с наркоторговлей Евгения Ройзмана, законопроект пока — скорее декларация о намерениях, нежели реальный шаг. Общественники из организации «Матери против наркотиков» считают его малоэффективным, а адепт «гуманной наркополитики» Александр Дельфинов — вредным и контрпродуктивным. Комментарий разработчиков законопроекта нам получить пока не удалось.

Евгений Ройзман, руководитель фонда «Город без наркотиков»:

«Вопрос о принудительном лечении не стоит: законопроект этот очень обтекаемый и половинчатый. Вчитайтесь в формулировку: «предусматривается наделение суда полномочиями по возложению на лиц, больных наркоманией, обязанности пройти курс лечения». Из этого пока не следует ничего, потому что следующей фразы никто не сказал. Где пройти курс лечения, кто за это будет платить? Ведь если мы признаем наркоманию болезнью, то тогда это проблема медицинская. Но наркомания в страховые случаи не входит. Кто будет платить? Наркозависимый вполне может сказать: «У меня нет денег на лечение». А возлагать оплату на нас, налогоплательщиков, с чего бы это вдруг? Это первый вопрос.

Второе: а как суд будет обязывать (наркоманов проходить лечение — прим. ред.)? Тут же не сказано, что в случае неисполнения решения суда наркозависимый будет подвергнут тюремному заключению на такой-то срок? Не сказано.

Следующий момент: все профессионалы знают, что избавление от наркомании возможно только в закрытом помещении и на территории, свободной от наркотиков. А закрытое помещение — это удержание и есть. Частникам вопрос удержания не отдадут, им же не отдают психиатрию — смирительную рубашку надеть, наручниками приковать… Следовательно, это должны быть государственные центры. Пока их просто физически нет.

Далее: пока нет закона о принудительном лечении, ни один главврач, ни один завотделением не заставит своих сотрудников кого-то принудительно удерживать. Наркомана отправят лечиться, а он скажет: «Я уже вылечился». Пойди его удержи — он тут же заявление напишет. Главврач же своих сотрудников подставлять не будет? В частных клиниках — тем более, там просто всех посадят. Куча вопросов остается!

Так что это не принудительное лечение. А принудительное лечение — это очень жестко. В цивилизованных странах его нет, в законодательствах сказано: никто не имеет права лечить наркомана насильно. Но если наркоман попадается на преступлении, то его никто спрашивать не будет — будут лечить насильно. Или американская практика: попался на преступлении, связанном с наркотиками, и у тебя появляется замечательный выбор — или ты идешь в тюрьму, или ты идешь лечиться. При этом все добровольно. Наркоман добровольно идет лечиться. Сначала амбулаторно. Если не выдерживает амбулаторно, то есть жесточайшие стационары — лежи там, пока не вылечишься.

Так что, пока ничего не расшифровано, пока это все — декларация о намерениях. Единственный плюс, который я пока вижу, — что об этом вообще заговорили. Плюс и в том, что наконец-то (власти — прим. ред.) попытаются сформулировать понятия лечения больных наркоманией, медико-социальной реабилитации и так далее».

Александр Дельфинов, поэт, участник Фонда им. Андрея Рылькова (занимается «гуманной наркополитикой»):

«Идеи ввести принудительное лечение наркозависимых, уголовное наказание за наркопотребление и прочие репрессивные инициативы от ФСКН будут контрпродуктивны с точки зрения реального решения проблемы злоупотребления психоактивными веществами как легальными, так и нелегальными в нашей стране.

На чем основывается этот законопроект? На том, что наркоман — это такой злостный персонаж, которого надо как-то принудить стать здоровым. Подобные вещи практиковались когда-то по отношению к венерическим больным или туберкулезникам. Так что мысль понятна: мы заставим тебя лечиться и ты выздоровеешь. О’кей, прекрасная идея! Частично она копирует американскую практику: там какая-нибудь звезда шоу-бизнеса врежется пьяная в столб, а ее потом заставляют ходить на различные курсы, к психологам, чтобы она излечилась от алкоголизма. Так что мы в очередной раз, несмотря на американскую риторику, копируем американские репрессивные схемы.

Стоит еще сказать, что как такового лечения у нас нет. Понятие принудительного лечения будет означать то, что людей, скорее всего, будут просто изолировать, куда-то сажать. У нас же звучат голоса, что надо вернуть ЛТП (Лечебно-трудовые профилактории для алкоголиков — прим. ред.)? Вот к этому все и сведется — людей будут наказывать. Никто не должен быть введен в заблуждение: принудительное лечение — это эвфемизм. На деле это означает, что человека по суду будут наказывать за его зависимость. По какой причине она возникла, этого никто выяснять не будет. Есть зависимость — заточат в клинику и будут там колоть нейролептики первого поколения, разработанные еще в 60-х годах, вот и все.

— Законопроект предусматривает, что суд может принять решение об обязательном лечении зависимого без назначения врача.

Это только подтверждает мои слова: нет никакого лечения, это все обман. Есть разные люди, которые предлагают разные модели решения проблемы, но единого какого-то волшебного метода лечения нет. В нашем же случае это будет просто наказание за болезнь. Как воспользуются наркологи этой возможностью, большой вопрос — будут они колоть нейролептики или закапывать в землю — никто не знает. У нас вот есть патент на лечение наркозависимости путем закапывания в землю? Есть. Так и будут где-нибудь в глубинке закапывать в землю, розгами пороть… Проблему это не решит, а только повысит в обществе количество «как бы заключенных», людей, находящихся в серой зоне — не заключенных, а принудительно излечиваемых. Прав у них будет еще меньше, чем у заключенных: «У вас, у психов, прав нет».

Любовь Спижарская, член координационного совета общественной организации «Матери против наркотиков»:

«Сейчас активно обсуждается программа реабилитации и ресоциализации наркозависимых, но такого рода помощь у нас совершенно не развита. Наша организация существует уже 20 лет, и все 20 лет мы об этом говорим: идти лечиться некуда. Куда они будут принудительно отправлять больных лечиться, я не представляю.

В европейских странах, например, Швеции, тоже есть принудительное лечение, но устроено оно там совершенно иначе, по-человечески: к наркозависимому приставляется психолог-мотиватор, который с ним работает до тех пор, пока больной не скажет: да, я готов лечиться. Только после этого он идет в реабилитационный центр. Такая помощь продуктивна, в нашем же случае излечившихся будут единицы».

Материал с сайта: publicpost.ru




Category Categories: Наркополитика - Россия, Новости, Пресса о нас | Tag Tags: , , , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Пятый иноагент
Октябрь 4th, 2016

5 СПИД-сервисных организаций в России стали "иностранными агентами" только за один 2016 год. Это несмотря на то, что по закону к политической деятельности не относится работа в области здравоохранения. Среди "агентов" - Фонд имени Андрея Рылькова, и эта статья - о нашей деятельности.

ФСКН дана возможность реабилитировать
Август 6th, 2014

Владимир Путин подписал указ, который существенно расширяет функции Федеральной службы по борьбе за оборотом наркотиков (ФСКН): ведомство займется контролем и координацией всей сферы реабилитации и ресоциализации наркозависимых.

С иглы: журналист, врач и соцработник о том, на что похожа реальная наркомания
Март 17th, 2017

«Афиша Daily» видимо впечатлилась просмотром второй части «Трейнспоттинга» Дэнни Бойла и решила подсобрать местных наркоманских историй. В главных ролях наши Саша Дельфинов, Макс Малышев и некий врач Евгений.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.