Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Афганский след в деле Чарыковой

427335_503217333026402_487703815_nАвтор: Александр Дельфинов

11 марта российская Федеральная служба по контролю за наркотиками отпраздновала свое десятилетие — и в тот же день в Вене стартовала 56-я сессия Комиссии ООН по наркотическим средствам. Это главный орган регулирования международной наркополитики, и удивительно, что у нас о нем мало знают. Но, возможно, это как раз отражает реальное положение дел: ооновская бюрократия успешно тормозит любую инициативу, а Россия, США и Китай единодушно блокируют любые попытки продолжить дискуссии по реформе репрессивной наркополитики. Вот почему результатом работы КНС становятся лишь бесконечные резолюции с громогласной антинаркотической риторикой, мало связанные с проблемами людей, живущих вдали от экстерриториальных ооновских городков.

Нашу делегацию в Австрии формально возглавляет директор ФСКН Виктор Иванов. По традиции его выступления в Вене — это своеобразная дань памяти Бастера Китона, великого комика с серьезным лицом. В 2011 году Иванов изумил венскую публику, сообщив, что программы заместительной терапии сворачиваются даже в США и Швейцарии, где они были начаты. Тогда я лично опросил бывших на сессии американцев и швейцарцев, заверивших меня, что информация Иванова не соответствует действительности. Генерал попался соврамши. Ну и что? Кого это в России взволновало? В марте 2012 года он, отвечая на вопрос Петера Сароши из Венгерской лиги гражданских свобод, почему по требованию ФСКН был закрыт сайт Фонда имени Андрея Рылькова, сообщил, что с сайта якобы торговали метадоном. Впоследствии в Москве во время судебного заседания, на котором представители Фонда Рылькова оспаривали закрытие веб-ресурса, юристы ФСКН не смогли предоставить ни одного документа, хоть как-то мотивирующего требования к провайдерам о блокировании домена. На самом деле сайт тормознули просто по телефонному звонку, а причиной было размещение в Сети переведенных на русский язык научных материалов, обосновывающих методику заместительной терапии метадоном и бупренорфином, рекомендованную ВОЗ и нелегальную в России.

В результате действий ФСКН наша страна в сфере наркополитики идеологически отброшена в 1970-е годы, когда Ричард Никсон в США объявлял о начале войны с наркотиками (а впоследствии, уже в 1980-е, Буш-старший, будучи вице-президентом, под теми же лозунгами тайно использовал мексиканские наркокартели для борьбы с левыми политиками в Латинской Америке). У нас сегодня есть собственная Мексика — это Афганистан, в котором, как принято говорить, производится 90% мирового героина. И вот в 2013 году генерал Иванов в Вене выступает с дежурно-искрометным докладом о положении дел в Афганистане. Россия ведет отчаянную борьбу с наркоагрессией. Наши специалисты сотрудничают с американцами в постоянном поиске адских нарколабораторий. Враг не пройдет, хотя героин тоннами провозится на территорию России и куда-то девается потом. Некоторые в последнее время говорят о какой-то легализации, отметил генерал. Так вот, легализация — это ерунда, от нее китайцы чуть не вымерли в XIX веке! По поводу Китая — это отдельная тема, хотя легализация тут вовсе ни при чем. Важно другое: в своей венской речи блистательный генерал и словом не упомянул о реальном положении дел в России и о нашей бесчеловечной наркополитике.

“Сегодня за наркопреступления сидит 147 тысяч человек, — сообщил генерал Иванов в интервью “Российской газете”, приуроченному к 10-летнему юбилею ФСКН. — А что касается наркоманов, то в течение года удается выявить около миллиона потребителей зелья, из них 200 тысяч — в ночных клубах и на дискотеках”. И добавляет: «90 процентов всей уличной преступности совершается наркопотребителями». Так незаметно для наивного читателя производится важная подмена понятий: наркоман, то есть человек с диагнозом «наркозависимость», приравнивается к наркопотребителю. А уж затем этот наркопотребитель приравнивается к «уличному преступнику». Это выглядит и вправду страшно: 200 тысяч преступников пляшут на дискотеках! Между тем ни российская судебная статистика, ни статистика МВД, включающие данные по количеству преступлений и правонарушений, совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, понятием «уличная преступность» вообще не оперируют.

Итак, генерал пугает нас взятыми с потолка «90 процентами всей уличной преступности», и обыватель в ужасе оглядывается по сторонам в поисках агрессивных наркоманов, готовых наброситься на него на улицах российских городов. Между тем это очередной миф, порожденный банальной наркофобией.

А если бы венские коллеги генерала Иванова знали, чем занимается подотчетное ему ведомство, боюсь, даже у представителей США, где каждый год в заключение отправляется около миллиона наркопреступников, волосы бы встали дыбом. Самое известное дело ФСКН — преследование Маргариты Чарыковой, инвалида с тяжелым и редким заболеванием, обвиняемой в хранении 20,47 гр кустарного амфетамина (ст. 228.1 ч. 3 п. «г») и подготовке к торговле (ст. 30 ч. 1). Сейчас 24-летняя Чарыкова содержится в больничной камере СИЗО «Матросская Тишина», где из-за отсутствия должного медицинского ухода фактически гниет заживо. На днях было объявлено, что дело Чарыковой будет по ускоренной процедуре рассматриваться Европейским судом по правам человека. Однако представители московского управления ФСИН опровергают претензии правозащитников и матери обвиняемой, утверждая, что девушка почти здорова. Следователь ФСКН полковник Вячеслав Сагитов, ведущий дело Чарыковой, видимо, считает, что имеет дело с опасной наркоторговкой, чье место за решеткой, а ее мнимые мучения — просто уловка, чтобы сбежать от суда, и потому отказывает в проведении экспертизы медицинского освидетельствования. Вот такое амфетаминовое дело, вслед за делом ветеринаров, кактусоводов и прочими фантастическими примерами Великой Антинаркотической Борьбы.

Но увы! Согласно цитировавшемуся выше интервью генерала, в этой борьбе покамест побеждают наркотики. Все новые виды зелья выбрасывают на рынок подлые барыги, причем — вот хитрецы! — делают это ровно за месяц до того, как ФСКН запретит очередную курительную смесь или кодеиносодержащие препараты. Главный наркоборец ничтоже сумняшеся утверждает: “Кодеин — это тот же героин, только более агрессивный”. Понятное дело, что с такими утверждениями и с такими примерами, как дело наркопреступницы Чарыковой, в Вене лучше не выступать. Там лучше рассказывать про планетарные центры наркоторговли в Афганистане — он далеко, попасть туда нелегко, авось поверят и не проверят. А в Россию все равно никто не сунется. Она вообще на другой планете.

Материал с сайта: http://grani.ru/blogs/free/entries/212766.html




Category Categories: Александр Дельфинов, Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



В России ужесточат меры наказания за нарушения, связанные с наркотиками
Декабрь 13th, 2010

Новый законопроект позволяет высылать из России иностранцев, совершивших не только преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, но и административные правонарушения в этой сфере.

Медведев решил лично заняться лечением наркоманов
Май 3rd, 2011

Возможно в России появится первое заболевание, за которое будут наказывать: Президент дал указание к 25 июня проработать вопрос о введении ответственности за систематическое употребление наркотиков. То есть заболевание “наркомания” может стать подсудным. А вдогон пошло поручение подумать о возможности применять к задержанным наказание в виде принудительного лечения.

Зачем наркополиция запрещает книги
Май 4th, 2012

Издательства боятся издавать, а магазины — продавать книги, в которых речь идет о наркотиках. Александр Дельфинов исследовал причины страхов перед "пропагандой наркотиков".







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.